Форум » Читальный зал » Патянин С. "Дорога жизни" для "Тобрукских крыс" » Ответить

Патянин С. "Дорога жизни" для "Тобрукских крыс"

поручик Бруммель: Сергей Патянин Дорога жизни для “Тобрукских крыс” В истории Второй мировой войны Тобрук занимает для англичан особое место. Он стал символом сопротивления союзников в Северной Африке. В течение 242 дней многонациональный гарнизон крепости, зажатой между палящей пустыней и морем, выдерживал осаду. Все это время снабжение осажденным доставлялось морем – на кораблях Королевского флота. Эта изнурительная и опасная работа, получившая у британских моряков название “Бег к Тобруку” (Tobruk Run), как ни странно, не нашла должного освещения в исторических трудах. Между тем, изучение британского опыта и сопоставление его с опытом аналогичной деятельности советского флота дает богатую пищу для анализа. Расположенный на южном берегу естественной бухты Тобрук был вторым по величине портом в Киренаике и самым большим на ее восточном побережье – между Александрией, являвшейся главной базой британского Средиземноморского флота, и итальянским Бенгази. В средние века он имел недобрую славу одного из пристанищ мусульманских пиратов, хозяйничавших на Средиземном море. Позже город стал владением Оттоманской империи, а в 1911 году в ходе итало-турецкой войны его захватили вторгшиеся в Ливию итальянские войска. С тех пор Тобрук являлся важной военно-морской базой итальянского флота. Город много выиграл от этого: здесь квартировал 10-тысячный гарнизон и поселилось много итальянских колонистов. Был возведен католический храм, построена гостиница, многочисленные административные здания, в которых разместились учреждения, казармы, а в годы правления Муссолини появилось внушительное здание местного руководства фашистской партии. В 4 км к югу от города был возведен аэродром. К началу боевых действий на Средиземноморском театре на Тобрук базировались незначительные силы итальянского флота: дивизион эсминцев, группа подводных лодок, ряд вспомогательных судов и старый броненосный крейсер “Сан Джорджо”, превращенный в плавучую артиллерийскую и зенитную батарею. Очень скоро активные действия британских надводных кораблей и авиации заставили итальянцев отвести свои корабли из Тобрука, хотя порт по-прежнему играл важную роль в снабжении расквартированных в Восточной Киренаике армейских частей. броненосный крейсер “Сан Джорджо” в Тобруке (1941) Итак, официально состояние войны между Италией и западными союзниками (Великобританией и Францией) было объявлено с полуночи 10 июня 1940 г. Спустя несколько дней Франция вышла из войны, но это событие практически не повлияло на обстановку в Киренаике и прибрежных водах. В течение трех месяцев активность сторон ограничивалась спорадическими вылазками, обстрелами с моря и налетами авиации. Лишь 13 сентября итальянские войска под командованием маршала Родольфо Грациани двинулись на восток. Наступление продолжалось всего пять дней – заняв Эс-Саллум, Сиди-Баррани и продвинувшись еще на 25 км, итальянцы стали закрепляться на захваченных позициях. Англичане отступили к Мерса-Матруху, и между противниками образовалась “ничейная зона” протяженностью около 130 км. Война снова застыла на месте – до декабря. Несмотря на временную неудачу, главнокомандующий британскими войсками на Ближнем Востоке генерал Арчибальд Уэйвелл оставался весьма невысокого мнения относительно боевых качеств итальянских войск и их тактики, поэтому при первой же возможности попытался изменить ход боевых действий в свою пользу. 8 декабря войска под командованием генерала Ричарда О’Коннора, численностью около 31 тыс. человек, перешли в контрнаступление. Операция под кодовым наименованием “Компас”, задумывавшаяся как пятидневный рейд против неприятельской группировки, сосредоточенной в районе ливийско-египетской границы, вылилась в триумфальное шествие британской армии. Пять дивизий итальянской армии были разгромлены за трое суток. К 20 декабря передовые бронетанковые части англичан блокировали приморскую крепость Бардия, которая пала 5 января 1941 г. Два дня спустя началась осада Тобрука. Господство на море, уверенно удерживаемое Средиземноморским флотом под командованием адмирала Эндрю Брауна Каннингхэма, не оставило итальянцам ни малейшего шанса на организацию снабжения гарнизона крепости. 22 января, после непродолжительного штурма, Тобрук был взят частями 6 й австралийской дивизии. Войска О’Коннора продолжили наступление. 30 января была взята Дерна, 6 февраля – Бенгази, 8 февраля – Эль-Агейла. Таким образом, в течение двух месяцев немногочисленные британские войска продвинулись почти на 800 км, разгромив две итальянские армии, состоявшие из 10 дивизий. Было взято в плен более 130 тысяч солдат и офицеров, захвачено более 380 танков и 845 орудий при самых незначительных собственных потерях: 475 убитых, 1373 раненых и 55 пропавших без вести. Ни сами наступавшие, ни германские военные эксперты не сомневались в том, что англичане вполне могли бы захватить Триполи, что давало возможность полного изгнания итальянцев из Северной Африки. Однако 10 февраля британское правительство приняло решение прекратить дальнейшее наступление в Ливии и перебросить большую и лучшую часть войск в Грецию. Резервы, транспортные средства и авиация, которые подлежали отправке О’Коннору, были задержаны в Египте. Неудачи итальянского союзника в Африке вызывали глубокую озабоченность в Берлине. В таком положении могли помочь только решительные меры. Поэтому 11 января 1941 г. OKW выпустило директиву №22, считавшую “помощь Германии на Средиземном море, где Англия ввела против союзников [немцев и итальянцев - С.