Форум » Читальный зал » Кузнецов А. "Потери подводных флотов противников СССР в ВОВ" » Ответить

Кузнецов А. "Потери подводных флотов противников СССР в ВОВ"

поручик Бруммель: Андрей Кузнецов Потери подводных флотов противников СССР в ВОВ Новые данные Вопрос о том, какие потери удалось нанести подводным силам противника во время Великой Отечественной войны, остается предметом споров многие десятилетия. В последние годы появился ряд статей с “полными и окончательными” списками подводных лодок, уничтоженных Советскими Вооруженными силами. Один из основных недостатков этих произведений в том, что в них отсутствуют даже попытки анализа обстоятельств гибели подлодок. Обычно в категорической форме дается лишь итог неведомого читателю хода мыслей того или иного автора. Невозможно понять, почему, например, в одном списке присутствует U 387, но отсутствует U 286, а в другом – наоборот. Создается впечатление, что при подготовке этих работ их создатели оперируют одним и тем же набором версий, разработка которых завершилась лет тридцать назад. Одни авторы в рамках “нового мышления” охотно и безоговорочно отдают все спорные случаи побед западным союзникам. Другие стоят на смерть и продолжают держаться даже за самые вопиющие “приписки” к перечню побед нашего флота. Самые “продвинутые” выбирают версии все из того же списка, руководствуясь своими представлениями о том, какой источник объективнее и чья версия выглядит правдоподобнее. Между тем в последние годы появилась возможность использовать множество данных, не доступных ранее для большинства исследователей. Это и закрытые ранее фундаментальные отечественные исследования, и работы зарубежных авторов, и многое другое. Вместо того чтобы тасовать как карты чужие версии, появилась возможность сверить их с имеющимися данными, подтвердить, опровергнуть, изменить или создать новые. В данной статье предпринята попытка изложить и проанализировать все известные обстоятельства гибели подводных лодок противника, которые: а) были уничтожены (достоверно или предположительно) Советскими Вооруженными силами; б) погибли по другим причинам, но их уничтожение иногда приписывается советскому оружию. * * * Причины потерь подводных лодок, в отличие от других кораблей, с трудом поддаются анализу. Не возникает проблем с субмаринами, с которых спасся кто-то из членов экипажа, в большинстве случаев можно определить причину гибели лодок, корпуса которых впоследствии были найдены на дне морском. Значительная же часть субмарин в ходе обеих мировых войн исчезла бесследно. Время, место и причины их гибели можно лишь предполагать с большей или меньшей степенью вероятности. Приводимые ниже выводы в ряде случаев не могут считаться окончательными. До “полного и окончательного” списка еще очень далеко. Арктика В годы войны в зоне ответственности Северного флота (восточнее 20° в.д.) погибли 14 подводных лодок (U 286, U 288, U 307, U 314, U 354, U 362, U 387, U 425, U 457, U 472, U 585, U 589, U 639, U 655) В данном случае нас также интересует U 344. Хотя она и погибла, скорее всего, к западу от 20-го градуса, на ее уничтожение претендуют наши эсминцы. Итого 15 подлодок. Две из них, несомненно, потоплены кораблями СФ (U 362 и U 639), три достоверно потопили англичане (U 307, U 425, U 472 – с этих лодок английские корабли спасли часть экипажа). Остальные десять бесследно исчезли. Шесть из пропавших у-ботов точно потоплены не нами, и Советский флот никогда не претендовал на их уничтожение. Кстати, из этого не обязательно следует, что их потопили наши союзники. Чем подробнее изучают современные историки эту проблему, тем большее число подводных лодок попадает в категорию погибших по неизвестной причине. Объясняется этот кажущийся парадокс следующим образом. Сразу после разгрома Германии потребовался анализ войны на море, в том числе и причин потерь. Английское Адмиралтейство затребовало и уже в июне 1945 (!) получило от бывшего командования подводными силами Германии (BdU) список потерь по немецким данным. Кроме того, в руки англичан еще в апреле 1945 попал журнал боевых действий BdU. Затем англичане и американцы поставили в соответствие исчезновение каждой подводной лодки и более-менее подходящую по месту и времени противолодочную атаку, после чего уже в 1946 составили совместный официальный список потерь. Не имея советских данных, по восточноевропейским водам составители в большинстве случаев просто оставили немецкие версии событий. Этим списком пользовались в своих широко известных работах официальные историки Моррисон (США) и Роскилл (Великобритания). Из их трудов сведения о причинах потерь перекочевали во множество других книг, в том числе и советских. Когда же историки уже без спешки стали анализировать документы, начали выясняться различные несоответствия. Например, считается, что эсминец X потопил подводную лодку Y, а оказывается, что эта лодка выходила на связь через сутки после своей “гибели”. Затем выясняется, что в этом случае ее вообще никто не топил – нет подходящих случаю противолодочных атак. Остается предполагать гибель на мине, а в особо тяжелых случаях, когда и мин поблизости быть не могло – аварию или ошибку личного состава. И чем глубже изучаются факты, тем больше появляется загадок. В обратном направлении процесс идет обычно лишь тогда, когда корпус исчезнувшей лодки находят на дне морском. Возвращаясь к противолодочным успехам Северного флота: остаются четыре лодки, о судьбе которых десятилетиями велись ожесточенные споры между нашими и западными историками. U 585 (тип VII C) Это первая подводная лодка на Севере, на уничтожение которой претендует Советский ВМФ(см.ссылку №1) . 24 марта 1942 года U 585 (капитан-лейтенант Эрнст-Бернвард Лозе) была атакована тремя кораблями на подходах к Кольскому заливу и на следующий день зашла в Киркенес для срочного ремонта(см.ссылку №2) . В 22:00 28 марта она вновь вышла в море для участия в операции против конвоя PQ-13. Дальнейший ход событий хорошо виден на прилагаемой схеме №1. Сразу после войны считалось, что U 585 потопил английский эсминец “Фьюри”, сбросивший 3 глубинных бомбы 29 марта в 14:15 (по среднеевропейскому времени). В 1977 году Клод Юан обнаружил, что лодка выходила на связь после этой атаки (в 14:32) из точки, находящейся значительно южнее. Атаке “Фьюри” подверглась U 378, не получившая при этом повреждений. На U 585 в 22:08 29 марта был передан приказ занять крайнюю южную позицию на линии AC8535-8335, а в 03:00 30 марта – действовать между меридианами 34° и 35°20’. В это время к Кольскому заливу приближался конвой PQ-13. В 19:15 (18:15 по среднеевропейскому времени) сопровождавший конвой эсминец “Гремящий” в точке 69°36’ с.ш. 34°03’ в.д. обнаружил, несмотря на плохую видимость, рубку подводной лодки и сбросил на нее 8 больших и 4 малые глубинные бомбы. После бомбометания в месте погружения подлодки наблюдалась плавающая пробка, куски дерева и бумага. Возможные пути движения U 585 (схема №1) К сожалению, двенадцати глубинных бомб для уничтожения или хотя бы повреждения “фашиста” оказалось мало. Можно с большой долей уверенности сказать, что атаке подверглась U 435, практически при этом не пострадавшая. Согласно ЖБД этой подводной лодки, 30 марта в 18:16, выйдя из очередного снежного заряда, U 435 внезапно обнаружила на дистанции 1000 м два парохода (8 – 10 тыс. брт) в охранении двух эсминцев. Эсминцы немедленно повернули в сторону подлодки. Времени на торпедную атаку не было совершенно, в 18:17 U 435 произвела срочное погружение. Взрывы первых четырех глубинных бомб были зафиксированы в 18:19, следующие две бомбы в 18:22 легли близко, еще две в 18:23 – “очень близко”, в 18:24 зафиксированы еще 4 взрыва и в 18:27 – один. Затем с 18:55 подводники слышали ряд взрывов в отдалении, в 19:16 зафиксировали еще один взрыв и в 19:33 – два. В 20:00 лодка находилась в квадрате AB 8866, в 20:42 всплыла. Расстояние между этим квадратом и местом атаки “Гремящего” составляет около 15 миль. Однако других атак в это время наши корабли не проводили, и нет сомнений, что была атакована именно U 435. Остается предположить, что немецкая субмарина накопила за время похода заметную ошибку в счислении. Вернемся к U 585. По версии Клода Юана, наиболее вероятная причина ее гибели – мина немецкого заграждения “Бантос A”, сорванная с якоря и снесенная юго-западным ветром на северо-восток, на линию предполагаемого маршрута U 585. Якобы немцами в этом районе были отмечены многочисленные дрейфующие мины. В реальности, лишь U 209 встретила ОДНУ мину в 12:00 30 марта в квадрате AC 8566. Действительно, в момент постановки заграждения 20 марта 1942 года был сильный ветер с WSW. Однако до 30 марта он неоднократно менялся и, например, 27 марта дул с норд-оста с силой 7 баллов, то есть гнал сорванные мины обратно в район заграждения. 30 марта ветер был северный 9 баллов, порывами до 11 баллов, что единодушно отмечается и советскими, и немецкими источниками. Таким образом, направление ветра никоим образом не может считаться аргументом в данном случае. Вероятность встречи U 585 с дрейфующей немецкой миной 30.03.42 была очень мала. Несколько большие основания имеет предположение, что U 585 попала прямо на ломаную линию заграждения “Бантос A”. Судя по данным за 28 – 30 марта, немецкие лодки в данном районе и в данное время постоянно считали себя находящимися восточнее своего истинного места. В этом случае Лозе вполне мог завести лодку на свои мины, считая, что он обходит их с востока. Можно предположить еще одну возможную причину гибели U 585. 4 апреля на U 585 был передан приказ прибыть в Киркенес к 07:00 следующего дня. Между тем подходы к этому порту минировались Северным флотом (схема №2). Ниже перечислены заграждения, выставленные к 5.4.1942. Последний поход U 585 (схема №2) Подводная лодка “К-23” выставила 29.10.41 20 мин “ЭП”: 10 мин поперек входа в Бёк-фьорд восточнее острова Кьельмё, 3 мины поперек входа в Кьельмёсунд, затем 4 и 3 мины перед обеими входами в Кьё-фьорд. Таким образом, были перекрыты все входы в Киркенес, а за одно и в Нейден-фьорд, в котором была организована якорная стоянка с плавбазой “Зюдмеер”. Вместо Киркенеса подводные лодки иногда заходили в этот фьорд (не менее 8 раз с сентября 1941 по сентябрь 1942 года). 5 ноября на линии из 10 мин подорвался и получил тяжелые повреждения тральщик M 22, в течение последующих 6 дней были вытралены 8 мин, таким образом, одна мина осталась не вытраленной. Все три мины в Кьельмёсунде немцы вытралили 6 ноября. Остальные две части заграждения, кажется, не были обнаружены. Возможно, это связано с достаточно большим минным интервалом (183 метра). Все мины были выставлены с углублением 4,3 метра (осадка подлодки типа VII C – 4,74 м). Самолеты ДБ-3ф до указанной даты выставили на входе в Бёк-фьорд 3 якорных мины АМГ-1 (углубление 1,8 м): две 27 февраля и одну 4 апреля, за сутки до предполагаемого возвращения U 585. Точные координаты постановки первых двух мин неизвестны, а третья по данным экипажа была поставлена в точке 69°52’5 с.ш., 30°00’ в.д., судя по карте, вплотную к западному берегу Кьельмёсунда, а не в Бёк-фьорде. Возможно в штабе ВВС СФ Кьельмёсунд считали просто ответвлением Бёк-фьорда. Точность постановки, выполнявшейся в темное время суток по зрительной ориентировке, вряд ли была велика, поэтому необходимо учитывать возможные значительные отклонения реального местоположения мин от приводимых координат. Других советских мин к этому времени в районе Киркенеса не было. Немцы 11 февраля заградили вход в Бёк-фьорд четырьмя линиями мин EMC (всего 70 мин), оставив проход шириной 300 метров вдоль западного берега фьорда. Таким образом, U 585, если она действительно шла в Киркенес и должна была войти через Бёк-фьорд, вряд ли подорвалась на единственной оставшейся из 10 мин, выставленных “К-23”. Ведь эта линия перекрывала восточную часть входа, загражденную теперь немцами. Необходимо отметить, что у-боты часто выходили из Киркенеса и возвращались обратно самостоятельно рекомендованными курсами. Сопровождение их тральщиками и эскортными кораблями проводилось не всегда, видимо немцы считали достаточным систематическое траление в районе базы. Что касается недолгого периода базирования U 585 на Севере, она в январе 1942 года заходила в Нейден-фьорд. В Киркенес лодка проходила в январе через Бёк-фьорд, а в феврале и марте Лозе пользовался уже Кьельмёсундом, возможно из опасения, что при проходе узким фарватером, оставленным в Бёк-фьорде, лодка случайно может попасть на свои мины(см.ссылку №3) . Возможны следующие варианты гибели U 585 на минах в районе Киркенеса: 1. Подрыв на одной из мин АМГ-1, выставленных самолетами ВВС СФ. 2. Подрыв на одной из двух минных банок, выставленных “К-23” и не обнаруженных немцами, если U 585 направлялась не непосредственно в Киркенес, а в Нейден-фьорд через Кьё-фьорд. К сожалению, на момент окончания данной статьи автору еще не удалось получить данные докладов немецких наблюдательных постов в районе Киркенеса в начале апреля 1942 года (взрывы неизвестного происхождения и тому подобное). Скорее всего, если бы посты слышали взрыв мины, подрыв у Киркенеса был бы принят немцами в качестве основной версии гибели U 585. Впрочем, существует некоторая вероятность, что посты по каким-то причинам не зафиксировали взрыв. Другая возможность – взрыв зафиксировали, но по какой-то причине не связали с фактом исчезновения подлодки. Поэтому возможность подрыва U 585 на советских минах полностью исключить нельзя. Резюме: U 585 не была потоплена советским эсминцем “Гремящий” или английским “Фьюри”. Возможные варианты: 1. Попадание на немецкое заграждение “Бантос-А” в результате навигационной ошибки. 2. Катастрофа из-за некачественно проведенного 25 – 28 марта аварийного ремонта в Киркенесе. 3. Встреча с дрейфующей миной. 4. Ошибка личного состава. 5. Подрыв на советских минах при возвращении в Киркенес 5 апреля. Справка о командире ПЛ: капитан-лейтенант Эрнст-Бернвард Лозе (Ernst-Bernward Lohse), 29 лет (см.ссылку №4).На флоте с 1932, служил на карманном линкоре “Дойчланд” (“Лютцов”), в 1940 перешел в подводники, после прохождения начального курса сразу стал командиром U 21 (декабрь 1940 – май 1941). Затем был направлен на курсы командиров ПЛ, с июня по июль 1941 находился на борту U 96 в качестве так называемого “ученика командира”, участвовал в одном походе в Атлантику. Командир U 585 с 28.08.41. Совершил 4 боевых похода, успехов не имел ни действительных, ни заявленных. Пропал без вести вместе со своей ПЛ. U 639 (тип VII C) Операция “Вундерланд” (рейд карманного линкора “Адмирал Шеер” и подводных лодок в Карское море) побудила командование Северного флота организовать патрулирование подводных лодок у мыса Желания. Их целью был перехват надводных рейдеров и подводных лодок, огибающих Новую Землю с севера для рейдов на Северный Морской путь. Немецкие надводные корабли больше в Карское море не заходили, а вот у-боты действовали там каждое лето. Наши подлодки в течение войны совершили 8 походов к Новой Земле. К-21 Позиция: -- Выход: 31.8.42 Прибытие на позицию: 4.9.42 Уход с позиции: 18.9.42 Вернулась на базу: 21.9.42 С-102 Позиция: -- Выход: 24.9.42 Прибытие на позицию: 27.9.42 Уход с позиции: 14.10.42 Вернулась на базу: 17.10.42 С-101 Позиция: №12 Выход: 7.8.43 Прибытие на позицию: 11.8.43 Уход с позиции: 28.8.43 Вернулась на базу: 2.9.43 С-54 Позиция: №11 Выход: 8.8.43 Прибытие на позицию: 12.8.43 Уход с позиции: 27.8.43 Вернулась на базу: 29.8.43 Щ-402 Позиция: №12 Выход: 2.9.43 Прибытие на позицию: 8.9.43 Уход с позиции: 28.9.43 Вернулась на базу: 5.10.43 К-1 Позиция: №11 Выход: 5.9.43 Прибытие на позицию: 9.9.43 (по плану) Уход с позиции: пропала Вернулась на базу: искл.14.10.43 С-104 Позиция: -- Выход: 15.8.44 Прибытие на позицию: 18.8.44 Уход с позиции: 9.9.44 Вернулась на базу: 13.9.44 С-15 Позиция: -- Выход: 24.9.44 Прибытие на позицию: 28.9.44 Уход с позиции: 17.10.44 Вернулась на базу: 21.10.44 С 1 июля 1943 года были учреждены позиции №11 (севернее м. Желания) и №12 (восточнее того же мыса). Первой на позицию №12 вышла “С-101” (капитан-лейтенант Е. Н. Трофимов, обеспечивающий - командир дивизиона капитан 2 ранга П. И. Егоров). 28 августа наша подлодка маневрировала в 7-8 милях от берега в подводном положении со скоростью 3 уз. В 10:18 ГАС “Дракон-129” (гидроакустик краснофлотец И. В. Ларин) зафиксировала шум винтов, однако командир из-за снежного заряда не обнаружил цель. При очередном подъеме перископа наблюдение вел Егоров. Он обнаружил в 10-12 кабельтовых рубку подлодки, идущей курсом 350°. Егоров сразу начал маневрирование для выхода в атаку. В 10:30, когда дистанция сократилась до 6 каб, был произведен трехторпедный залп. Две из трех торпед были с неконтактными взрывателями НВС. Через 45 секунд одна из торпед поразила врага. На месте гибели были подобраны некоторые документы. предметы, поднятые из воды на месте гибели U639 Уничтоженной подлодкой оказалась U 639 (обер-лейтенант цур зе Вальтер Вихман), возвращавшаяся после выполнения операции “Зеехунд” - постановки минного заграждения OMU-98 (24 донных мины TMB) в Обской губе. Это был ее четвертый (и самый дальний) боевой поход. 23 августа 1943, за пять дней до успеха “С-101”, подводную лодку противника обнаружила также “С 54”, но не смогла выйти в атаку и упустила врага. Это могла быть только U 703, установившая накануне автоматическую метеостанцию “Герхард” в заливе Иностранцева и направлявшаяся в Карское море. Ценой неудачи “С-54” стала потеря транспорта “Киров”, который U 703 потопила 1 октября. Больше встреч с противником наши лодки у Новой Земли не имели. Вынужденное отвлечение сил к мысу Желания снижало давление на немецкие коммуникации вдоль норвежского побережья. Кроме того, в одном из этих пропала подводная лодка (“К-1”). Утешением может служить только то, что был уничтожен самый крупный боевой корабль специальной постройки из всех, потопленных торпедами советских подлодок в ходе войны(см.ссылку №5). Справка о командире ПЛ: обер-лейтенант цур зее Вальтер Вихман (Walter Wichmann), 24 года. На флоте с 1937, в подводных силах с 1941. 1-й вахтофицер U 588 с сентября 1941 по июнь 1942, участвовал в трех походах в Атлантику; затем курсы командиров ПЛ, должности на берегу. Командир U 639 с 10.9.42. Совершил 4 боевых похода, в том числе два – на минные постановки в Советской Арктике; успехов не имел ни действительных, ни заявленных, выставленные мины также не причинили вреда. Погиб вместе со своей ПЛ. U 344 (тип VII C) U 344 (капитан-лейтенант Ульрих Пич) вышла 3.8.44 из Нарвика (из бухты Боген), действовала в группе “Труц” (U 344, U 363, U 394, U 668, U 997). 21.08 конвой JW-59 достиг линии патрулирования этой группы. U 344 в начале суток неудачно атаковала акустическими торпедами T-5 корабли охранения, но в 06:50 залпом маневрирующих торпед FAT ей удалось уничтожить английский шлюп “Кайт” в точке 73°01’ с.ш. 03°57’ в.д. (Пич принял его за легкий крейсер, о потоплении которого и доложил.) Последнее сообщение с U 344 было отправлено в 02:01 22 августа. Англичане считают, что U 344 была уничтожена в тот же день в 08:34 при следующих обстоятельствах (см.ссылку №6). Во время очередного патрулирования “Суордфиш” лейтенанта Беннета из 825-й эскадрильи с эскортного авианосца “Виндекс” обнаружил в точке 74°54’ с.ш. 15°26’ в.д. на поверхности лодку, идущую курсом NO. Самолет сбросил три глубинные бомбы Mk XII с высоты 50 футов (около 15 метров) в момент погружения у-бота. Первые две бомбы упали рядом с лодкой, третья же по наблюдению экипажа попала в носовую надстройку, покатилась вперед и застряла под сетеотводным тросом. Через 10 секунд, когда нос погружающейся лодки достиг глубины 24 фута (7,3 метра), бомба взорвалась. В отличие от первых двух бомб взрыв третьей сопровождался выбросом черного дыма. Экипаж “Суордфиша” предположил, что на лодке сдетонировали торпеды. Корма лодки круто задралась и затем исчезла под водой. На поверхности остался один человек. Он размахивал руками, стараясь привлечь внимание летчиков. Беннет попытался сбросить ему надувной плотик, но тот сразу после сброса автоматически надулся и зацепился за хвостовой стабилизатор. Экипажу пришлось расстрелять ставший помехой плотик. В результате с U 344, если это была она, не спасся никто. Таким образом, экипаж “Суордфиша” наблюдал убедительные признаки поражения у-бота. Если эти наблюдения были точны, то лучшее, что могло случиться с подлодкой – тяжелейшие повреждения. Вместе с конвоем JW-59 совершала переход из Англии советская эскадра, состоявшая из кораблей, переданных нам союзниками в счет будущего раздела итальянского флота (линкор “Архангельск” и 8 эсминцев). На переходе “Архангельск” 23 августа был безрезультатно атакован U 711. В свою очередь, советские эсминцы атаковали несколько подводных лодок. Эпизод, который в советской исторической литературе считался потоплением U 344, изложен ниже. В 10:35 22.08.44 эсминец “Дерзкий” (капитан 3 ранга А.И. Андреев) установил гидроакустический контакт с подлодкой. Через 4 минуты он дал залп “Хеджехога” (24 бомбы). Через 10 секунд после залпа и через 3 секунды после входа бомб в воду они взорвались, что теоретически свидетельствовало о попадании в подводную лодку. На поверхности появилось большое масляное пятно. Глубина моря в районе атаки составляла 180 метров. Это исключает возможность предположения, что бомбы взорвались при ударе о дно. К сожалению, встречались случаи, когда бомбы “Хеджехога” взрывались от столкновения друг с другом в воде. По вахтенному журналу эсминца, атака произошла в точке 75°08’30 с.ш., 17°42’ в.д., а в его же журнале боевых действий приведены координаты 75°02’ с.ш. 16°10’ в.д. Столь большая разница, возможно, объясняется тем, что в ЖБД, заполненном по приходе в базу, даны координаты, исправленные по результатам обратной прокладки. Некоторые признаки поражения подлодок наблюдались и в ходе других атак. Одну из них также посчитали результативной. В 03:34 23 августа “Жгучий” установил гидроакустический контакт, в 03:38 сбросил первую серию из 10 глубинных бомб, в 03:47 – еще 10 бомб. Через 3 минуты после сброса второй серии на поверхности появились воздушные пузыри, в 03:53 – пятно соляра и облако дыма. Это произошло в точке 75°42’ с.ш. 29°16’ в.д. Таким образом, на потопление U 344 может претендовать не только “Суордфиш” с “Виндекса” или “Дерзкий”, но и “Жгучий”. Более того, в действительности успех мог принадлежать и другим советским эсминцам, а также английским эскортным кораблям – они также проводили атаки. Возможно, более точные выводы можно будет сделать после изучения деталей перехода конвоя JW-59, действий группы “Труц”, а также всех сопутствующих обстоятельств. Резюме: безоговорочно принимать английскую версию событий пока нельзя. Возможные причины гибели U 344: 1. Атака “Суордфиша” 22 августа. 2. Атака эсминца “Дерзкий” 22 августа или эсминца “Жгучий” 23 августа. 3. Атаки других советских или английских кораблей. 4. Авария или ошибка личного состава. Справка о командире ПЛ: капитан-лейтенант Ульрих Пич (Ulrich Pietsch), 29 лет. На флоте с 1936, сначала был морским летчиком, служил пилотом бортового самолета на линкоре “Гнейзенау”, с июля 1940 на тяжелом крейсере “Адмирал Хиппер”, с сентября 1941 на легком крейсере “Нюрнберг”. В подводных силах с февраля 1942. 1-й вахтофицер U 373 в июле 1942 – январе 1943, участвовал в двух походах в Атлантику; затем курсы командиров ПЛ и различные должности на берегу. С 26.03.43 командир U 344, совершил 3 боевых похода. В последнем походе потопил английский шлюп “Кайт” (доложил о потоплении легкого крейсера). Пропал вместе со своей ПЛ. U 362 (тип VII C) Гибель этой подлодки не содержит загадок, и честь ее уничтожения никогда не оспаривалась нашими бывшими союзниками. Причина проста – корпус лодки был найден и обследован. U 362 (обер-лейтенант цур зее Людвиг Франц) вместе с U 278 и U 711 вышла 2.8.44 из Хаммерфеста в Карское море для действий в составе группы “Грайф” (кроме них, в группу входили U 365, U 739, U 957) В августе – сентябре эта группа натворила в Карском море немало бед, но как раз U 362 ничем не отличилась. И даже последовательность событий, приведших к ее гибели, была запущена тоже не U 362. 26 августа U 957 расстреляла артиллерией в районе полуострова Заря (Таймыр) гидрографическое судно “Норд”. Радист успел передать открытым текстом: “Всем, всем, я – “Норд“, обстрелян подводной лодкой”. На поиск лодки 31 августа был направлен тральщик “Т-116” (капитан-лейтенант В.А. Бабанов). Это был полученный по ленд-лизу американский эскадренный тральщик типа “Эдмиребл” (в период постройки – AM-143 Arcade, вступил в строй 26 августа 1943). Помимо прочего, он имел гидроакустическую станцию QSC-1 и реактивный многоствольный бомбомет Mk-10 “Хеджехог”. “Т-116” вел поиск по намеченному маршруту “Норда”. Утром 5 сентября в районе островов Мона сигнальщик С. Нагорнов и юнга В. Коткин обнаружили на горизонте подводную лодку. Это и была неудачливая U 362, попавшаяся вместо U 957. Она погрузилась, но гидроакустику старшине 1-й статьи Н. Корягину удалось быстро установить гидроакустический контакт. Командир тральщика уверенно провел атаку. В 09:40 был дан залп из “Хеджехога”. То ли экипаж был подготовлен образцово, то ли нашим морякам улыбнулось военное счастье, но первый же залп дал поражение цели. Взорвалась почти половина из 24 реактивных бомб(см.ссылку №7) . Видимо, уже в этот момент U 362 получила фатальные повреждения. Конечно, на тральщике не могли знать о состоянии вражеской лодки, и атака продолжалась. Вслед за “Хеджехогом” в дело пошли обычные глубинные бомбы. В 12:50 Бабанов донес командиру Карской ВМБ в Диксон, что бомбы кончились, лодка лежит на грунте, обильно выделяя соляр и воздух. 6 сентября подошедший на помощь охотник “БО-206” сбросил еще несколько серий глубинных бомб, после чего на поверхность всплыли различные предметы. Координаты гибели U 362 – 75°51’ с.ш. 89°27’ в.д. 10 – 14 сентября лодку обследовали водолазы. Она лежала на правом боку на глубине 44 метра. В прочном и легком корпусе оказались 4 пробоины длиной от 2 до 10 метров и множество трещин. При осмотре лодки не обнаружили 88-мм орудие и посчитали, что оно сбито. Фактически на большинстве немецких “семерок” эти орудия за ненадобностью сняли еще в 1943 году. На фотографии, сделанной перед выходом группы “Грайф” в Карское море, хорошо видно, что 88-мм орудия на них отсутствуют. Справка о командире ПЛ: обер-лейтенант цур зее Людвиг Франц (Ludwig Franz), 26 лет. На флоте с 1937, до апреля 1940 служил на эсминце ЭМ Z 11 “Бернд фон Арним”, затем в морском полку “Бергер”, с июля 1940 на различных эскортных кораблях, в подводном флоте с июля 1941. С апреля по декабрь 1942 1-й вахтофицер U 463, участвовал в двух походах в Атлантику; затем курсы командиров ПЛ, должности на берегу. С 04.02.43 командир U 362. Совершил 4 боевых похода, якобы повредил эсминец (фактически - промах). Погиб вместе со своей ПЛ. U 387 (тип VII C) U 387 (капитан-лейтенант Рудольф Бюхлер) перешла 21.11.44 из Нарвика в Харстад, откуда вышла в поход на следующий день. Последнее сообщение с нее было отправлено в начале суток 9 декабря из точки с приблизительными координатами 69°30 с.ш. 35° в.д. По английской версии, U 387 была потоплена 9 декабря севернее Кольского залива (69°41’ с.ш. 33°12’ в.д.) залпом реактивного бомбомета “Сквид” английского корвета “Бамборо Касл”. Англичане видели на поверхности масляное пятно и какие-то обломки. Известны сотни случаев, когда аналогичные признаки поражения наблюдались, а до самого поражения подлодки было очень далеко. В советских исторических трудах ее гибель относилась на счет эсминца “Живучий”, который вечером 8 декабря застиг лодку в надводном положении, обстрелял ее, в 22:54 таранил, а затем добил глубинными бомбами. Ниже приводится отрывок из ЖБД U 1163, из которого практически со стопроцентной достоверностью можно заключить, что именно она подверглась тарану “Живучего”. Остановимся сначала на отрывке, не публиковавшемся ранее ни в отечественной литературе, ни, насколько известно, в зарубежной. Затем попробуем выяснить, значит ли это, что U 387 по ...