П.] превосходящие силы, необходимой из стратегических, политических и психологических соображений”. В соответствии с этим предусматривалось сформировать и направить в Ливию группировку, состоящую из танкового соединения, противотанковых и зенитных частей. Одновременно Х му авиационному корпусу Люфтваффе, еще в декабре переброшенному на аэродромы в Сицилии, ставилась задача вести боевые действия в Северной Африке. Первые эскадрильи германских ВВС были переброшены на ливийские аэродромы в конце января – начале февраля 1941 г. Для управления ими создано авиационное командование “Африка”. Для действий в пустыне немцы сформировали экспедиционный корпус в составе двух дивизий, получивший название “Германский Африканский корпус” (Deutsche Afrika Korps - DAK). Командовать им был назначен генерал Эрвин Роммель, снискавший славу одного из лучших тактиков второй мировой войны. Когда 14 февраля первые подразделения Африканского корпуса были выгружены в Триполи, он немедленно бросил их на фронт, сам принял командование и передал войскам свой энтузиазм. Начатое 31 марта наступление с ограниченными целями превратилось в победный марш через всю Киренаику. 3 апреля англичане оставили Бенгази, а уже 12 го передовые немецкие части без единого выстрела заняли Бардию. Таким образом, менее чем за две недели немцы вернули всю территорию, на захват которой у англичан ушло два месяца. Лишь в тылу у них оставался окруженный гарнизон Тобрука, куда отошли части 9 й австралийской дивизии. Окончательное решение удерживать Тобрук до последнего Уэйвелл принял 10 апреля. Занимая крепость, англичане преграждали приморское шоссе, сковывали основные силы противника, создавали угрозу тылу и таким образом препятствовали дальнейшему продвижению Роммеля в Египет. В директиве премьер-министра и министра обороны от 14 апреля 1941 г. говорилось: “Удержание Тобрука должно рассматриваться не как оборонительная операция. Тобрук нужно расценивать как неоценимое предмостное укрепление или исходный район для рейдов против вражеских коммуникаций”. К тому времени гарнизон крепости получил подкрепление в виде доставленной морем 18 й пехотной бригады 7 й австралийской дивизии. Несмотря на воздушные налеты, минирование порта и подходов к нему, в Тобрук постоянно прибывало по морю из Александрии все необходимое. Роммель полагал, что наблюдаемое с берега движение судов является ни чем иным, как эвакуацией англичан из Тобрука в Египет. В этом мнении немецкого командующего укрепляли свежие воспоминания о Дюнкерке. Он и представить себе не мог, что противник намеренно оставил в крепости сильную группировку, чтобы угрожать ему с тыла. Тобрук был хорошо укреплен еще итальянцами. Крепость была окружена двумя оборонительными линиями. Наружная проходила примерно в 15 км от города и напоминала полукруг, упирающийся прямо в море. Это была цепь из 128 опорных пунктов (ДОТов) с укрытиями для солдат и подготовленными позициями для пулеметов и орудий. Общая протяженность линии составляла около 50 км. Перед ней был выкопан противотанковый ров, выставлены противотанковые ежи, заграждения из колючей проволоки и минные поля. Промежутки между опорными пунктами также минировались и перекрывались проволочными заграждениями. Позади этой линии, на расстоянии от 1 до 5 км от нее, находились позиции противотанковой и полевой артиллерии. Вторая линия обороны проходила через старые форты, расположенные в 5-6 километрах южнее и западнее порта. Неудивительно, что попытки немцев взять Тобрук с хода 13-14 апреля были отбиты. Тщательно подготовленная атака 30 апреля также не имела успеха вследствие упорного сопротивления австралийцев и возросшей огневой мощи крепости. В этих боях, продолжавшихся до 4 мая, гарнизон Тобрука потерял 59 человек убитыми, 355 ранеными и 383 пропавшими без вести; немецкие потери составили соответственно 115, 359 и 128 человек; итальянские – 152, 215 и 85. Впоследствии немцы не предпринимали попыток ворваться в крепость, ограничившись ее блокадой. * * * Запертые в Тобруке силы – “Тобрукские крысы”, как называли их по обе стороны фронта – состояли из примерно 31 тысячи солдат и офицеров под командованием австралийского генерал-майора Лэсли Морсхэда. Ключевая роль в обороне крепости отводилась 9 й австралийской дивизии, 18 й пехотной бригаде и 18 му индийскому кавалерийскому полку. Огневую мощь защитников составляли четыре полка полевой и противотанковой артиллерии, а также множество трофейных итальянских пушек, расчеты которых комплектовались из наскоро обученных пехотинцев. Имелся батальон бронеавтомобилей и сводная 3 я бронетанковая бригада. Немаловажным было и то, что крепость имела довольно развитую систему ПВО, поскольку во время отступления англичан из Киренаики почти все зенитки с оставляемых аэродромов попали именно в Тобрук, а несколько батарей доставили морем. К середине апреля защитники Тобрука располагали 88 зенитными орудиями (28 среднего и крупного калибра, 17 40-мм автоматами “Бофорс” и 43 трофейными 20 мм автоматами “Бреда”). Они достаточно надежно защищали порт, благодаря чему британские войска могли использовать его для пополнения запасов гарнизона и эвакуации раненых и пленных. Официальная британская историография датирует начало блокады Тобрука 12 апреля 1941 г. В течение следующих 242 дней положение гарнизона зависело от способности Королевского флота осуществлять его снабжение. Эта опасная и изнурительная работа была возложена на так называемую Прибрежную эскадру (Inshore Squadron) – разношерстное соединение, состоявшее из эсминцев, старых речных канонерок, тральщиков, вооруженных траулеров и мобилизованных шхун. Командовал Прибрежной эскадрой кэптен Альберт Л. Полэнд. Положение осложнялось тем, что большинство эскадренных миноносцев, приданных ранее эскадре, были заняты сопровождением конвоев с войсками и техникой в Грецию; к середине апреля Полэнд располагал всего двумя кораблями данного класса (“Вендетта” и “Уотерхен”), а также тремя канонерскими лодками (“Лэдибёрд”, “Эйфис” и “Гнэт”). Кроме них, в Тобруке имелось несколько вооруженных траулеров и китобоев, выполнявших функции тральщиков. Большинство из них ходило под флагом Южно-Африканского Союза. кэптен Альберт Л. Полэнд Опубликованные британские адмиралтейские отчеты не содержат детальных сведений об организации снабжения. Можно предположить, что из штаба командира Прибрежной эскадры, находившегося в Тобруке, делался запрос на характер и количество необходимых грузов, велось управление движением судов на ближних подступах в крепости и руководство работой портовых служб, тральщиков, а впоследствии – согласование с ВВС воздушного прикрытия на маршруте. Выделение для осуществления перевозок кораблей, кроме находившихся в постоянном подчинении командира Прибрежной эскадры, относилось к компетенции штаба Средиземноморского флота. Корабли выходили из Александрии с таким расчетом, чтобы проходить наиболее опасный участок маршрута и достигать Тобрука в темноте. Если же по каким-либо причинам это оказывалось невозможным, они могли укрыться в Мерса-Матрухе. Немцам, не имевшим в описываемый период на Средиземном море своих военно-морских сил, осуществление противодействия перевозкам приходилось вести исключительно при помощи авиации. Эта задача возлагалась на штаб “флигерфюрера Африка” генерал-майора Стефана Фрёлиха. К началу осады Тобрука ударные силы, находившиеся в его подчинении, состояли из одной группы бомбардировщиков (III/LG 1), двух групп пикирующих бомбардировщиков (III/StG 1(см.ссылку №1) и II/StG 2), к которым можно добавить эскадрилью двухмоторных истребителей (8./ZG 26). Нельзя сбрасывать со счетов и итальянскую авиацию. Правда, все противокорабельные вылеты горизонтальных бомбардировщиков из состава дислоцированной в Ливии 5-й воздушной эскадры оказались совершенно безрезультатными, но пикировщики - “пиччателли” - добились определенных успехов. Еще в феврале в Бенгази была перебазирована 96 я группа (236 я и 237 я эскадрильи), оснащенная немецкими самолетами Ju 87. В начале мая к ней присоединилась 239 я эскадрилья, пилоты который приобрели немалый боевой опыт в ходе налетов на Мальту и Греческой кампании. Впоследствии некоторое число самолето-вылетов против кораблей на линии снабжения совершили итальянские торпедоносцы. итальянские "Штуки" (208-я эскадрилья) Впрочем, противодействие прорывавшимся в крепость кораблям и судам являлось далеко не единственной задачей, стоявшей перед германо-итальянской авиацией на Североафриканском ТВД, и поэтому носило не целенаправленный характер, а осуществлялось в форме повседневных боевых действий. Самолеты-разведчики периодически совершали полеты над морем и при обнаружении целей вызывали ударные группы, состоявшие, как правило, из нескольких (до четырех) эскадрилий пикирующих бомбардировщиков. Близость неприятельских аэродромов вынуждала британские корабли пробиваться в крепость под непрерывными воздушными налетами. Расстояние между Тобруком и Александрией составляло 300 миль (маршрут прорывавших блокаду кораблей был несколько длиннее). При этом пикирующие бомбардировщики Ju 87 с полной бомбовой нагрузкой имели радиус действия около 200 миль, двухмоторные Ju 88 - около 400 миль. Это означало, что корабли могли подвергнуться воздушным налетам на протяжении практически всего пути. Сам Тобрук также подвергался непрерывным ударам с воздуха. По данным Б. Могхэна, в апреле немцы совершили на крепость 73 налета, в мае – 99, в июне – 14, в июле – 138 и в августе – 143(см.ссылку №2) . Только пикирующие бомбардировщики в период с 11 апреля по 24 июня произвели не менее 46 налетов, совершив 959 самолето-вылетов. На начальном этапе осады англичане не могли обеспечить ни кораблям, ни самой крепости истребительного прикрытия. Находившаяся в Тобруке 73 я эскадрилья в результате немецких налетов потеряла значительную часть своих “Харрикейнов” и была эвакуирована. Командующий Королевскими ВВС на Среднем Востоке маршал авиации А. Лонгмор считал, что всякая попытка держать самолеты в Тобруке приведет лишь к бесполезным потерям. Сама крепость находилась в 80 милях за линией фронта, практически на пределе радиуса действия истребителей с египетских аэродромов. Фокус войны на Средиземноморском театре в апреле-мае 1941 г. находился на Балканах и в Греции. Именно туда были прикованы главные силы британского флота. Соответственно, для доставки грузов в Тобрук оставались лишь вспомогательные суда, которым приходилось совершать рейсы либо в одиночку, либо со случайным эскортом. “Суда снабжения, – пишет С. Роскилл, – не имели истребительного прикрытия, так как базы британской авиации находились теперь далеко на востоке. Это привело к тяжелым потерям от вражеских бомбардировщиков. Тем не менее, в течение апреля на берег ежедневно доставлялось до 400 тонн грузов, а малые корабли самых различных типов под покровом темноты перевозили в обоих направлениях [из Александрии в Тобрук и обратно] большое количество личного состава”. В действительности эффект действий Люфтваффе оказался не столь трагичным, как представляет Роскилл. В те дни у противника хватало других забот, поэтому из числа судов, снабжавших Тобрук, в апреле 1941 г. немцы потопили только два транспорта. Первую потерю англичане понесли 18 апреля. Ранним утром 12 пикирующих бомбардировщиков из состава III/StG 1 под командованием капитана Гельмута Мальке вылетели в район Эс-Саллума, чтобы атаковать “линкор, обстреливавший позиции сухопутных войск”. Прибыв в указанный район, пилоты обнаружили большой корабль, на высокой скорости удаляющийся от побережья. По их докладам, он имел две орудийные башни, установленные на круглых площадках на носу и корме. Все бомбы пикировщиков первых трех звеньев легли в цель или разорвались рядом с бортом. Судно быстро затонуло, поэтому четвертому звену просто некуда было сбрасывать свои бомбы. По возвращению, Мальке отправил в штаб “флигерфюрера Африка” донесение: “В 11:05 военный корабль или вооруженный транспорт водоизмещением около 8000 т… потоплен к северо-востоку от Эс-Салума”(см.