Ответов - 5

поручик Бруммель: ... гибла именно в результате английской атаки. Время в отрывке – среднеевропейское, в данном случае на два часа меньше московского. [квадрат AW2231 ~ 69°00’ с.ш. 40°30’ в.д., расстояние от точки тарана по советским данным (69°05’ с.ш. 38°12’ в.д.) почти 50 миль.] 20:50: Квадрат AW2231, обнаружен ЭМ. Пеленг 20°, истинный курс 150°, дистанция 250 м, скорость 25 узлов. Появился из темноты. Лодка приготовилась к погружению (дула зенитных автоматов закрыты дульными крышками). Дан полный вперед, руль лево на борт. ЭМ прошел в 50 м за кормой. Лодка обстреляна из орудий и пулеметов. ЭМ пытается таранить левый борт. Повернули вправо, поэтому ЭМ нанес удар по касательной в район левой внешней цистерны №2. Лодка резко накренилась, эсминец проскочил вперед, при этом его полубак прошел вплотную к носовой оконечно-сти рубки. Непрерывно сбрасывает глубинные бомбы и ведет огонь. Из-за ограничения по углу снижения орудий все снаряды идут выше и далеко за кормой. Лодка возвращается в нормальное положение и освобождается. 20:54: Сигнал к погружению, на глубине “А” [80 метров] первая серия глубинных бомб (8 штук). Повреждений нет. Лодка медленно ложится на грунт на глубине “2А – 30” [130 метров] из-за повреждения правого вала и из-за издающих шумы горизонтальных рулей. 23:00: 48 глубинных бомб, временами очень близко. 01:07 9 декабря: всплыла с грунта, пошла курсом 30°. 02:30 – 04:11: второе преследование, глубинные бомбы ложатся в стороне. 130 глубинных бомб. 08:00: всплытие для оценки повреждений: повреждена балластная цистерна №1 [кормовая]; повреждены балластные цистерны №2 и №4 левого борта; поврежден левый гребной вал; повреждены горизонтальные рули; поврежден левый виброгаситель; оба дизельных двигателя работают ненадежно; через туннель гребного вала поступает вода. Лодка идет в базу. Эпизод с тараном совпадает по времени почти минута в минуту. Обращает на себя внимание то, что все повреждения были получены в первые минуты, а дальнейшее преследование не дало никакого результата(см.ссылку №8). U 1163 вернулась в базу 16 декабря с сильным креном на левый борт из-за поврежденных балластных цистерн. После срочного ремонта Боген (у Нарвика) при помощи плавмастерской “Кэрнтен” лодка 12-15 января 1945 года перешла для дальнейшего ремонта в Тронхейм, и уже 28 января вышла в следующий поход. Факт тарана U 1163 никогда ранее не использовался в дискуссиях о причине гибели U 387, и это показывает, что немецкие архивы изучены еще недостаточно(см.ссылку №9). Если с U 1163 все ясно, то вопрос о причинах гибели U 387 по-прежнему остается открытым. Помимо атаки, произведенной корветом “Бамборо Касл”, были и другие боевые столкновения с у-ботами (схема №3). В 16:10 8 декабря после дозаправки в Иоканге в Кольский залив вышли 6 советских эсминцев, сопровождавших до этого беломорскую группу конвоя JW-62. Они развернулись для противолодочного поиска, действуя парами. К этому времени у Кольского побережья действовали две немецких группы – “Шток”(см.ссылку №10) и “Грубе”(см.ссылку №11) . Первая группа действовала у входа в Кольский залив, вторая - от острова Кильдин до входа в Белое море. Поскольку обе группы конвоя к этому времени достигли портов назначения, лодки группы “Грубе” начали смещаться в направлении Кольского залива, откуда должен был выйти конвой RA-52. В результате и у-боты, и наши эсминцы ночью 8/9 декабря двигались в одном направлении. Это движение сопровождалось несколькими боевыми столкновениями. Как уже упоминалось, U 387 последний раз вышла на связь в начале суток 9 декабря (то есть не ранее 02:00 9 декабря по московскому времени). Поэтому есть смысл рассматривать лишь атаки, произведенные позже этого времени. Гибель U 387 (схема №3) 1. В 05:21 “Дерзкий” обнаружил гидроакустикой подлодку и через две минуты начал сброс глубинных бомб (10 штук). В 05:32 он же произвел залп из “Хеджехога” - мимо (ни одна бомба не взорвалась). В 05:39 “Дерзкий” сбросил еще 10 глубинных бомб. К атаке подключился лидер “Баку”, до 06:16 он сбросил 37 глубинных бомб. В 06:08 еще 19 бомб сбросил “Дерзкий”, после чего был слышен глухой взрыв. Результатов атаки не наблюдали, да и не могли из-за темноты наблюдать. 2. В 05:30 “Разумный” добился устойчивого гидроакустического контакта с подлодкой на дистанции 4 кабельтова и в два приема израсходовал глубинные бомбы, оставшиеся после атак, проведенных 6 часов назад. Затем эсминец сбросил патроны Гольсмана, чтобы обозначить место обнаружения лодки. Действовавший с ним в паре “Живучий” до 05:50 сбросил в этом месте 41 большую глубинную бомбу четырьмя сериями. О возможности наблюдения результатов атаки см. выше. Эти атаки имели место уже перед входом в Кольский залив. Сделать какие-либо выводы об их результативности невозможно. Единственным косвенным признаком успешной атаки был некий глухой взрыв, который слышали на “Дерзком”. Тем не менее, глубинных бомб было сброшено много, причем не наугад, а по данным гидроакустики. Вполне возможно, что U 387 погибла в ходе этих атак. Как видно на схеме, место, откуда пропавшая лодка отправила свою последнюю радиограмму, была недалеко от места проведения атак нашими эсминцами. Скорее всего, она двигалась в западном направлении (для участия в перехвате конвоя RA-52, выход которого из Кольского залива ожидался). Возможно также, что U 387 считала себя в момент последней передачи несколько восточнее истинного места, как это часто случалось с у-ботами в Баренцевом море. Таким образом, она вполне могла быть объектом одной из вышеописанных атак. По имеющимся на настоящий момент данным, U 387 погибла по одной из следующих причин: 1. Одна из атак советских эсминцев в ночь на 9 декабря (наибольшие шансы у пары “Дерзкий” - “Баку”). 2. Атака английского корвета “Бамборо Касл” вечером 9 декабря. 3. Как обычно, не исключены и прочие причины (авария, ошибка личного состава или подрыв на дрейфующей мине). Справка о командире ПЛ: капитан-лейтенант Рудольф Бюхлер (Rudolf Büchler), 29 лет На флоте с 1936, в подводных силах с 1941. 1-й вахтофицер U 161 с марта по сентябрь 1942, участвовал в одном походе к Южной Америке. Курсы командиров ПЛ, должности на берегу. Командир U 387 с 24.11.42. Совершил 9 боевых походов, претендовал на повреждение двух эсминцев (фактически - промахи). Доставил метеогруппу на Землю Франца Иосифа. Пропал вместе со своей лодкой. Ссылка №1 Существует довольно большая статья И.Г. Устименко ”Кто потопил U 585?” (сборник ”Тайны подводной войны - 7”, Львов, 2000). Однако ее основа – пересказ версии четвертьвековой давности, предложенной французским историком К. Юаном (Claude Huan, ”U-Boot-Operationen am PQ.13 und das Schicksal von U 585” в ”Marine Rundsсhau” №1/1977). Причем в этом пересказе пропущены практически все подробности, позволяющие проанализировать ситуацию. Между тем версия Юана отнюдь не бесспорна и имеет серьезные недостатки, хотя и общепринята за пределами нашего Отечества. Ссылка №2 Не совсем понятно, кто атаковал U 585 24 марта. Возможно, это были английские тральщики, вернувшиеся утром того дня в Кольский залив после сопровождения конвоя QP-9. Наши атаки в этот день не зарегистрированы. СКР ”Град” атаковал ПЛ на линии Кильдин – Цып-Наволок в 18:00 25 марта, когда U 585 уже была в Киркенесе. Ссылка №3 18.02.1942 на этих минах погиб находящийся под германским контролем норвежский пароход ”Бирк” (3664 брт), сорванный штормом с якорей. Ссылка №4 Здесь и далее возраст командира дан на момент гибели ПЛ. Ссылка №5 Водоизмещение U 639 – 769 т. Вторую позицию в этом списке занимает тральщик M 346 (543 т), потопленный ”С-56”. На минах наших подводных лодок гибли и более крупные боевые корабли: миноносцы T 3 и T 5 (по 844 т), а возможно и T 34 (1294 т). Ссылка №6 Сразу после войны считалось, что в этой атаке была потоплена U 354, а U 344 погибла 24 августа в результате атаки шлюпов “Мермейд”, “Пикок”, фрегата “Лох Данвеган” и эсминца “Кеппел”. Однако в 1980 году отдел военно-морской истории МО Великобритании обнаружил, что последнее сообщение с U 354 было отправлено в 00:20 24 августа, поэтому причины и даты гибели этих лодок поменяли местами. Ссылка №7 Теоретически лишь попавшая в случае попадания бомбы ”Хеджехога” взрывались. В результате противолодочники получали наглядное представление об успешности атаки. В идеале все это выглядело так. Взрывалась попавшая в лодку бомба, после чего от гидродинамического удара подрывались бомбы, идущие мимо цели. Таким образом, атакованная лодка должна была испытать на себе воздействие всего залпа (24 единицы). На практике случались и взрывы при ударе о дно (в мелководных районах), иногда не все бомбы взрывались, были и другие проблемы. В некоторых случаях бомбы взрывались от столкновения друг с другом. Но в любом случае безуспешную атаку можно было определить сразу по отсутствию взрывов. Ссылка №8 В сборнике ”Гангут” №19 была опубликована интересная статья В.И. Глушенко “Живучий” идет на таран”. К сожалению, многие изложенные в ней подробности противоречат как советским, так и немецким документам. Кроме того, в статье содержаться некоторые совсем уж фантастические детали. Например, несколько раз упоминается и анализируется сделанный U 387 двухторпедный залп из кормовых аппаратов. Произвести такой залп подвергшейся тарану подлодке было нелегко. Дело в том, что лодки типа VII (а к этому типу относились все без исключения лодки, действовавшие в Арктике) имели только один кормовой торпедный аппарат. Ссылка №9 Обстоятельствам гибели U 387 посвящена подробная статья М. Морозова ”Нападение на конвой JW-62, или Кто потопил U-387?” (альманах ”Наваль-Коллекция” №5 (сборник №1). Хотя автору той статьи не было известно о случае с U 1163, он сделал правильный вывод, что скользящий удар ”Живучего” вряд ли мог причинить подлодке смертельные повреждения. Ссылка №10 U 286, U 293, U 299, U 313, U 315, U 318,, U 363, U 365, U 992, U 995 Ссылка №11 U 295, U 310, U 387, U 668, U 965, U 997, U 1163
поручик Бруммель: U 286(тип VII C) U 286 (обер-лейтенант цур зее Вилли Дитрих) вышла из Хаммерфеста 17.4.1945 (см.ссылку №1) для присоединения к группе “Фауст” (U 363, 307, 286, 313, 481 и 295). До своей гибели не передала ни одного сообщения, что затрудняет анализ возможных причин ее потери. До полуночи 21/22 апреля группа “Фауст” образовывала линию от квадрата AC1988 до AC4385 (восточнее о. Медвежий) для перехвата конвоя JW-66. Ровно в полночь по среднеевропейскому времени (23:00 21 апреля по московскому времени) всем 6 лодкам было приказано на полной скорости идти в направлении Кольского залива, чтобы в начале суток 23 апреля образовать новую линию между AC8861 и AC8948, северо-восточнее Кильдина. Чуть раньше, в 00:15 22 апреля, из Петсамо в Кольский залив вышла первая группа советского конвоя ПК-9 (схема №4). 03:30 ее догнала вторая группа. Теоретически оба транспорта(см.ссылку №2) , входившие в состав конвоя, были надежно защищены. Их охраняли 4 эсминца, 2 тральщика типа “АМ”, 6 больших охотников, 4 торпедных катера, а также норвежские корвет и три тральщика. С воздуха прикрытие осуществляли попеременно две пары “Каталин” 118-го рап, а также три пары “Киттихауков” 78-го иап. ПК-9 должен был пройти менее 100 миль - обогнуть Рыбачий и войти в Кольский залив. В это время у Кольского побережья находились 5 у-ботов - U 278, 294, 312, 711 и 997. Все они (возможно, исключая U 294) были оснащены шнорхелем. Переход конвоя ПК-9 (схема №4) В 00:38 “Каталина” капитана Лятина на пути к конвою обнаружила и атаковала у северо-восточного берега Рыбачьего лодку в надводном положении. Враг встретил наш самолет интенсивным зенитным огнем, но одна из четырех сброшенных с 300-метровой высоты ПЛАБ-100 по докладу летчика поразила цель. После этого лодка потеряла ход и быстро погрузилась с дифферентом на корму. Очевидно, это была U 997, которая зафиксировала атаку “Каталины” 21 апреля (00:38 22 апреля по Москве – это 23:38 предыдущих суток по среднеевропейскому времени). Повреждений лодка не получила. По немецким данным, первую атаку против ПК-9 провела U 294(см.ссылку №3) , когда конвой огибал северо-западную оконечность Рыбачьего. В 03:45(см.