ссылку №3) . В действительности, жертвой немецких пикировщиков стал шедший в Тобрук вооруженный транспорт “Фиона” (2190 брт). Спустя десять дней, 29 апреля, на входе в тобрукский порт было потоплено вспомогательное судно “Чакла” (3081 брт). В течение следующего месяца, ставшего одним из самых тяжелых не только для защитников крепости, но и для Средиземноморского флота в целом, на тобрукском маршруте авиация потопила шесть и повредила пять различных кораблей и судов. Большинство из них записали на свой счет пикирующие бомбардировщики, причем не только германские, но и итальянские. После не слишком удачного дебюта 96 й группы над Тобруком Мальке изменил боевой порядок. В инструкции к следующему вылету говорилось: “Порядок атаки: штаб III/StG 1 – 7 я эскадрилья - “пиччателли” – 8 я эскадрилья”. В результате итальянцы, зажатые между двумя немецкими эскадрильями просто вынуждены были повторять тактические приемы более опытных пилотов Люфтваффе, что заметно повысило результативность. 4 мая во время налета дюжины Ju 87 из состава III/StG 1 прямое попадание получило стоявшее в гавани Тобрука госпитальное судно “Капрера”. 12 мая стало трагичным днем для канонерской лодки “Лэдибёрд” (коммандер Блэкбёрн). Комендоры небольшого корабля отбили 47 атак пикировщиков. Но силы были слишком неравны – пораженная двумя бомбами канонерка пошла на дно у входа в гавань Тобрука(см.ссылку №4) . Над водой оставалось единственное уцелевшее 76-мм орудие канонерки, но и оно продолжало воевать еще целый год вплоть до захвата Тобрука немцами. Артиллеристов на катере доставляли на полузатонувший корабль, и они открывали огонь. канонерка “Лэдибёрд” Не отставали от своих немецких коллег и “пиччателли”. Интересно, что для борьбы с морскими целями итальянцы применяли, и надо сказать, очень эффективно, метод топмачного бомбометания. 25 мая в 40 милях севернее крепости 239-я эскадрилья капитана Джузеппе Ченни атаковала идущий из Александрии в Тобрук конвой в составе танкера “Хелка” (3471 брт), шлюпа “Гримсби” и одного вооруженного траулера, потопила танкер и повредила шлюп. Последний позже был потоплен пикирующими бомбардировщиками эскадрильи 3./StG 1 обер-лейтенанта Бруно Диллеи. Помимо перечисленных, 7 мая при налете на Тобрук погиб эскадренный тральщик “Стоук”, 24 мая его участь разделил дрифтер “Орора II”, 29 мая – вооруженный траулер “Синдонис”. Повреждения от бомб получили эсминец “Грэйхаунд”, вооруженные траулеры “Свана” и “Фалк”, канонерская лодка “Гнэт”. И все же потери при снабжении Тобрука в мае 1941 г. можно охарактеризовать как относительно терпимые, особенно, если сопоставить их с результатами Критской операции. С задачей обеспечения гарнизона флот в целом справился: корабли перебросили в осажденную крепость 1688 солдат и офицеров; в обратном направлении было вывезено 5918 человек, включая пленных. Было доставлено 1688 тонн груза, что составило 84 т/сут и даже слегка превышало минимальные ежедневные потребности, определявшиеся величиной 70 т/сут. Особенно важное значение имело прибытие 3 июня танкера “Пасс оф Бальмаха”: доставленный им бензин при соответствующей экономии гарнизон расходовал в течение месяца. Тяжелые потери, понесенные в ходе Битвы за Крит, серьезно ослабили позиции англичан на море. К началу июня 1941 г. британский Средиземноморский флот располагал (без учета находящихся в ремонте кораблей) 2 линкорами, 2 крейсерами, 1 крейсером ПВО, 17 эскадренными миноносцами, 2 быстроходными минными заградителями, 4 шлюпами, 8 корветами. Начавшаяся операция против французских сил в Сирии потребовала привлечения всех, имевшихся в распоряжении Каннингхэма, крейсеров и большей части эскадренных миноносцев. Вследствие этого, на тобрукском маршруте возможно было использовать лишь горстку кораблей. Эсминцы и небольшие вспомогательные суда действовали с максимальным напряжением, совершая “броски” в осажденную крепость. Немногочисленные суда, эскортируемые шлюпами и вооруженными траулерами, совершали нерегулярные переходы, причем их разгрузка производилась только по ночам. “Немецкой авиации., - констатирует Роскилл, - не удалось причинить большого урона ни кораблям Каннингхэма, ни их базам, однако она полностью нарушила перевозки снабжения в Тобрук морем на торговых судах. Задачи транспортов пришлось возложить на быстроходные боевые корабли”. 7 июня адмирал Каннингхэм был вынужден временно приостановить движение тихоходных судов и использовать для доставки снабжения в Тобрук только эсминцы, чья скорость позволяла им преодолевать большую часть пути под прикрытием темноты. Вернуться к обычному режиму снабжения гарнизона предусматривалось, когда Королевские ВВС смогут обеспечить конвоям истребительное прикрытие. В соответствии с этим в распоряжение командира Прибрежной эскадры передали 10-ю австралийскую флотилию эсминцев (кэптен Генри Уоллер). К тому времени в состав последней входило четыре корабля: “Стюарт”, “Уотерхен”, “Вендетта” и “Вояджер”, впоследствии к ним присоединились “Вэмпайр”, “Дифендер”, “Декой” и “Дэйнти”. Начиная с 18 июня эскадренные миноносцы стали совершать ночные переходы между Александрией и Тобруком парами. Кроме эсминцев, к середине июня кэптен Полэнд располагал 3 шлюпами, 2 канонерскими лодками и рядом небольших вспомогательных кораблей (мобилизованных траулеров, китобоев и шхун). ЭМ “Стюарт” Новая система организации перевозок позволила резко снизить потери: с 29 мая по 24 июня на тобрукском маршруте не было потоплено ни одного корабля или судна. Однако отдельные категории грузов, прежде всего – топливо, в котором блокированный гарнизон ощущал острую потребность, не могли доставляться боевыми кораблями в необходимых количествах и требовали специального транспорта. Встал вопрос о возобновлении движения конвоев, пусть и небольших. Такая попытка была предпринята 23 июня, когда из Александрии вышли танкер “Пасс оф Бальмаха” в сопровождении шлюпов “Оклэнд” и “Парраматта”, а также транспорт боеприпасов “Антиклия”, эскортируемый шлюпом “Фламинго”. Обеспечить конвою истребительное прикрытие снова не удалось, ситуация осложнялась тихоходностью танкера, который не мог развить более 6 узлов. В 14:30 24 июня находившийся в 20 милях северо-восточнее Тобрука отряд подвергся налету пикировщиков из состава II/StG 2 майора Вальтера Энеккеруса. На подлете пикировщики разделились на три группы, и в 14:36 обер-фельдфебель Хуберт Пёльц добился прямого попадания в “Оклэнд”. Удар пришелся на кормовую часть, вызвав детонацию глубинных бомб. Возник сильный пожар, корабль потерял ход и накренился на левый борт. Повреждения не казались фатальными, но в 15:29 на шлюпе прогремел мощный внутренний взрыв (по свидетельствам очевидцев – в котельном отделении). Через правый борт и палубу прошла огромная трещина, через которую в корпус стала стремительно поступать вода. Командир корабля коммандер М.С. Томас взрывной волной был отброшен на 50 метров. Через несколько минут “Оклэнд” затонул. Потери составили 35 убитых и 50 раненых. гибель шлюпа “Оклэнд” Оставшиеся корабли конвоя до вечера отразили еще ряд атак высотных бомбардировщиков, но в 7 часов вечера “штуки” появились снова. В очередной раз атака осуществлялась тремя волнами. Два пикировщика были сбиты зенитчиками “Парраматта”, который благополучно вернулся в Александрию со 162 уцелевшими членами команды “Оклэнда” на борту. “Пасс оф Бальмаха” получил серьезные повреждения в результате близких разрывов, но ночью прибыл в Тобрук на буксире эсминца “Уотерхен”. Чудом оставшийся неповрежденным “Антиклия” был направлен в Мерса-Матрух. Повторная попытка прорыва была предпринята им спустя три дня, когда из Александрии прибыл “Парраматта”, а Королевские ВВС смогли найти для прикрытия несколько истребителей. Однако на этот раз испортилась погода: встречная волна снизила скорость судна до 4 узлов, и с приближением рассвета транспорт повернул на обратный курс. “Парраматта” дошел до Тобрука и следующей ночью вместе с вооруженным траулером “Саузерн Мэйд” отконвоировал разгрузившийся “Пасс оф Бальмаха” обратно в Александрию. Конец месяца был омрачен новыми потерями. 29 июня в Тобрук вышла очередная пара эсминцев – “Уотерхен” и “Дифендер”. Около 20:00 в 100 милях от конечной точки маршрута они были атакованы 17 пикирующими бомбардировщиками, десять из которых были немецкими, а семь принадлежали итальянской 239 й эскадрилье. Именно итальянскому пилоту удалось добиться прямого попадания в “Уотерхен” (лейтенант-коммандер Суэйн), в результате чего он потерял ход. “Дифендер” (лейтенант-коммандер Фернфилд) снял с поврежденного корабля команду и лег на обратный курс, но с наступлением темноты вернулся, чтобы взять “подранка” на буксир. Обошлось без потерь, но спасти корабль не удалось: из-за непрекращающегося поступления воды он затонул в 01:50. Перегруженный “Дифендер” вернулся в Александрию. “Тобрукские крысы” остались без очередной “порции” снабжения, но уже на следующий день, несмотря на сильные воздушные налеты, в крепость было доставлено более 2000 т груза. ЭМ “Уотерхен” Вечером 29 июня Мерса-Матрух покинул второй конвой, состоявший из транспортов “Антиклия” и “Миранда” в сопровождении шлюпа “Фламинго”, канонерской лодки “Крикет” и вооруженного траулера “Саузерн Айл”. После полудня 30 июня отряд был атакован крупными силами авиации противника (около 60 бомбардировщиков Ju 87 и Ju 88 под прикрытием истребителей Me 110 и G.50). На этот раз Королевские ВВС сумели обеспечить судам сильное истребительное прикрытие силами 73 й, 250 й, 274 й и 1 й южно-африканской эскадрилий. Им удалось расстроить боевой порядок атакующих и сбить два “мессершмитта” ценой двух своих истребителей. Оба транспорта благополучно достигли Тобрука, хотя “Фламинго” и “Крикет” получили повреждения. На первом в результате близкого разрыва пострадала силовая установка, а прямое попадание в котельное отделение канонерки лишило ее хода(см.ссылку №5) . Ночью “Фламинго” взял ее на буксир и доставил в Александрию, но из-за тяжести повреждений она не восстанавливалась и в дальнейшем использовалась в качестве несамоходной зенитной батареи. Итоги месяца можно охарактеризовать как вполне удовлетворительные для англичан – в крепость было доставлено 1900 человек, эвакуировано 5148, а величина грузопотока выросла до 97 т/сут. Корабли Средиземноморского флота по-прежнему страдали от налетов авиации, но их потери на тобрукском маршруте уменьшились. Предпринятая тем временем попытка прорыва блокады путем удара со стороны Египта (операция “Бэттлэкс”) потерпела неудачу. Наступление началось 15 июня, но прорвать германскую линию обороны не удалось. В итоге уже через два дня линия фронта вернулась к прежней конфигурации. Провал стоил Уэйвеллу своего поста. 5 июля главнокомандующим британскими войсками на Ближнем Востоке был назначен генерал Клод Окинлек, до этого командовавший войсками в Индии. “Для осажденного Тобрука, - пишет польский историк Збигнев Квечень, - смена главнокомандующего означала, что надеждам на скорое снятие блокады пришел конец, но она же вселяла в защитников крепости и надежду: командование в Каире не отдаст им приказа о капитуляции”. В первую декаду июля 1941 г. германо-итальянская авиация сосредоточила уси ...