ссылку №4) она выпустила 3 циркулирующие торпеды LUT и слышала два взрыва. Через 10 минут лодка сообщила об этом по радио Командованию подводными силами на Севере (FdU Nordmeer). Во время первой атаки или несколько позже U 294 пыталась выпустить по одному из эсминцев самонаводящуюся торпеду, но та не вышла из аппарата. Затем лодка подверглась преследованию и получила ряд повреждений. Заклинило переднюю крышку кормового торпедного аппарата, внутрь лодки стала поступать вода через воздухозаборник одного из дизелей и через вентиляционные отверстия. U 294 прервала поход и 24 апреля зашла в Харстад, а затем отправилась на ремонт в Нарвик. Так выглядит немецкая версия действий U 294. Тут что-то не так. Советский конвой вплоть до 06:18 контактов с подлодками не имел, никого не преследовал и никаких взрывов не слышал. Мыс Немецкий, в районе которого якобы разыгралась эта драма со стрельбой, погоней и сорванными крышками, конвой прошел без всяких приключений. Хотя действительно ПК-9 был там именно в указываемое немцами время. Других кораблей в этом районе не было. Можно предположить, что “успешная” торпедная атака была просто не замечена, а преследование лодки имело место через два с лишним часа. Возможно, что U 294 слышала взрывы сковывающей серии глубинных бомб (профилактическое бомбометание). Вероятность того, что лодка случайно пострадала от этой серии, представляется совсем малой. В 06:18 эсминец “Карл Либкнехт” в точке 69°54’ с.ш. 32°47’30” в.д. (примерно в том же месте, где шесть часов назад “Каталина” якобы поразила бомбой у-бот) обнаружил гидролокатором “Дракон-129” подлодку и сбросил на нее 5 серий глубинных бомб. В 06:24 ее также атаковали эсминец “Дерзкий” и “БО-131”. Результат установлен не был, но, во всяком случае, конвой без потерь прошел этот район. Вероятно, именно в это время U 294 получила повреждения, заставившие ее прервать поход. В 08:23 у восточной части Рыбачьего (69°41’ с.ш. 32°17’ в.д.) “Карл Либкнехт” снова обнаружил “Драконом” лодку внутри ордера конвоя. До 08:38 он сбросил 4 серии глубинных бомб. Так как боезапаса почти не осталось, для преследования врага был оставлен “БО-225”, а конвой пошел дальше. На месте бомбометания были отмечены воздушные пузыри, державшиеся 10 – 15 минут. По-видимому, атакованная лодка выпустила гидроакустическую ловушку “Больд”, применение которой давало именно такую картину. До спасительного входа в Кольский залив оставалось около 20 миль, когда в 08:41 норвежский транспорт “Идефьорд” получил попадание торпедой в район первого трюма. Судно осталось на плаву с небольшим дифферентом на нос, но команда покинула его. (К 10:30 команду удалось вернуть на “Идефьорд”, и норвежский тральщик “Кармёй” начал буксировать его в Кольский залив со скоростью 2 – 3 узла). В 08:43 эсминец “Жесткий” обнаружил перископ и атаковал цель глубинными бомбами. Через шесть минут с “Либкнехта” заметили след торпеды слева за кормой на расстоянии полкабельтова. Эсминец отвернул вправо и открыл огонь из пулеметов трассами для привлечения к торпеде внимания других кораблей. Она прошла между “Либкнехтом” и “БО-225” и в 08:50 поразила транспорт “Онега”. Вскоре над поверхностью осталась лишь задравшаяся кормовая часть с работающими винтами. В 08:57 судно затонуло, погибли 9 человек. По немецким данным, атаки провела U 997, выпустившая в общей сложности до 7 торпед, точное время неизвестно, потому что ЖБД этой подлодки был сожжен в Нарвике в начале мая. “Либкнехт” в 09:06 вновь обнаружил “Драконом” подлодку и сбросил на нее оставшиеся глубинные бомбы. Затем произошло событие, которое нашими историками рассматривалось как потопление U 286. В 09:10 на курсовом угле 45° правого борта в 50 метрах от эсминца всплыла подводная лодка с разбитой рубкой, погнутыми перископами и оборванными леерами. В тот же момент на “Либкнехте” открыли огонь из всего, что могло стрелять. До того, как лодка через минуту потонула (или погрузилась), эсминец успел выпустить 16 снарядов 102 мм, 17 – 37 мм и 22 патрона 12,7 мм. Наблюдались попадания 102-мм снарядов. Если это так, то лодка без сомнения должна была получить как минимум тяжелые повреждения. На поверхности осталось большое пятно соляра. Вернемся к U 997. Сразу после войны один из членов ее экипажа составил отчет об этом походе. Согласно этому документу, сразу после успешных атак U 997 подверглась ожесточенному бомбометанию, но смогла уйти без повреждений. Никакого упоминания о всплытии и нахождении под артиллерийским огнем нет. Кажется несомненным, что такой примечательный факт был бы обязательно включен в отчет, если бы он произошел с U 997. То, что лодка не получила заметных повреждений, не вызывает сомнений: она была в море еще больше недели, до 30 апреля. Еще через неделю с небольшим, после капитуляции, U 997 приняли англичане во вполне приличном техническом состоянии. При внимательном рассмотрении цепи событий возникает как минимум два вопроса. 1. Трудно сказать, можно ли назвать сброс остатков запаса глубинных бомб “Либкнехтом” ожесточенным бомбометанием, которое зафиксировала U 997. Следующие же противолодочные атаки были проведены через два часа (с 11:20 до 12:12 корабли четыре раза безрезультатно атаковали подводную лодку по данным гидроакустики). Однако в 13:03 эсминец “Достойный” в точке 69°37’ с.ш. 33°14’ в.д. провел атаку, которую действительно можно назвать ожесточенной. По данным гидроакустики были выпущены 96 реактивных бомб из “Хеджехога”, сброшены 60 больших и 20 малых глубинных бомб. В месте атаки на поверхность бурно выступал соляр, выделялись воздушные пузыри. Кроме того, на воде была обнаружена некая крышка полированного ящика и аварийный лес. Если в отчете о походе U 997 есть некоторая путаница во времени и настоящему преследованию она подверглась не сразу, то объектом атаки могла быть именно эта лодка. Однако она ушла невредимой, и остается загадкой, откуда бурно выделялся соляр. Возможно, бомбардировкой было повреждено одно из потопленных в предыдущие годы судов. Поскольку с хронологией действий U 294 тоже явно не все в порядке, ее с некоторой натяжкой также можно отнести к объектам данной атаки. Она-то точно была повреждена, хотя и не совсем ясно, когда. Другие подлодки, находившиеся на подступах к Кольскому заливу (U 278, U 312, U 711) в атаке ПК-9 вообще не участвовали. Интересно отметить, что подводные лодки не смогли добить поврежденный норвежский транспорт, который сначала почти два часа вообще дрейфовал без хода, а затем шел на буксире с черепашьей скоростью. Очевидно, что после провала противолодочной обороны утром, когда были торпедированы оба транспорта, эскортные корабли смогли обеспечить оставшемуся судну надежную защиту, и, кажется, не дали противнику выпустить ни одной торпеды. 2. Чью же рубку расстреливал “Либкнехт”? В отчете о походе U 997 упоминание о чем-либо подобном отсутствует. К U 294 этот случай также не имеет отношения. Существует версия, что это был оторванный нос “Идефьорда”, принятый за рубку подлодки. Конечно, в горячке боя может привидеться многое, однако в действительности нос норвежского транспорта остался на месте, также как и корма. “Онега” затонула в 08:57, и маловероятно, что какая-либо часть ее корпуса вновь появилась из-под воды в 09:10. Не очень верится, что средь белого дня с расстояния в 50 метров много людей одновременно видели мираж. Скорее всего, рубка подлодки действительно была. Есть два варианта. а). Рубка лодки случайно показалась над водой во время маневрирования, экипаж этого заметить не успел (например потому, что глубиномер в результате сотрясения от взрывов глубинных бомб давал ненадежные показания). До ухода у-бота на глубину корабли не добились ни одного попадания в рубку (см. выше случай с U 1163). б). Это была рубка пропавшей затем без вести субмарины. В тот период бесследно исчезла лишь U 286. Как уже отмечалось, теоретически она в это время должна была в составе группы “Фауст” идти из района восточнее Медвежьего к Кольскому заливу. От самой южной точки линии AC1988 - AC4385 до места интересующего нас события приблизительно 270 миль. Предположим, что прямо в момент получения приказа о смене района (23:00 21 апреля) U 286 сразу полным надводным ходом в надводном положении (не более 17,7 узла) пошла к новой линии патрулирования, но при этом из-за небольшой навигационной ошибки попала в район атаки. Даже в этом идеальном случае ей потребовалось бы для перехода к Рыбачьему не менее 15 часов, а фактически с 23:00 до 09:10 прошло чуть более 10 часов. Таким образом, с линии AC1988 - AC4385 лодка успеть к месту описываемых событий никак не могла. Предлагаемая ниже версия событий позволяет с некоторой натяжкой объяснить появление U 286 в месте атаки “Либкнехта” (схема №5). Итак. Как и все лодки группы “Фауст”, U 286 имела приказ сохранять радиомолчание вплоть до обнаружения конвоя противника (это не предположение, а факт). Поэтому то, что она ни раза не вышла на связь, объяснимо. В принципе, ситуация позволяет широчайший диапазон версий. Возможно, лодка утонула сразу после выхода из Хаммерфеста 17 апреля. В то же время не исключено, что она пережила как советскую атаку 22 апреля, так и английскую 29 апреля, и погибла, скажем, 8 мая, возвращаясь в базу после прекращения боевых действий. Но мы сейчас ищем причины возможного появления этой лодки 22 апреля восточнее Рыбачьего. Допустим, что U 286 не дошла до линии, занимаемой группой “Фауст”, из-за каких-то проблем с дизелями (что случалось достаточно часто). Авария была не очень серьезной, но требовала времени на исправление. Соблюдая приказ о радиомолчании, командир не стал сообщать о происшедшем. Экипаж через некоторое справился с аварией, но в этот момент группе “Фауст” был отдан приказ занять патрульную линию северо-восточнее Кильдина. U 286 пошла в новый район из точки, лежащей южнее старой патрульной линии. Поэтому ей, во-первых, предстояло пройти гораздо меньший путь, чем остальным лодкам, а, во-вторых, ее маршрут по прямой лежал мимо Рыбачьего. В результате U 286 успела попасть под бомбы и снаряды “Либкнехта”, так и не успев сообщить, что она все-таки обнаружила конвой. Возможная судьба U 286 (схема №5) Прежде чем перейти к английской версии гибели U 286, закончим историю злополучного конвоя ПК-9. В 14:33 эсминец “Жесткий” и в 17:15 “БО-228” атаковали какую-то подлодку, но результатов не наблюдали. В 17:48 конвой прибыл в Кольский залив. Англичане считают, что U 286 была потоплена 29 апреля прямо перед входом в Кольский залив (69°29’ с.ш. 33°37’ в.д.) английскими фрегатами “Лох Шин”, “Ангуилла” и “Коттон”, входившими в состав 19-й эскортной группы. Судя по тому, что в атаке участвовал фрегат типа “Лох”, главным средством поражения были реактивные бомбометы “Сквид” - оружие мощное, но не дающее полной уверенности в результативности атаки, так как его глубинные бомбы взрывались независимо от того, попали они в цель или нет. Поэтому раньше, чем будет найден корпус U 286, действительную причину ее гибели узнать вряд ли удастся. Довольно серьезным аргументом против английской версии является невыход U 286 на связь. Если молчание лодки с 17/18 по 22 апреля выглядит логичным, то с 23 по 29 апреля линию группы “Фауст” прошли два союзных конвоя (JW-65 и RA-66), хотя бы об одном из которых в соответствии с приказом U 286 должна была доложить, если к этому времени она еще не погибла. У англичан есть более веская причина претендовать на уничтожение этой лодки. 22 апреля по согласованию с командованием Северного флота минный заградитель “Аполло” и эсминцы “Обидиент”, “Оппортьюн”, “Оруэлл” выставили 276 противолодочных мин между Кильдином и м. Сеть-Наволок. Вероятность того, что U 286 погибла на этих минах, представляется довольно высокой. К настоящему времени список возможных вариантов выглядит так: 1. Подрыв противолодочном минном заграждении, выставленном 22 апреля. 2. Подрыв на дрейфующей мине, авария или ошибка личного состава в любой день от 17 апреля до первых чисел мая. 3. Атака английской 19-й эскортной группы 29 апреля. 4. Одна из атак советских кораблей из охранения конвоя ПК-9 22 апреля (маловероятно, но полностью не исключено). Справка о командире ПЛ: обер-лейтенант цур зее Вилли Дитрих (Willi Dietrich), 36 лет На флоте с 1928. Рулевой на U 35 в августе – сентябре 1939; рулевой на U 28 с января 1941 по январь 1941; рулевой на U 125 с марта 1941 по октябрь 1942. Курсы командиров ПЛ, должности на берегу. Командир U 286 с 05.06.43. Совершил три боевых похода; возможно, потопил эсминец “Деятельный”, безосновательно претендовал на потопление советского транспорта и повреждение сторожевого корабля. Возможные успехи в последнем походе пока недоказуемы, но есть вероятность, что U 286 потопила английский фрегат “Гудал”. Пропал вместе со своей лодкой. Балтика Количество подводных лодок, потерянных немцами в ходе боевых действий против Балтийского флота, известно точно. В 1941 году погибла одна лодка (U 144), и еще пять в 1944-45 годах (U 250, U 479, U 676, U 679, U 745). Однако до сих пор трудно установить, когда и как погибли четыре последних у-бота из перечисленных. Другая загадка – количество погибших от советского оружия немецких лодок, никогда не участвовавших в боях с советским флотом. Две лодки известны точно (U 78 и U 763). Различными зарубежными авторами назывались еще три субмарины (U 367, U 416, U 547). Встречающиеся время от времени в отечественной литературе версии относительно целого ряда других подлодок не выдерживают критики. Однако имеет смысл сказать несколько слов и о них. В войне участвовали также пять финских лодок, но, к сожалению, потерь они не понесли, хотя боевые повреждения иногда получали. 1. Подводные лодки, погибшие в ходе боевых действий против КБФ U 144(тип II D) Первая реально потопленная в ходе Великой Отечественной войны вражеская субмарина. Одна из 6 малых подлодок типа II D, оперировавших летом 1941 в Восточной Балтике. Входила в состав 22-й учебной флотилии, в июне 1941 была временно включена в число боевых подводных лодок (“фронтботов”). 28 июля U 144 (капитан-лейтенант Герт фон Миттельштат) вышла в свой третий боевой поход из Стормелё (Уте, Финляндия). К этому моменту имела на счету нашу подлодку М-78, торпедированную 23 июня. Безуспешно патрулировала севернее Даго вплоть до встречи с “Щ-307” 10 августа. Наша подлодка возвращалась из похода, когда в 22:10 в точке 58°58’ с.ш. 21°24’30” в.д. (20 миль западнее м. Ристна) сзади в 6 кабельтовых был обнаружен всплывший у-бот. Командир Щ-307 капитан-лейтенант Н.И. Петров довернул лодку и в 22:12 дал двухторпедный залп из кормовых аппаратов. В цель попали обе торпеды, из экипажа U 144 не спасся никто. Во время войны немцы считали, что она погибла на мине. В заключение одна небольшая деталь. Район гибели немецкой лодке находится несколько юго-западнее ее позиции. Вероятно, фон Миттельштат вел свою лодку в Готенхафен, т.к. срок ее пребывания на позиции к этому времени закончился. Предыдущие два похода U 144 продолжались по 12 суток. 10 августа было тринадцатым днем третьего похода, и, в полном соответствии с суевериями, день оказался неудачным. Справка о командире ПЛ: капитан-лейтенант Герт фон Миттельштат (Gert von Mittelstaedt), 29 лет. На флоте с 1932. Командир дивизиона на карманном линкоре “Адмирал Шеер” по март 1940. В подводном флоте с 1940. Курсы командиров ПЛ. Командир U 144 с 17.11.40-10.8.41. Совершил три боевых похода, потопил советскую подводную лодку “М-78”. Погиб вместе со своей лодкой. U 250 (тип VII C) Без сомнения, самый громкий противолодочный успех советского флота. Не многим погибшим подлодкам посвящена переписка глав великих держав. U 250 (капитан-лейтенант Вернер-Карл Шмит) выполняла свой первый боевой поход. 26 июля она вышла с якорной стоянки с кодовым названием “Гранд-Отель” (остров Нуокко в финских шхерах). Действуя в районе северного входа в Бьеркезунд, Шмит днем 30 июля потопил катер “МО-105”, находившийся в дрейфе в дозоре №24. Подошедший к месту гибели катера “МО-103” (старший лейтенант А.П. Коленко) не смог обнаружить у-бот и остался на линии дозора. В 19:06 на “охотнике” заметили сигналы ракетами и гудки сиреной с катера-дымзавесчика № 910 (старшина Б.П. Павлов), который обнаружил сквозь воду отходящую на северо-запад подводную лодку. “МО-103” вскоре удалось установить гидроакустический контакт с U 250. После первых сброшенных бомб лодка потеряла ход, на воде стали появляться большие пузыри. В 19:25 катер сбросил последнюю малую серию, ориентируясь по выделению пузырей. После этого на поверхности появились 6 человек, включая командира. вынос с U250 тела одного из погибших членов экипажа Погибшая лодка осталась лежать на глубине 33 метра. После первых допросов пленных командующий флотом 3 августа приказал организовать поиск U 250. Вскоре начались подъемные работы, которым противник постоянно мешал обстрелами. В ночь на 1 сентября немецкие торпедные катера попытались прорваться к месту гибели U 250 и окончательно разрушить ее глубинными бомбами. Единственным результатом этой решительной акции стала гибель “шнельбота” S 80 на мине. 14 сентября лодка была поднята и на следующий день приведена в Кронштадт. На ее борту, помимо документов, оказалась масса интересных вещей, в том числе шифровальная машинка “Энигма”. Но главный интерес представляли самонаводящиеся торпеды T-5. По их поводу велась широко известная переписка Сталина и Черчилля. Хотя наша сторона и отказалась от передачи T-5 англичанам, им была предоставлена возможность изучить торпеду на месте. U250 в доке в Кронштадте 12.04.45 U 250 была зачислена в списки Советского ВМФ под обозначением “ТС-14”, но в строй так и не вошла, 20.08.45 ее исключили из списков. Справка о командире ПЛ: капитан-лейтенант Вернер-Карл Шмит (Werner-Karl Schmidt), 29 лет. На флоте с 1935. Откомандирован в люфтваффе с августа 1938 по август 1941. В подводных силах с 1941. До марта 1943 на различных должностях на берегу. Курсы командиров ПЛ. Командир U 250 с 12.12.43. В своем первом и последнем боевом походе потопил катер “МО-105”. В советском плену с 30.07.44 по март 1949. U 479 (тип VII C) U 479 (обер-лейтенант цур зее Фридрих-Вильгельм Зонс) действовала в Финском заливе в июле – сентябре 1944 года. 27.10.44 вышла в очередной боевой поход. Она действовала на позиции “Бибер” (“Бобёр”) (квадраты AO 0261 и AO 0262 – юго-восточнее Ханко) (схема №6). 7 ноября U 479 была еще на этой позиции - оттуда было направлено ее сообщение. Затем лодку направили на позицию “Маус” (“Мышь”), находившуюся северо-западнее Осмусаара(см.ссылку №5) . 17:28 15 ноября с U 479 было получено последнее сообщение следующего содержания: “11:10 в квадрате AO 0291 два сторожевых катера”(см.ссылку №6) . Очевидно, в этот момент лодка была на пути со старой позиции на новую. После того, как U 479 четыре раза не ответила на запросы, она была 12 декабря объявлена погибшей. U 479 (схема №6) В ряде работ причиной гибели U 479 называется ее случайное столкновение под водой с советской подлодкой “Лембит”. Эта версия попала даже в справочник Грёнера, но к настоящему времени практически вышла из употребления. Обстоятельства столкновения “Лембита” с неизвестным подводным объектом таковы. Наша лодка возвращалась из похода. Загадочное событие произошло 14 декабря южнее Уте (59°43’ с.ш., 21°19,6’ в.д.). “Лембит”, идя в подводном положении на глубине 20 – 30 метров, ударился о какой-то предмет. Удар получился скользящий, лодку подбросило на 4 метра, и затем она сползла с неизвестного объекта. При всплытии в позиционное положение обнаружили большое пятно соляра, деревянный решетчатый люк и его обломки. Командир “Лембита” капитан 3 ранга А.М. Матиясевич считал, что столкновение произошло с подводной лодкой, которая в результате удара получила серьезные повреждения легкого корпуса и надстроек. Повреждения самого “Лембита” ограничились вмятиной на крышке одного из торпедных аппаратов правого борта. Противники версии о столкновении с подводной лодкой обычно аргументируют свою позицию, анализируя характер и последствиями столкновения (отсутствие “металлического” звука при ударе, незначительность повреждений “Лембита” и т. д.). Попробуем подойти к проблеме с другой стороны. Достаточно взглянуть на схему, чтобы убедиться: U 479 просто не могла оказаться в момент столкновения в районе Уте. Даже если она еще была к этому времени “жива” (что очень сомнительно) и направлялась в базу с позиции “Маус”, она должна была воспользоваться одним из трех маршрутов, использовавшихся для переходов у-ботов в Финский залив и обратно. Все эти маршруты располагались вдоль южного берега залива и далее мимо Моонзундских островов. Кроме того, в декабре советская радиоразведка не зафиксировала ни одной подлодки у Уте и в прилегающих районах. От легендарного подводного тарана “Лембита” перейдем к анализу возможных причин гибели U 479. Противолодочных атак с 15 ноября по 12 декабря было всего четыре (26, 28, 29 и 30 ноября), все в районе Осмусаар – Пакри. Лишь один из этих эпизодов мог иметь какое-то отношение к U 479: 29 ноября с 03:15 до 03:55 один сторожевой катер два раза атаковал лодку в 10 милях севернее Осмусаара. К сожалению, в “Хронике…” и в архивном деле, на которое имеется ссылка, не указаны обстоятельства атаки и даже номер и тип катера. Поэтому на момент окончания данной статьи невозможно сделать вывод о том, могла ли в этой атаке погибнуть U 479. Видимо, атака изначально считалась безуспешной, но была ли она таковой на самом деле, еще предстоит выяснить. Немецкие лодки, находившиеся 29 ноября в море и вернувшиеся в базы(см.ссылку №7) , противолодочных атак в этот день не зафиксировали. Постановка советских оборонительных минных заграждений в устье Финского залива началась лишь в ночь на 23 декабря. Поскольку позиция “Маус” очевидно частично располагалась в районе передовой минной позиции, созданной Балтийским флотом летом 1941 года, можно предположить, что U 479 погибла на наших старых минах. Список возможных причин гибели U 479 на настоящий момент: 1. Подрыв на мине передовой минной позиции, выставленной летом 1941 года. 2. Подрыв на дрейфующей мине. 3. Авария или ошибка личного состава. 4. Атака советского сторожевого катера (маловероятно). Справка о командире ПЛ: обер-лейтенант цур зее Фридрих-Вильгельм Зонс (Friedrich-Wilhelm Sons), 34 года.На флоте с 1940. Командир тральщика в 38-й и 46-й флотилиях ТЩ. В подводных силах с 1942. Командир U 479 с 27.10.43. В июле-августе 1944 г. действовал в восточной части Финского залива, затем совершил еще 2 длительных боевых похода в район устья Финского залива. Торпедировал катер “МО-304” (считал, что промахнулся; катер остался на плаву); безуспешно атаковал артиллерией 1-й дивизион катеров-тральщиков. Пропал вместе со своей лодкой. U 679 (тип VII C) U 679 (обер-лейтенант цур зее Эдуард Ауст) вышла в 2.11.44 из Данцига, ненадолго зашла в Либаву, откуда 4 ноября вышла в свой последний поход. Она действовала на позиции “Роббе” (“Тюлень”) между Осмусааром и Палдиски (квадраты AO 0268, 0269, 0292, 0293) (схема №7). Это был долгий, но не слишком богатый событиями поход. 18 ноября в квадрате AO 0269 (северо-западнее м. Пакри) Аусту удалось потопить сторожевой катер “СК-62”. В момент атаки катер стоял, отшвартовавшись за навигационный буй. Гидроакустики обна-ружили приближение подлодки, но дать ход ”СК-62“ уже не успел. Устье Финского залива 1944-45 (схема №7) 26 декабря U 679 и U 637 пришли в точку рандеву с вышедшей три дня назад из Данцига U 745. Командир последней Вильгельм фон Трота передал на обе лодки новые шифрматериалы. Двум из трех встретившихся у-ботов (U 679 и U 745) уже не суждено было вернуться назад. На следующий день в квадрате AO 3571 Ауст выпустил 3 маневрирующие торпеды FAT по тральщику типа “Фугас” и зафиксировал одно попадание. Очевидно, атаке подвергся конвой в составе 6 тральщиков, ведших на буксире 5 неисправных морских бронекатеров, и 13 торпедных катеров под охраной “СК-272”. С 10:00 до 20:10 этот конвой совершил переход из Рохукюля в Таллин. В действительности наши корабли не только не понесли потерь, но даже не заметили саму атаку. Для анализа причин потери U 679 важно отметить, что эта подлодка вышла в атаку за пределами своей позиции, в районе, где действовали U 481 и U 637. Больше U 679 выйти в атаку не удавалось. Между тем, начиная с вечера 22 декабря через ее позицию неоднократно проходили на минные постановки и обратно тральщики 10-го дивизиона. Эти оборонительные заграждения ставились как против надводных кораблей, так и против подводных лодок. 9 января в 16:20 из Таллина на постановку пятой линии мин вышли 6 тральщиков в охранении “МО-106”, “МО-124”(см.ссылку №8) и “СК-175”. В 18:17 в четырех милях северо-восточнее маяка Пакринеем (59°27’ с.ш. 24°06’ в.д.) “МО-124” (лейтенант Н.Д. Дежкин) обнаружил подводную лодку в подводном положении. До 19:00 он сбросил 8 больших и 20 малых глубинных бомб четырьмя сериями. Результатов атаки катер не наблюдал. Но это как раз не очень удивительно – январские вечера очень темны. Атака была признана безрезультатной скорее из-за того, что в 21:29 было запеленгована подлодка, ведущая передачу из этого же района. В результате создалось парадоксальное положение: зарубежные справочники на основе ранее опубликованных советских данных безоговорочно признают потопление U 679 нашим охотником, в отечественной же литературе этот факт сейчас практически опровергается. Новые данные, как это часто бывает, снимают одни вопросы и порождают новые. 1. Во-первых, последнее сообщение с U 679 пришло не 10 января, как часто утверждается, а 27 декабря. В этот день лодка сообщила данные о погоде в районе своей позиции. Поскольку больше лодка на связь не выходила, 10 января ей был послан приказ сообщить свое место. 11 января новый приказ предписывал ей выйти на связь немедленно. Поскольку U 679 вновь не ответила, она была признана пропавшей с 10 января. Случайно эта дата почти с ...