Ответов - 3

поручик Бруммель: ... лия на нанесении ударов непосредственно по Тобруку. Налеты производились в основном небольшими группами (лишь 1 и 4 июля были зафиксированы атаки 30-40 самолетов) и сравнительно легко отражались силами ПВО, поэтому ущерб крепости и порту характеризовался как незначительный. Более того, на редкость благополучными оказались транспортные рейсы эсминцев – ни один из кораблей даже не получил повреждений. Затем все вернулось на круги своя. Утром 11 июля пикировщики из состава I/StG 1 и II/StG 2 атаковали в 60 милях восточнее Тобрука пару эскадренных миноносцев, добившись прямого попадания в “Дифендер” (лейтенант-коммандер Фернфилд), на котором оказались затопленными кормовое котельное и машинное отделения. Второй эсминец – “Вендетта” (лейтенант-коммандер Роудс) – взял поврежденный корабль на буксир и лег на обратный курс, но в 11:15 на долготе Сиди-Баррани “Дифендер” затонул. К счастью, обошлось без жертв. Этот эсминец оказался единственным, потерянным в течение месяца. Эскадренные миноносцы “Стюарт”, “Декой”, “Хироу” и “Вендетта” получили повреждения от близких разрывов и осколков, но ни один из них не задержался в ремонте дольше нескольких дней. тонущий “Дифендер” В это время флотское командование решило использовать на тобрукском маршруте вместо небольших, но тихоходных вспомогательных судов Прибрежной эскадры танкодесантные баржи (так называемые “лихтеры А”). К тому времени в Александрии имелось восемь таких кораблей, имевших грузоподъемность около 120 т и скорость 10 узлов. Они совершали переходы в Тобрук парами без эскорта. Первая пара лихтеров благополучно прибыла в осажденную крепость 7 июля, после чего рейсы стали регулярными. Малые размеры позволяли баржам укрыться от неприятельских самолетов-разведчиков, но в случае обнаружения слабое вооружение не позволяло надеяться на отражение атак. Два корабля стали жертвами авиации, несмотря на наличие истребительного прикрытия. 15 июля “А.10” и “А.11” подверглись налету 12 пикировщиков, которых сопровождали истребители. Шесть Ju 87 и один Ме 110 были сбиты английскими пилотами, потерявшими два “Харрикейна”; “А.10” был потоплен, “А.11” добрался до пункта назначения. В аналогичном столкновении 29 июля немцам удалось потопить “А.8” и сбить два “Томахока” ценой четырех “юнкерсов” и двух “мессершмиттов-109”. В конце июля к кораблям, действовавшим на тобрукском маршруте, присоединились быстроходные минные заградители “Эбдиел” и “Лейтона”. Благодаря просторной закрытой минной палубе, каждый из них по грузоподъемности был эквивалентен паре эсминцев. Вскоре им предстояло сыграть ведущую роль в операции “Трикл”. быстроходный минзаг “Эбдиел” Еще в мае 1941 г. правительство Австралии начало добиваться того, чтобы австралийские войска, находящиеся на разных участках фронта, сосредоточить в одном месте, где они могли быть пополнены и переформированы. Имперское правительство не могло игнорировать желание доминиона, поскольку австралийские войска в боевых действиях в Северной Африке играли ведущую роль. В частности, это означало необходимость значительных пертурбаций в гарнизоне Тобрука. “Наши переговоры по смене австралийских частей в Тобруке были безрезультатны”, - с явным недовольством констатировал Черчилль. Сначала было решено вывести из крепости 18 ю австралийскую пехотную бригаду, не входившую в состав 9 й дивизии. Сменить ее предстояло польской бригаде Карпатских стрелков (бригадный генерал С. Копаньский). Переброска войск производилась на боевых кораблях в период новолуния с 19 по 29 августа. Семь из десяти рейсов совершили “Эбдиел” и “Лейтона” в компании с двумя-тремя эскадренными миноносцами. На переходе им обеспечивалось истребительное прикрытие, дальнее прикрытие осуществляла 15 я эскадра крейсеров (“Найэд”, “Галатеа”, “Феб”), обладавшая мощными средствами ПВО. В самом Тобруке были приняты дополнительные меры, чтобы ускорить разгрузку. Операция “Трикл” прошла удачно. Быстроходными минзагами и эсминцами было доставлено в крепость 6116 человек и 1297 т различных грузов; в обратном направлении было вывезено 4432 солдата и офицера, а также 610 раненых. Свой вклад внести вспомогательные суда, доставившие 900 т топлива и 565 т других грузов. легкий крейсер “Феб” Личный состав и грузы были переброшены без потерь, лишь 21 августа эсминец “Низэм” был легко поврежден в результате близкого разрыва. Более серьезно пострадали силы прикрытия. Ночью 27 августа крейсер “Феб” подвергся атаке одиночного итальянского торпедоносца SM.79 из состава 279 й эскадрильи (действовала с аэродрома Эль-Фтехия, район Дерны) и получил серьезные повреждения, выбыв из строя на 10 месяцев. Прибрежная эскадра в течение месяца потеряла 4 единицы. 12 августа танкодесантный корабль “А.14” подорвался на мине на входе в тобрукскую гавань; на следующий день у Мерса-Матруха вследствие навигационной аварии затонула вспомогательная шхуна “Кефалинния” (1267 брт); в результате налетов авиации противника на Тобрук погибли два вооруженных китобоя – “Торбрин” (19 августа) и “Скудд III” (27 августа). В это время в Лондоне комитет начальников штабов, хотя и неохотно, согласился на вывод из Тобрука 9 й австралийской дивизии. Ее позиции предстояло занять английской 70 й пехотной дивизии, находившейся до этого в Сирии. 