поручик Бруммель: ... овпала с датой атаки “МО-124”. Возможно, это также одна из причин (чисто психологическая) того, что западные историки так легко признали успех нашего катера. Во время войны немцы посчитали причиной гибели лодки подрыв на мине. Кстати, во многих справочниках датой атаки “МО-124” названо 10 января, то есть смешаны советские и немецкие данные. 2. Поскольку U 679 в 21:29 на связь не выходила, интересно узнать, кого же запеленговали советские станции. При взгляде на схему видно, что атака “МО-124” произошла восточнее позиции “Роббе”. Это не может служить дополнительным аргументом против гибели U 679. Ауст выходил за пределы “Роббе” на восток. Как было упомянуто выше, он 27 декабря атаковал конвой в пределах соседней позиции. По-видимому, заход в случае необходимости на другие позиции в этот период допускался. Надо полагать, что при этом была запрещена атака подводных лодок. 9 января на позиции, прилегавшей к “Роббе” с востока, находилась U 637. Она довольно точно зафиксировала атаку “МО-124”: между 18:25 и 19:01 (время пересчитано на московское) U 637 насчитала 19 взрывов в отдалении. К сожалению, многие документы, касающиеся действий подводных лодок на Балтике, были уничтожены немцами в конце войны. Данные о радиограммах, отправленных с борта U 637, не сохранились. Тем не менее, в данном случае вряд ли есть сомнения в том, что пресловутый выход в эфир в 21:29 принадлежал именно U 637. Таким образом, в настоящее время не существует данных, позволяющих отнять победу у “МО-124”. Это не означает, что не может быть других версий гибели U 679. Она могла погибнуть на одном из выставленных в пределах ее позиции новых заграждений или по другой причине. Кстати, первые мины (линия №5) в пределах позиции “Роббе” были выставлены через несколько часов после атаки “МО-124”. Если отбросить версию, что “МО-124” имел ложный гидроакустический контакт, в пользу охотника говорят следующие соображения. Кроме U 679 и U 637 в этом районе вряд ли была еще одна подлодка, и уж во всяком случае никто, кроме U 637, эту атаку не зафиксировал. То есть можно предположить, что “МО-124” бомбил именно U 679. Следовательно, к вечеру 9 января она еще не погибла, а 10 января (время суток не известно) уже не отвечала на запросы. Окончательно решить эту проблему может только обнаружение корпуса U 679 на дне. Справка о командире ПЛ: обер-лейтенант цур зее Эдуард Ауст (Eduard Aust), 25 лет. На флоте с 1939. 1-й вахтофицер U 613 с марта 1942 по май 1943 года, участвовал в двух походах в Атлантику. Курсы командиров ПЛ. Командир учебных ПЛ: U 34 12.6.43-5.8.43; U 29 21.8.43-2.11.43; U 922 3.11.43-20.10.44. Командир U 679 с 21.10.44. Совершил несколько коротких и один длительный поход в Финский залив, потопил катер “СК-62” и безосновательно претендовал на уничтожение тральщика типа “Фугас”. Пропал вместе со своей лодкой. U 745 (тип VII C) Чтобы определить возможную причину и район гибели U 745, необходимо представить себе ситуацию в западной части Финского залива в конце января 1945 года (схема №8). Как известно, на линии Нарген – Порккала-Удд в 1942-44 годах немцами была создана и постоянно усиливалась противолодочная позиция. К концу сентября 1944 года Финский залив на этом рубеже перегораживали большое минное заграждение “Насхорн”, созданное в 1942 году, противолодочные сети и только что выставленные западнее сетей два минных заграждения “Нилхорн”. При отступлении из Эстонии враг не успел убрать сети, и они были использованы нашим флотом, который в декабре перекрыл сетевым заграждением также и Суропский проход. К сожалению, Наргенский рубеж не удалось сделать непреодолимым для немецких подлодок. Начиная с конца октября у-боты регулярно проникали восточнее этого рубежа, проходя через сети и через известные им проходы в старом заграждении “Насхорн”. U 745 (Схема №8) Одной из таких лодок была U 745 (капитан–лейтенант Вильгельм фон Трота). Она вышла в свой третий поход в Финский залив 23 декабря. Как упоминалось ранее, 26 декабря фон Трота в море передал на U 679 и U 637 новые шифрматериалы. Затем U 745 успешно форсировала Наргенский рубеж и затем действовала примерно на меридиане мыса Юминда. Здесь ее неоднократно пеленговали советские станции. 29 января лодка доложила об успешном форсировании противолодочного рубежа в западном направлении. Это было последнее сообщение с U 745. 30 января ей было предписано ожидать дальнейших приказов в квадрате AO 0266 (северо-западнее м. Пакри). На следующий день на лодку был передан приказ возвращаться в Либаву, 2 февраля этот приказ повторили еще раз. После того, как U 745 не ответила на неоднократные запросы, 5 февраля ее признали погибшей. 10 февраля на берегу острова Феглэ (Аландский архипелаг) финский рыбак обнаружил тело фон Троты. Командир имел аппарат для спасения с затонувшей лодки, рот и горло были заполнены кровью. Очевидно, он выбрался с лежащей на дне U 745, но легкие не выдержали подъема с глубины, и фон Трота погиб. Его похоронили на местном кладбище. Попробуем выяснить, где, когда и от чего могла погибнуть лодка, и как тело командира оказалось на Аландских островах. Последнее сообщение с U 745 было, по-видимому, запеленговано советскими станциями. 29 января в Финском заливе западнее заграждения “Насхорн” работа передатчика подводной лодки была зафиксирована только один раз – в 22:39 в точке 59°40’ с.ш. 24°30’ в.д. (севернее Наргена, между “Насхорном” и сетями). Очевидно, это и была радиограмма с U 745 о проходе заграждения “Насхорн” в западном направлении. После этого фон Трота должен был идти в квадрат AO 0266. Скорее всего, он воспользовался проходом южнее “Наргена”, не заминированном немцами в сентябре 1944 года специально, чтобы дать возможность своим подлодкам уйти из восточной части Финского залива. Квадрат AO 0266 захватывал северные части минных заграждений №5 и №6, выставленных советскими тральщиками в январе 1945 года. Скорее всего, по пути в указанный квадрат U 745 пересекла также линию №7. Характеристики этих трех заграждений даны ниже: №5 – 80 мин обр. 1908/39 и 10 мин КБ, углубление 3 м, минный интервал 70 м; №6 - 72 антенных мины АГ, углубление 3 м, длина нижней антенны 35 м, минный интервал 90 м №7 - 48 мины КБ и 24 мины АГ с нижней антенной, углубление 3 м, минный интервал 90 м. Таким образом, заграждение №5 было опасно для подводных лодок в надводном и позиционном положении, а остальные два – в любом положении, если только лодка не шла под водой глубже нижнего конца антенны мины АГ. Логично предположить, что U 745 погибла на одной из этих линий 30–31 января. Остается мрачноватый вопрос о маршруте, который проделало тело фон Троты. Сама лодка никак не могла оказаться у Аландских островов. Очевидно, труп командира некоторое время дрейфовал под воздействием ветров в северном или северо-западном направлении, пока не был подхвачен течением, направление которого вдоль финского побережья вполне соответствует предполагаемому маршруту дрейфа тела (см. схему). Конечно, это всего лишь сценарий, представляющийся наиболее вероятным. Пока не найден корпус лодки, нельзя исключать подрыв на дрейфующей мине, на одной из мин, выставленных советской авиацией в Таллинском заливе, гибель от аварии и т.д. В справочнике Акселя Нистле “German U-Boat losses during World War II. Details of Destruction” дается иная версия событий, от которой он в ходе переписки с автором данной статьи отказался. По старой версии, последний раз пропавшую подлодку видела 30 января в районе Нарвского залива недалеко от берега U 475. Об этой встрече рассказал Нистле один из бывших офицеров, служивших на U 475. ЖБД этой лодки не сохранился. Очевидно, мемуариста подвела память: как уже было отмечено, 29 января U 745 прошла Наргенский рубеж в западном направлении. Помимо этого, ледовая обстановка в Нарвском заливе в конце января вряд ли позволила бы двум лодкам провести встречу “недалеко от берега”. Если принять на веру, что встреча имела место восточнее “Насхорна”, она могла состояться не позднее 29 января и конечно не в Нарвском заливе, а значительно западнее, в пределах района, где наши станции во второй половине января отмечали работу передатчиков немецких лодок. Справка о командире ПЛ: капитан–лейтенант Вильгельм фон Трота (Wilhelm von Trotha), 29 лет. На флоте с 1936. Командир взвода на легком крейсере “Кенигсберг” до апреля 1940. На различных должностях до июня 1941. В подводных силах с июля 1941. Практика на U 582 с марта по май 1942, 1-й вахтофицер U 582 с мая по август 1942, участвовал в двух походах в Атлантику. Командир U 733 14.11.42-08.04.43 (U 733 погибла после столкновения у Готенхафена в ходе боевой подготовки). Командир U 745 с 19.06.43. Совершил один поход в Северное море и три похода в Финский залив, потопил советские тральщики “Т-45” и “Т-76”. Погиб при выходе из затонувшей лодки на поверхность. U 676 (тип VII C) U 676 (капитан–лейтенант Вернер Засс) вышла в свой первый “настоящий” боевой поход из Либавы 22.01.1945. Трудно не упомянуть, чем занималась U 676 до этого. С начала сентября по конец октября 1944 года она действовала в роли корабля ПВО, сопровождая конвои у побережья Прибалтики. Столь экзотическое использование ценной боевой единицы объясняется так. U 676 получила экспериментальную рубку типа VII с усиленным зенитным вооружением (две 37-мм пушки и два спаренных 20-мм автомата). В то же время шнорхель на лодку не установили. Когда в августе 1944 экипаж окончил курс боевой подготовки, было уже ясно, что без шнорхеля в Атлантике делать нечего. В то же время конвои вдоль побережья Прибалтики испытывали на себе все возрастающее давление советской авиации. И подводную лодку временно назначили надводным кораблем ПВО. Экипаж U 676 претендовал на уничтожение двух советских самолетов 5 октября на рейде Аренсбурга (Курессаре, остров Эзель). Однако время уничтожения этих самолетов (Ил-2 и Пе-2) на несколько часов расходится со временем понесенных в тот день потерь. С некоторой натяжкой подходит время исчезновения одного Як-9. Но “Яки” вылетали для прикрытия “Илов” от немецких истребителей и вряд ли участвовали в штурмовке немецких судов на рейде. О последнем походе лодки известно мало. В феврале 1945 года она действовала между Уте и Ханко. 12-го числа U 676 сообщила о повреждениях, полученных во льдах. Больше известий от нее не поступало. После того, как лодка не ответила на несколько запросов, 19 февраля она была признана погибшей. Пока совершенно нет данных, позволяющих отдать предпочтение одной из версий: 1) гибель на мине; 2) гибель от повреждений, о которых Засс доложил 12 февраля; 3) гибель в результате иной аварии. Справка о командире ПЛ: капитан–лейтенант Вернер Засс (Werner Sass), 29 лет. На флоте с 1937. Служил в 17-й флотилии ТЩ, в подводных силах с февраля 1941. 1-й вахтофицер U 171 с октября 1941 по март 1942. 1-й вахтофицер U 554 с марта по июнь 1942. 1-й вахтофицер U 525 с июля 1942 по май 1943. Курсы командиров ПЛ. Командир U 676 с 04.08.43. Участвовал в эскортировании конвоев в Прибалтике, пропал вместе со своей лодкой в первом и последнем “настоящем” боевом походе. Успехов не имел ни действительных, ни заявленных. Из немецких подлодок, выделенных для действий против Балтийского флота, была потеряна еще одна. U 1000 вышла 31 августа 1944 года из Пиллау в Таллин, но тут же подорвалась на английской авиационной донной мине (заграждение “Тенджерин”). Хотя лодка осталась на плаву, ремонт был признан нецелесообразным. U 1000 перевели в Кенигсберг и 29 сентября исключили из списков. Затем с лодки сняли все ценное(см.ссылку №9) . Корпус 15 декабря отбуксировали в Свинемюнде, дальнейшая его судьба не прослеживается. По иронии судьбы, из всех у-ботов, выделенных для операций в Восточной Балтике, только U 1000 была оборудована шнорхелем. Она не успела воспользоваться преимуществами этого устройства на практике. Ссылка №1 Во многих справочниках датой выхода называется 18.4.45. Ссылка №2 Советский ”Онега” (1603 брт) и норвежский ”Идефьорд” (4287 брт). Ссылка №3 Ровер в своей книге ”Успехи подводных лодок ”Оси” во Второй мировой войне” приписывает данную атаку U 481. Действительно, в ЖБД FdU Nordmeer указана именно эта лодка. Но в журнале самой U 481 нет никаких упоминаний об атаках в течение 22 апреля. Сама лодка находилась в этот момент далеко от места событий, восточнее о. Медвежий. Вероятно, мысли заполнявшего ЖБД FdU Nordmeer офицера были заняты чем-то другим. Все-таки в этот день уже шли бои на улицах Берлина Ссылка №4 Здесь и далее в описании перехода конвоя ПК-9 время приведено к Московскому Ссылка №5 К сожалению, точные координаты позиции автору пока узнать не удалось. Ссылка №6 Видимо, это сообщение было запеленговано нашими станциями (ошибка по времени – 7 минут). Ссылка №7 U 475, U 481, U 637, U 958. Ссылка №8 02.01.45 переименован в “МО-144”, но во время описываемых событий все еще в фигурировал в документах как “МО-124”. Ссылка №9 В английском языке для обозначения этого процесса существует очень выразительный “людоедский” термин – каннибализация (cannibalisation).