7 я эскадра крейсеров (“Эйджекс”, “Нептьюн”, “Хобарт”) доставила ее из Бейрута в Александрию, а затем осуществляла прикрытие быстроходных минных заградителей, перебрасывавших войска в Тобрук. Первая часть войск была заменена в ходе операции “Суперчардж”, проведенной в следующий период безлунных ночей с 17 по 27 сентября. Совершив девять рейсов, “Эбдиел” и “Лейтона” доставили в крепость штаб 32 й танковой бригады, 4 й танковый полк и 16 ю пехотную бригаду – в общей сложности 6308 солдат и офицеров и 2100 т грузов; обратно было вывезено 5989 человек, в том числе 544 раненых и 1 пленный. Не прекращались и регулярные рейсы вспомогательных судов и “лихтеров А” Прибрежной эскадры. Ими было доставлено 1200 т боеприпасов и предметов снабжения, 750 т топлива и 29 танков. Тем не менее, в сентябре в связи с увеличением численности гарнизона дефицит снабжения составил 35 тонны в сутки. С другой стороны, сентябрь оказался единственным месяцем, в течение которого британский флот не потерял на тобрукском маршруте ни одного корабля, лишь 9 сентября эскадренные миноносцы “Декой” и “Кимберли” получили незначительные повреждения от близких разрывов авиабомб. Столь значительное снижение потерь во многом стало заслугой командира Прибрежной эскадры кэптена Полэнда. 12 сентября он перенес свой штаб из Тобрука в Мерса-Матрух, откуда было удобнее осуществлять управление движением кораблей и судов на линии снабжения, а также напрямую осуществлять взаимодействие с Королевскими ВВС и армейским командованием. По просьбе последнего канонерские лодки Прибрежной эскадры стали привлекаться к обстрелу целей на берегу. В ночь на 16 сентября “Эйфис” нанесла удар по неприятельской батарее, обстреливавшей Тобрук, на восемь дней выведя ее из строя. 19 октября эстафету подхватила “Гнэт”. Как ни странно, эти успехи не получили дальнейшего развития. Забегая вперед, отметим, что и в период интенсивных боев на сухопутном фронте корабельная артиллерия не применялась для поддержки армейских частей на приморском направлении. Это выглядит резким контрастом в сравнении с деятельностью Средиземноморского флота годом ранее, когда к обстрелам береговых целей привлекались даже линкоры. Видимо, англичане стали по-иному относиться к угрозе с воздуха и предпочитали беречь свои корабли... Замена оставшейся в Тобруке части австралийцев была произведена в следующее новолуние (12-25 октября) в ходе операции “Калтивейт”. Быстроходные минзаги в сопровождении трех эсминцев совершали переходы практически каждую ночь. Австралийский легкий крейсер “Хобарт” с эсминцами “Непир” и “Низэм” осуществлял дальнее прикрытие. В западном направлении каждый из заградителей брал 25 человек и 150 тонн груза, эсминцы – по 325 человек и 15 т груза или 75 человек и 50 т груза. В обратном направлении минзаги принимали по 450 человек. В общей сложности, в Тобрук было доставлено 7138 солдат и офицеров, вывезено 7234 человека, включая 727 раненых (с учетом вклада Прибрежной эскадры, октябрьский грузопоток составил 103 т/сут). 22 октября генерал-майор Морсхэд передал командование гарнизоном командиру 70 й дивизии генерал-майору Рональду М. Скоби. Возросли и потери – в октябре они оказались самыми тяжелыми за весь период осады. 4 октября авиация противника потопила вооруженный траулер “Уиппет” (бывший “Кос XXI”, 353 брт). Вечером 25 октября в 30 милях севернее Бардии шедшие на запад “Лейтона” и эсминцы “Энкаунтер”, “Хироу”, “Хотспер” были атакованы пикирующими бомбардировщиками группы I/StG 1 (майор Гельмут Зорге). В 21:05 “Лейтона” получила прямое попадание в кормовое машинное отделение. Разгорелся пожар, начали рваться сложенные на минной палубе боеприпасы. Погибло 4 офицера, 12 матросов и 7 солдат, остальные перешли на эсминцы. В 22:20 корабль затонул. От близкого разрыва пострадал “Хироу”, скорость которого упала до 10 узлов. Эсминцы вернулись в Александрию(см.ссылку №6) . Однако авиация внесла не ведущий вклад в британские потери. В октябре на помощь ей пришли германские подводные лодки. Еще 22 августа Гитлер, обеспокоенный серьезными потерями при перевозке снабжения Африканскому корпусу Роммеля и считавший, что итальянский флот не способен обеспечить безопасность морских перевозок, приказал направить шесть “у-ботов” на Средиземное море. Первой на новый театр отправилась “U 371”. 21 сентября она успешно форсировала Гибралтарский пролив. В последующие две недели за ней последовали “U 559”, “U 97”, “U 331”, “U 75” и “U 79”. Пунктами их базирования стали греческий Саламин и итальянская Специя. Перед немецкими подводниками была поставлена задача: перерезать морские коммуникации, по которым велось снабжение гарнизона Тобрука. Нужно отметить, что ранее аналогичную задачу пытались решать итальянские подводные лодки. Позиции у побережья Киренаики были организованы еще в середине декабря 1940 г. и не пустовали в течение всего периода осады Тобрука. Итальянские подводники пытались действовать днем из подводного положения, но при этом не были обеспечены данными разведки о маршрутах противника. Неудивительно, что результативностью они не блистали. За все это время имели место всего три атаки, завершившиеся пуском торпед. 