поручик Бруммель: 2. Подводные лодки, не участвовавшие в боевых действиях против КБФ U 416 (тип VII C) Раньше причиной ее гибели считались мины, выставленные в 1942 советской подлодкой “Л-3”. Эта версия попала в известный справочник Грёнера, а из него - в массу других изданий. Вкратце, о судьбе U 416 можно было узнать следующее: лодка подорвалась на мине в районе Борнхольма 30.03.1943 (координаты неизвестны) и затонула, затем была поднята, введена в строй и второй раз погибла 12.12.44, столкнувшись с немецким тральщиком M-203 западнее Брюстерорта. Минимум две вещи в этой версии не соответствуют действительности. Согласно журналу самой лодки, после подрыва она вовсе не затонула, а осталась на плаву, была приведена в Штеттин и 8.4.43 исключена из списков. К этому моменту U 416 (оберлейтенант цур зее Х. Райх) вместе со своим экипажем завершала цикл боевой подготовки в составе 8-й флотилии боевой подготовки (Данциг). После ремонта на Шихау Верфт в Кенигсберге лодка была вновь введена в строй 4.10.43 уже в качестве учебной, вошла в состав 23-й флотилии боевой подготовки (Данциг), а с июля 1944 – в состав 21-й учебной флотилии (Пиллау), где и готовила будущих подводников вплоть до своей гибели. Подрыв произошел юго-западнее Борнхольма на отмели Рённе-банк в квадрате AO8381 (54°55’ с.ш. 14°45’ в.д.). Достаточно взглянуть на схему №9, чтобы понять: мины “Л-3” не могли иметь к повреждению U 416 никакого отношения. В этом районе мина могла быть только английской донной неконтактной, выставленной с самолета. Советская авиация и подводные лодки здесь мин не ставили. От района постановок, выполненных “Л-3”, место подрыва отстоит более чем на 50 миль. Глубины в районе подрыва чуть менее 20 метров – идеальные для авиационных неконтактных донных мин. Кроме того, английские постановки на Балтике в значительной части производились именно в районах боевой подготовки немецких подводных лодок, представлявших в то время для Англии главную головную боль. Для советских же подводных лодок в 1942 году одной из главных задач был срыв поставок шведской железной руды в Германию. “Л-3” (капитан 2 ранга П.Д. Грищенко) вышла с Лавенсари 12 августа 1942 года, имея задание выставить мины в узле коммуникаций м. Аркона – Треллеборг – Истад, а также действовать в торпедном варианте. Мины были выставлены вечером 25 августа 1942 (первые 6 мин ПЛТ вышли нормально, а 7-я при выходе зацепилась якорем, и “Л-3” буксировала ее за собой 30 минут). В первом часу ночи 26 августа лодка выставила оставшиеся 13 мин двумя банками (4 и 9 мин ПЛТ). Относительно жертв этих постановок существуют самые разнообразные мнения, вопрос требует дальнейшего исследования. Это тема для отдельной статьи. U 416 (Cхема №9) U 547 (тип IX C) Единственная подводная лодка типа IX, упоминавшаяся в зарубежных источниках как возможная жертва советского оружия. Возвращаясь в Бордо (Франция) из второго боевого похода в Атлантику, 11.8.44 подорвалась на донной английской мине (заграждение “Деодар”) в эстуарии Жиронды, у Пойака. Поврежденная лодка не только смогла дойти до Бордо, но после срочного ремонта 23.8 – 29.9.44 самостоятельно перешла в Марвикен (Норвегия) и затем в Германию. Планировалось после ремонта в Штеттине отправить ее на Дальний Восток, лодку успели даже включить в состав 33-й флотилии (Пенанг). Однако затем ремонт признали нецелесообразным, 31.12.44 она была исключена из списков. В 1945 планировалось использовать ее в качестве торпедной станции. В книге Ю. Ровера “Атаки союзных подводных лодок во Второй Мировой войне” указано, что U 547 подорвалась “в ноябре 1944 у Свинемюнде”, и что возможно подрыв произошел на минах, выставленных “Лембитом” 11.10.44 северо-восточнее Кольберга (что конечно же довольно далеко от Свинемюнде – расстояние до ближайшей из четырех минных банок около 70 миль). Обратите внимание, что против обыкновения отсутствуют точные дата и место события, хотя U 547 не погибла и, следовательно, информация о подрыве попала бы в журналы боевых действий сразу нескольких командных структур (BdU, Руководства войной на море, Адмирала западной части Балтийского моря и т.д.). Ровер неверно интерпретировал информацию из ЖБД Командования подводных сил (BdU), где 15.01.45 приведен список потерь за декабрь 1944. U 547 значится там как исключенная после повреждения на мине (имелся в виду подрыв в августе). Не совсем понятно, почему Ровер отнес повреждение на ноябрь, а не на декабрь. U 763 (тип VII C) Совершила три боевых похода в Атлантику, а также переход из Франции в Норвегию в августе – сентябре 1944 года. 24 сентября, за сутки до прибытия в Берген, была повреждена английским “Либерейтором” из 224-й эскадрильи. 8.10.44 на переходе в Германию получила новые повреждения, подорвавшись на английской донной мине в Скагерраке. Была отправлена для ремонта на верфь “Шихау” в Кенигсберге. Практически во всех источниках указывалось, что 24.1.45 она была уничтожена в ходе налета советских ВВС. Однако в справочнике Нистле значится другая версия: затоплена немцами в Кенигсберге 29.1.45 из-за невозможности эвакуации. Два члена экипажа U 763 сообщили Нистле, что лодка не получала повреждений во время налетов, а была затоплена в бассейне верфи Шихау из-за невозможности буксировки. Немецкие документы также не содержат упоминаний о повреждении лодки советской авиацией. Вопрос явно требует дальнейшего исследования. В любом случае, ее уничтожение на счету Советских Вооруженных сил – если не ВВС, то армии, вынудившей немцев начать эвакуацию имущества из будущего Калининграда. U 367 (тип VII C) Никогда не участвовала в боевых действиях. Принята флотом 27.8.43, использовалась в качестве учебной подводной лодки в 23-й и 31-й флотилиях. Раньше из любого справочника по немецкому флоту можно было узнать, что она погибла 15.3.1945 в Данцигском заливе (54°25’ с.ш., 19°50’ в.д.) на мине или в результате аварии при погружении. Ровер в “Атаках союзных подводных лодок” указывает мины советской подлодки “Л 21” как причину гибели U 367. При этом координаты даны те же, что и у Грёнера. Однако, как хорошо видно на схеме №10, минное заграждение и называемое место подрыва у-бота находятся в разных районах Данцигского залива. U 367 (Схема №10) “Л-21” (капитан 3 ранга С.С. Могилевский, обеспечивающий – командир дивизиона капитан 1 ранга А.Е. Орел) 9 марта прибыла на позицию и четверо суток безуспешно осуществляла поиск целей. 13 марта в точке 54°35,5’ с.ш., 18°52’ в.д. (у восточной оконечности Хельской косы) лодка начала постановку, выставив в линию все 20 мин ПЛТ с углублением 2,4 м и минным интервалом 80 м. 13 марта “Л-21” определилась по маяку Хела, но непосредственно перед постановкой видимость настолько ухудшилась, что командиру пришлось определять свое место по глубинам. Это заграждение оказалось, вероятно, самым успешным из всех, выставленных советскими подводными лодками. На следующий день здесь погибли немецкие миноносцы T 3 и T 5(см.ссылку №1) . В ряде работ подрыв и тяжелое повреждение эсминца Z 43 10 апреля относят также на счет мин, выставленных “Л-21”. При более подробном рассмотрении ситуация с исчезновением U 367 оказывается весьма запутанной. В середине марта бои шли уже на подступах к базам Данцигского залива. Удивительно, но немцы продолжали проводить подготовку подводников в районе залива. Последний у-бот покинул Хельскую косу 25 марта. Пока не удалось установить, вышла ли U 367 для проведения подготовки, или же она перебазировалась на запад. Произошло это не 15 марта, а на следующий день. Лодка пропала вместе со всем экипажем (43 человека). В 23:59 16 марта немецкие станции поймали сообщение U 3010 о том, что она подорвалась на мине и тонет. Затем U 3010 пришла в базу, и выяснилось, что никаких радиограмм она не посылала. Поэтому решили, что сообщение о подрыве послала пропавшая U 367. Так ли это или нет, сейчас сказать невозможно. Загадочная радиограмма была послана из квадрата AO 9573. Координаты центра этого квадрата - 54°51' с.ш. 18°55' в.д., то есть значительно севернее как места гибели U 367 по справочникам, так и мин, выставленных “Л-21”. Немцы решили, что U 367 подорвалась на подлодочной мине – бесспорно, под впечатлением от гибели двух своих миноносцев. Можно сделать вывод, что до настоящего времени неизвестны ни точное место, ни причина гибели лодки. Что касается квадрата AO 9573, то там не могло быть мин, поставленных “Л-21”. В этом районе английская авиация ставила минное заграждение “Спинич” (с августа 1944 по январь 1945 года выставлены 245 донных мин). Кстати, глубины в данном квадрате около 90 метров, следовательно лодка могла подорваться на донной мине только в подводном положении. Помимо заграждения “Спинич”, в тот же период в Данцигском заливе англичане выставили 99 мин в зоне заграждения “Привит” и 144 мины в зоне заграждения “Джерейнием”. Наши самолеты выставили в феврале в заливе 4 английских мины A-V. Благодаря хорошо организованному неконтактному тралению немцам удавалось избежать чрезмерных потерь на донных минах. Кажется, последним судном, потерянным на донной мине в Данцигском заливе, был танкер “Леда”, подорвавшийся 21 декабря 1944 года, за 4 месяца до описываемых событий. Так что вероятность подрыва на донной мине была не так велика, как кажется. Пока нет информации о последнем выходе U 367 и о фарватере, которым она воспользовалась, вероятными представляются следующие причины ее гибели: 1. Подрыв на донной мине (в том числе и поставленной нашими самолетами; хотя вероятность того, что сработала одна из четырех наших мин, а не из сотен английских, невелика). 2. Подрыв на заграждении, выставленном “Л-21”. 3. Авария или ошибка личного состава. U 78 (тип VII C) Из-за нехватки торпедных аппаратов в период ее строительства (принята флотом 15.2.41) получила всего два носовых ТА. Всю войну была учебной подлодкой в составе 22-й флотилии (Готенхафен) вплоть до марта 1945 года, когда ее переклассифицировали в плавучую зарядовую станцию. Номинально числилась в 4-й флотилии (Штеттин), но оставалась в Пиллау, где и была потоплена 18.4.45 советской артиллерией во время штурма города. Затонула у пристани Морского вокзала. Единственная немецкая подводная лодка, погибшая в ходе войны от огня армейской артиллерии. Черное море Здесь нет никаких загадок, связанных с гибелью подводных лодок противника. Всего против ЧФ в течение войны действовали 15 субмарин: 6 немецких, 3 румынских и 6 сверхмалых итальянских. Нужно отметить, что итальянские “малютки” использовались как обычные малые подлодки, а не для проведения диверсионных спецопераций. Черноморский флот оказался наименее удачлив в области противолодочной обороны. Ни одна субмарина противника не погибла в боевых походах. До знаменитого удара по Констанце 20 августа 1944 враг потерял лишь одну лодку. CB-5 (тип CB) 6 итальянских сверхмалых подводных лодок были переброшены в Констанцу в мае 1942 года. Их планировалось использовать в первую очередь для блокады Севастополя. CB-1, CB-2 и CB-3 прибыли в захваченную немцами Ялту 5 июня, а CB-4, CB-5 и CB-6 – 11 июня. Как раз в это время планировался набег на Ялту, для чего был выбран единственный на Черном море торпедный катер типа Д-3(см.ссылку №2) (командир - старший лейтенант О.М. Чепик, обеспечивающие в этом походе – старший лейтенант К.Г. Кочиев и капитан-лейтенант Г.Д. Дьяченко). Катер вышел из Анапы и утром 13 июня на малом ходу подошел к порту. Введенный в заблуждение противник открыл огонь только после того, как “Д 3” выпустил обе торпеды. На выходе катер подавил огневую точку на молу и без потерь и повреждений ушел в базу(см.ссылку №3). Командир доложил об уничтожении брандвахтенной баржи, но фактически уничтожил подлодку CB-5 (младший лейтенант Фарольфи). В момент попадания торпеды на лодке никого не было, поэтому экипаж остался цел(см.ссылку №4) . Итальянцы почему-то считали, что одновременно с катером в ударе участвовали самолеты. Чья торпеда поразила лодку, они точно не знали, но впоследствии на Западе укоренилась и до сих пор господствует версия, что CB-5 погибла во время авиационного налета. До своей гибели она не успела совершить ни одного боевого похода. Итальянские лодки, безусловно, представляли реальную опасность для Черноморского флота. Хотя вопреки многочисленным версиям все их атаки в 1942 году были безуспешными, в августе 1943 года CB-4 действительно потопила нашу подлодку “Щ-203”. Поэтому вполне вероятно, что удачный рейд “Д-3” избавил нас от дополнительных потерь. И уж во всяком случае, хотя бы немного уменьшил давление противника на жизненно важную коммуникацию Новороссийск – Севастополь. Немецкие подлодки (30-я флотилия) действовали без потерь почти до самого конца боевых действий. Самым заметным ударом противолодочников ЧФ можно считать повреждение U 18, да и это событие произошло при довольно печальных обстоятельствах. 18 ноября 1943 года в 19:16 танкер “Иосиф Сталин” на переходе из Туапсе в Батуми в районе Лазаревского получил попадания двумя торпедами с подводной лодки U 18 (обер-лейтенант цур зее Карл Фляйге). Поврежденный танкер вернулся в Туапсе. Утром 20 ноября он снова вышел в Батуми под эскортом сторожевого корабля “Шквал”, четырех базовых тральщиков, четырех сторожевых кораблей и пары самолетов МБР-2. Фляйге пытался добить судно, но U 18 была забросана глубинными бомбами. Фляйге насчитал 52 взрыва, лодка получила повреждения, которые ей пришлось ремонтировать в Галаце до января 1944 года. Отмечен еще один случай, когда лодка 30-й флотилии была вынуждена прервать поход после полученных повреждений. 26.6.1943 во время подготовки к переходу все того же “Иосифа Сталина” один МБР-2 юго-западнее Туапсе удачно сбросил две бомбы на U 20 (обер-лейтенант цур зее К. Шёлер). На лодке вышла из строя вентиляция и трюмная помпа, Шёлеру пришлось возвращаться в Констанцу. Впрочем, через две недели U 20 уже вышла в новый поход. Все остальные успехи ПЛО ЧФ ограничивались тем, что удавалось срывать часть атак по транспортам. 31 марта 1944 во время налета штурмовиков на Феодосию одна бомба попала в левый борт U 9 (обер-лейтенант цур зее Хайнрих Клапдор), в прочном корпусе образовалась трещина длиной 10 см, были и повреждения от обстрела из бортового оружия. Клапдор получил осколочные ранения и оставил командование. U 9 была отремонтирована в Констанце менее чем за месяц. рубка U9, торчащая из воды после налета на Констанцу Знаменитый налет на Констанцу 20 августа 1944 нанес гораздо больше ущерба подводным силам противника, чем все усилия Черноморского флота в предшествующие три года. В ходе хорошо спланированного и проведенного удара было потоплено и повреждено много кораблей и судов. Из подводных лодок U 9 получила прямое попадание и легла на грунт у пирса, а U 18 и U 24 были тяжело повреждены, также как и находившиеся под румынским контролем CB-4 и CB-6. Через пять дней немцы затопили U 18 и U 24, так как было очевидно, что Констанца вот-вот будет занята советскими войсками. Кроме того, Румыния, чтобы избежать полной катастрофы, перешла на сторону СССР. 29 августа при занятии Констанцы в числе прочих кораблей и судов были захвачены румынские подлодки “Марсуинул” и “Рекинул”, а также все пять оставшихся “малюток” типа CB. Третья румынская подлодка, “Дельфинул”, была захвачена в Дунае. Три последние немецкие лодки действовали в море вплоть до исчерпания автономности, а потом были затоплены экипажами у турецкого берега. Вопреки распространенным представлениям, они затопились не в одном месте и не в одно время. U 20 пошла ко дну у Карасу 10 сентября в 21:30 (22:30 по Москве), U 23 - у Агвы в тот же день в 23:45 (00:45 11 сентября), а U 19 – 11 сентября в 22:35 (23:35). В этот момент подводная угроза на Черном море исчезла. Румынские и итальянские подлодки (за исключением CB-6) были включены в состав Черноморского флота. U 9, U 18 и U 24 подняли и зачислили в списки, но так и не отремонтировали. Итальянские лодки также не стали вводить в строй и в 1945 году исключили. Две румынские лодки были возвращены, а “Марсуинул” 20.02.45 затонула в Поти от взрыва своих торпед, поднята, отремонтирована, но в 1950 году исключена из списков. Недостроенные немецкие подводные лодки, захваченные в конце войны на верфях Советской армией на Балтике были захвачены два судостроительных завода, занимавшихся к концу войны постройкой подводных лодок. 1. Завод “Шихау” в Данциге: с ноября 1943 по сентябрь 1944 здесь были размещены заказы на строительство 184 больших подводных лодок нового поколения (тип XXI). Первые 25 лодок успели сдать флоту, еще 12 в феврале – марте 1945 года отбуксировали для достройки в другие порты. Когда 30 марта Данциг был взят войсками 2-го Белорусского фронта, на стапелях оставались 20 единиц (U 3538 – U 3557), еще для 14 (U 3558 – U 3571) были частично заготовлены секции. 13 подлодок (U 3538 – U 3550) зачислили в состав КБФ 12.04.45, еще 7 (U 3551 – U 3557) – 12.02.46. Они получили обозначения ТС-5 – ТС-13, ТС-15, ТС-17 – ТС-19, ТС-32 – ТС-38. Хотя некоторые из лодок были захвачены в довольно высокой степени готовности (U 3538 – 75%), ни одну из них так и не достроили. “Шихау”-Данциг изготавливал также секции IV и V для лодок типа XXI, строившихся на других заводах. Часть этих секций вероятно также попала в руки Советской армии. Кроме того, находившаяся в том же городе “Данцигер верфт” с 1944 года занималась постройкой секций I, II, III и VIII для лодок типа XXI, строившихся “Шихау”. 2. Завод “Шихау” в Эльбинге: В 1944-45 годах здесь были заказаны 500 сверхмалых подводных лодок “Зеехунд” (тип XXVII B). 144 единицы верфь успела сдать флоту. 10 февраля 1945 года, когда Эльбинг был взят, по немецким данным в постройке находились 56 “Зеехундов” (U 5395 – U 5450), из них первые четыре были почти готовы и еще 12 были в 75-процентной готовности. Однако наши специалисты, осмотревшие верфь, насчитали 150 подлодок на различных стадиях строительства, не считая 16 взорванных (очевидно, U 5395 – U 5410). Разницу в 110 единиц объяснить сложно. Может быть, для этих лодок были только заготовлены материалы. На Черном море 20.09.43 был выдан заказ на постройку в оккупированном Николаеве 15 малых подводных лодок нового поколения типа XXIII. Учитывая, что за всю войну силы противолодочной обороны ЧФ не смогли уничтожить ни одной из 6 старых лодок типа II B, легко представить себе последствия появления на черноморских коммуникациях пятнадцати новейших у-ботов(см.ссылку №5). К счастью, наступление Советской армии избавило флот от этой угрозы. Николаев был освобожден 28.03.44, до того, как началось строительство подлодок. Мифы В отдельную группу можно выделить подводные лодки, чья гибель приписывается советскому оружию отдельными отечественными авторами явно по недоразумению. Практически все перечисленные ниже у-боты погибли на Балтике. Это легко объяснимо. Именно здесь проходили подготовку все подлодки перед отправкой на театры военных действий. В ходе подготовки новые лодки несли потери от различных аварий, столкновений. Кроме того, англичане минными постановками с воздуха пытались сорвать или хотя бы затруднить деятельность учебных флотилий. Благодаря хорошо организованному тралению потери лодок на этих минах были редки, но все-таки случались. В первых списках потерь немецких подлодок, опубликованных после войны, детали их гибели на Балтике подробно не раскрывались, что и давало некоторым отечественным историкам право смело записывать урон врагу на счет Балтийского флота. С тех пор прошло немало лет, выяснились недостающие детали, но старые версии продолжают встречаться. Причем многие из них противоречат не только немецким, но и отечественным данным, да и элементарной логике, что уж совсем печально. Вероятно, приведенный ниже список не полон. Мифические версии даны курсивом U 7 – 18.02.44 в Данцигском заливе потоплена советскими самолетами (по другим данным, погибла из-за столкновения с немецким кораблем). Фактически погибла из-за аварии при погружении. Наших самолетов в этот день над Данцигским заливом не было, ни на какие успехи они не претендовали. Из пяти вылетевших на свободную охоту торпедоносцев ни один не заходил дальше Либавы. U 345 – 13.12.43 подорвалась на мине и добита в Варнемюнде советскими ВВС. Фактически в этот день находилась на верфи “Ховальдсверке” в Киле, была повреждена в ходе налета 8-й воздушной армии США и 23 декабря исключена из списков, разобрана на месте. Никаких ударов по Варнемюнде советская авиация в этот период не производила. U 382 – 30.12.44 в Данцигском заливе потоплена советской авиацией. Фактически 30.06.44 исключена из списков в Ла-Паллисе, стояла в одном из укрытий для подводных лодок. 25.08.44 вновь введена в строй, перешла из Франции в Германию, где 20.03.45 в Вильгельмсхафене вновь исключена. Корпус затоплен там же 05.05.45. В Данцигском заливе эта лодка последний раз была в 1942 году. U 446 – 09.09.42 погибла на мине, поставленной подлодкой “Л-3” в Данцигском заливе. Фактически 21.09.42 у Кальберга (Данцигский залив) подорвалась на донной мине, выставленной английской авиацией (заграждение “Привит II”). Поднята 08.11.42 и исключена из списков. До 1945 года наши подлодки мин в Данцигском заливе не ставили. U 580 – поздней осенью 1941 года погибла на минах. Фактически 11.11.41 западнее Мемеля столкнулась с кораблем-целью “Ангельбург”. U 583 – поздней осенью 1941 года погибла на минах. Фактически 15.11.41 севернее Штольпмюнде погибла в результате столкновения с U 153. U 702 – Потоплена в ожесточенном четырехчасовом поединке подводной лодкой “М-176” 28.05.42 в Варангер-фьорде. Описание боя содержит несколько совершенно фантастических подробностей. Например, у-бот до своей гибели якобы выпустил по находящейся в подводном положении “М-176” последовательно 10 торпед. Сейчас эта версия встречается редко, но раньше имела широкое хождение. В реальности U 702 вышла 30.03.42 с Гельголанда для операций в составе группы “Вахзам” западнее Норвегии. 2 апреля ей приказали идти в Берген, но в приказе 4 апреля пункт назначения изменили на Ставангер. Лодка пропала, ее считали погибшей 4 апреля. В 1987 году в районе Бергена на дне был найден корпус погибшей подлодки, предположительно это и есть U 702. В любом случае оказаться в Варангер-фьорде 28.05.42 она никак не могла. Судя по имеющимся сейчас данным, из 8 находившихся в море в этот день немецких “арктических” подлодок в Варангер-фьорде или недалеко от него не было ни одной. U 803 – 27.04.44 у Свинемюнде на мине, выставленной советскими ВВС. Фактически это была донная мина, выставленная английской авиацией (заграждение “Джерейнием”). Поднята и исключена из списков, корпус лодки остался в Свинемюнде и в апреле 1945 года был захвачен нашими войсками. Самый западный район Балтики, в котором ставила мины советская авиация – Данцигский залив (4 мины поставлены в феврале 1945 года). U 854 – 04.02.44 у Штральзунда на мине, выставленной советскими ВВС. Фактически севернее Свинемюнде (54°01,8’ с.ш. 14°16,3’ в.д.) погибла на донной мине, выставленной английской авиацией (заграждение “Джерейнием”). Поднята и исключена из списков. О возможности подрыва на советской авиационной мине в этом районе см. комментарий к судьбе U 803. U 1000 – 25.08.44 в точке 55°23’ с.ш. 20°33’ в.д. потоплена советской авиацией. Фактически подорвалась на английской мине 31.08.44, подробности изложены выше, в конце списка потерь подводных лодок, действовавших против КБФ. U 2331 – 01.10.44 у полуострова Хела (Хель) потоплена катером “СК-82”. Фактически затонула в этом районе 10.10.44 из-за аварии, поднята и до конца войны была в ремонте. Ни первого, ни десятого октября наши корабли не проводили атак по подводным лодкам. “СК-82” в этот период находился в Финском заливе. Возможность появления наших сторожевых катеров у Хеля в начале октября 1944 года не нуждается в комментариях. U 2342 – 26.12.44 у Свинемюнде потоплен глубинными бомбами катера “МО-124”. Фактически в этот день в 22:40 она погибла у Свинемюнде в точке 54°01,8’ с.ш., 14°15,2’ в.д. на донной мине, выставленной английской авиацией (заграждение “Джерейнием”). С лодки спаслись 4 человека. В конце 1954 года была обнаружена, поднята и разобрана в Карлсхагене (ГДР). История с потоплением этой новейшей лодки типа XXIII катером “МО-124” встречается чаще других мифов. Она же, пожалуй, в наибольшей степени страдает полным отсутствием логики. Сначала все выглядело так: “МО-124” провел в районе Палдиски атаку против подводной лодки 26 декабря, U 2342 погибла в этот день, неизвестно, где точно, но на Балтике. Историки имели право предположить, что наш катер, несмотря на отсутствие признаков поражения цели, все-таки утопил фашиста. После того, как в 1954 году лодка была найдена на другом конце моря, эта версия должна была тихо умереть. Но она осталась жить, причудливо соединив в себе атаку у Палдиски и гибель лодки у Свинемюнде. Видимо те, кто эту обновленную версию создавал или переписывал у других, даже не пытались задуматься, как мог катер “МО” оказаться в глубоком немецком тылу, да еще и охотиться там за подлодкой нового поколения. Потери подводных флотов стран-агрессоров во главе с Германией в войне против Советского Союза по имеющимся на данный момент данным представляются следующим образом. Достоверно уничтожены Советскими Вооруженными силами 7 ПЛ: на Севере U 639 и U 362, на Балтике U 144, U 250, U 78, на Черном море CB-5 и U 9. Еще одна ПЛ практически со 100-% вероятностью уничтожена советским оружием (в ходе атаки “МО 124” или на минах, выставленных 10-м дивизионом ТЩ) – U 679. Возможно уничтожены надводными кораблями (все на Севере): U 585 (маловероятно), U 344 (возможно), U 387 (вполне возможно), U 286 (маловероятно) Погибли по неизвестным причинам (скорее всего, на минах, вполне вероятно – выставленных Балтийским флотом) в ходе операций в Восточной Балтике: U 479, U 676, U 745. Кроме того, скорее всего, погибла на мине, не исключено, что советской, U 367. Существует малая вероятность, что U 479 погибла в результате атаки сторожевого катера. Потеряны в результате продвижения Советской армии: затоплены 6 ПЛ: U 18, U 19, U 20, U 23, U 24, U 763 (U 18 и U 24 перед этим были повреждены во время налета ВВС ЧФ на Констанцу); захвачены 8 ПЛ: румынские “Дельфинул”, “Рекинул”, “Марсуинул”, итальянские CB-1, CB-2, CB-3, CB-4, CB-6. Итого противник потерял в ходе войны против Советского Союза от 22 до 30 ПЛ, включая 6 сверхмалых. Из них противолодочными силами (включая подводные лодки) были уничтожены от 4 до 10 ПЛ. В результате вывода Финляндии из войны поставлены на прикол за 9 месяцев до окончания войны в Европе все 5 финских ПЛ. * * * В целом противолодочные успехи Советского ВМФ оказались не слишком велики. Вряд ли невысокая эффективность ПЛО была полной неожиданностью для командования. Ее неудовлетворительное состояние отмечалось еще в 1940 году в ходе известного совещания по итогам Финской войны и по обобщению опыта начавшейся Второй мировой войны. Основной проблемой было отсутствие надежной гидроакустической аппаратуры для обнаружения подводных лодок. Конечно, определенные усилия по исправлению ситуации предпринимались. ПЛО была одной из ряда сфер, в которых ленд-лизовские поставки сыграли практически революционную роль. Появление новых гидроакустических станций и новых видов противолодочного оружия заметно усилило возможности ПЛО (в первую очередь на Северном флоте). Однако по ряду объективных и субъективных причин личный состав большинства кораблей до конца войны так и не успел освоить новую технику в полном объеме, что сказалось на эффективности ее применения. И до войны, и в ее ходе, и сразу после победы в адрес противолодочной обороны было сказано немало критических слов. И все-таки, видимо, реальные цифры наших противолодочных успехов должны были произвести на военно-морское руководство и на специалистов шокирующее впечатление. Точно эти цифры невозможно установить и сейчас, но порядок величин стал понятен, очевидно, уже в первые послевоенные годы. К счастью, подводные лодки в той великой войне были далеко не самой главной угрозой для существования нашей Родины. Судьба страны решалась в грандиозных сражениях на суше. Если бы подводные силы противника по каким-то причинам начали играть решающую роль в нашем противоборстве с державами Оси, вер ...

поручик Бруммель: ... оятно, и отношение к противолодочной обороне стало бы другим. Другими были бы и ресурсы, брошенные на решение проблемы. Вероятно, и результаты могли бы быть иными. Ведь научилась же наша армия бороться, например, с таким страшным и совершенным механизмом, как немецкие танковые войска. И последнее. Немецкую подводную войну нельзя отрывать от ведения войны в целом. Советская армия сыграла решающую роль в разгроме Германии и ее союзников на суше. Для любой континентальной державы крах ее сухопутной армии означает и крах государства в целом. Соответственно в окончательном поражении немецких подводных сил большая доля принадлежит военным усилиям Советского Союза. Данная версия на протяжении десятилетий отстаивалась официальной советской историографией. И это как раз тот случай, когда с ней можно полностью согласиться. Андрей Кузнецов (статья опубликованав журнале "Флотомастер" №5. 2000 год) Для оформления статьи использовались материалы автора Ссылка №1 Так как минная обстановка в Данцигском заливе была весьма сложной, а подробности и координаты гибели миноносцев в различных источниках отличаются друг от друга, имеет смысл привести доказательства, что корабли погибли именно на минах ПЛТ, а не на английских авиационных донных минах. Согласно Уитли (Whitley M.J. “Destroyer! German Destroyers in World War II”) первым на затраленной мине подорвался T 5, он затонул через несколько минут. Вскоре подорвался и T 3, затонул через два часа. По Грёнеру, первым подорвался в 18:20 T 3, а T 5 подорвался в 18:45. В немецком издании Грёнера даются координаты подрывов 54°34’ с.ш., 18°56’ в.д. - юго-восточнее Хеля, при этом в тексте указано в одном случае “северо-восточнее…”, а в другом “севернее Хеля”. В английском издании Грёнера и у Ровера координаты даны 54º39’ с.ш., 18º47’ в.д. Подрыв этих двух кораблей относится к тем очень редким случаям для района Данцигской бухты, когда со стопроцентной уверенностью можно определить, кто поставил роковые мины. То, что T-5 подорвался на ЗАТРАЛЕННОЙ мине, однозначно характеризует мину как якорную, а не донную. Якорные же мины у Хеля до 14.3.45 ставила только “Л-21”. Сами немцы приписали гибель своих кораблей именно подлодочным минам. Ссылка №2 Ему не был присвоен тактический номер, и в документах он обозначался просто “Д-3”. Ссылка №3 В известной книге Г.И. Хорькова “Советские надводные корабли в Великой Отечественной войне” потопление CB-5 отнесено к 18 июня, когда набег на Ялту произвели “Д-3” и “СМ-3”. Это досадная ошибка. Ссылка №4 В справочнике С.В. Богатырева, Р.И. Ларинцева и А.В. Овчаренко “Потери ВМФ противника на Черноморском ТВД 1941-44” утверждается, что осколочные повреждения получили подлодки CB-2 и CB-3, а также торпедный катер MAS-572, из-за чего они 18 июня были отправлены на ремонт в Констанцу. К сожалению обе упомянутые “малютки” в момент атаки были в море (с 12 по 14 июня) и в тот же день, когда “Д-3” удачно выпустил две торпеды в Ялте, CB-3 также стреляла двумя торпедами, но неудачно, по крейсеру типа “Ворошилов” (очевидно, по “Молотову”). Обе лодки действительно отправились в Констанцу, но 21 июня. MAS-572 был 13 июня в порту, но 20–21 июня он участвовал в противолодочном поиске южнее Ялты, и в дальнейшем вместо ремонта в Констанце продолжал активно действовать из крымских баз. Ссылка №5 До конца войны лодки типа XXIII успели совершить 9 боевых походов в прибрежные воды Великобритании. Англичане, самые опытные на тот момент противолодочники в мире, не смогли потопить ни одной из них. “Двадцать третьи” понесли потери только в базах или во время межбазовых переходов в надводном положении от налетов авиации и мин.



полная версия страницы