27 июня подводная лодка “Янтина” (капитан 3 ранга Полити) в районе Мерса-Матруха атаковала пару эсминцев и слышала взрывы; 3 июля “Малаките” (капитан-лейтенант Цанни) в районе Тобрука выпустила торпеды по крейсеру “Феб” и доложила о его потоплении; 24 июля “Сквало” (капитан-лейтенант Грион) донесла о торпедировании танкера северо-западнее Бардии. В действительности, ни одна из этих атак эффекта не имела, а единственной жертвой итальянских подводников стала летающая лодка “Сандерленд”, сбитая зенитчиками “Дельфино” в начале августа. Стоявшая перед подводниками задача была весьма сложной. Перевозки в Тобрук осуществлялись главным образом ночью либо быстроходными кораблями, либо на танкодесантных баржах и небольших прибрежных судах, обнаружить которые в темноте было нелегким делом, а их небольшая осадка в некоторых случаях позволяла избегать даже точно нацеленных торпед. Неудивительно, что первой отправившаяся в боевой поход “U 559” капитан-лейтенанта Хайдтмана не добилась никаких результатов, хотя трижды выходила в торпедные атаки. немецкая ПЛ, возвращается на базу в Саламисе Тем не менее, немцы довольно быстро превзошли своих итальянских коллег. Начало было положено ранним утром 10 октября, когда “U 331” (капитан-лейтенант барон фон Тизенгаузен) вступила в артиллерийскую дуэль с тремя танкодесантными баржами и нанесла повреждения “А.18”. Спустя два дня “U 75” капитан-лейтенанта Гельмута Рингельмана севернее Бардии торпедой и артогнем пустила на дно сразу два лихтера: “А.2” и “А.7”. Более значительного двойного успеха добился командир “U 97” капитан-лейтенант Удо Хайльман. В ранние часы 17 октября в районе Эль-Аламейна он торпедировал и потопил отличившийся ранее при прорывах блокады Тобрука танкер “Пасс оф Бальмаха” (758 брт) и греческий пароход “Самос” (1208 брт). Наконец, 21 октября в заливе Саллум “U 79” (капитан-лейтенант Вольфганг Кауфман) поразила торпедой канонерскую лодку “Гнэт”. Взрывом на ней оторвало носовую оконечность. Благодаря титаническим усилиям буксиров, через два дня канонерка была доставлена в Александрию, но восстанавливать старый корабль не стали. Ссылка №1 Штаб, 7 я и 8 я эскадрильи группы находились в Северной Африке с 10 апреля по 23 мая. 17 июня им на смену прибыла группа I/StG 1 капитана Пауля Хоццеля. Ссылка №2 Данные показатели несколько расходятся с официальными Адмиралтейскими отчетами, но все же позволяют достаточно корректно оценить активность германской авиации. Ссылка №3 В ряде публикаций жертвой налета ошибочно называется монитор “Террор”, реально погибший еще 18 февраля Ссылка №4 Эта победа на счету II/StG 2 майора Вальтера Энеккеруса. Ссылка №5 Этот успех числится на счету пикировщиков итальянской 239-й эскадрильи капитана Ченни Ссылка №6 В результате в крепости остался 13 й батальон австралийской 20 й пехотной бригады (около 1000 человек). Для его вывоза в период ноябрьского новолуния была осуществлена операция “Апроуч”, в ходе которой оставшийся быстроходный заградитель “Эбдиел” и эсминцы совершили три рейса в Тобрук.

поручик Бруммель: Тем временем, к востоку от линии фронта велась подготовка к наступлению, которое должно было положить конец блокаде крепости. Силы Западной пустыни были переформированы в 8 ю армию, командование которой принял генерал Алан Каннингхэм. В период полнолуния с 28 октября по 8 ноября 1941 г. британские корабли, за исключением нескольких небольших шхун, не появлялись на линии снабжения Тобрука, сосредоточив свои усилия на перевозке грузов из Александрии в Мерса-Матрух. Для более эффективного содействия армии прибрежные силы флота были реорганизованы в три соединения: - в составе собственно Прибрежной эскадры остались канонерская лодка “Эйфис”, вооруженный траулер “Мой”, 4 сторожевых катера типа “ML”, 2 тральщика, шхуна “Мария Джованна” и 3 буксира; - Эскортные силы Западной пустыни включали шлюпы “Парраматта” и “Фламинго”, 7 южно-африканских вооруженных китобоев и десантный корабль “Гленрой”; - отряд снабжения состоял из вспомогательных судов “Чакдина” и “Чантала”, противолодочного траулера “Волборо”, мобилизованного танкера “Тоунлайн” и 3 шхун. Кроме того, были привлечены гражданские суда: 2 водолея, 6 танкеров-бензиновозов, 5 грузовых судов, 1 наливная баржа, 1 буксир, госпитальное судно “Рамб IV” и транспорт “Варшава”. Наступление в пустыне (операция “Крусейдер”) началось на рассвете 18 ноября. На следующий день танкисты 8 й армии были у Сиди-Резех, находившегося всего в 15 км от внешней линии обороны крепости. Утром 21 ноября навстречу им из Тобрука ударила 70 я дивизия. Однако немецкие войска оказали упорное сопротивление и серией умелых контратак сумели потеснить наступивших. За неудачу генералу Каннингхэму пришлось заплатить отставкой. 26 ноября командующим 8 й армией был назначен генерал Нейл Ритчи. Более успешными оказались действия 2 й новозеландской дивизии, наступавшей вдоль Приморского шоссе. В ночь на 27 ноября ее передовые подразделения встретились с солдатами тобрукского гарнизона, пробив узкий “коридор”. Немцы парировали это переброской двух дивизий Африканского корпуса от египетской границы и к 1 декабря ликвидировали прорыв. Несколько дней судьба сражения висела на волоске. С началом наступления в пустыне британский флот возобновил свою деятельность на линии Александрия-Тобрук. 18-20 ноября по этому маршруту беспрепятственно прошел небольшой тихоходный конвой, эскортировавшийся австралийскими шлюпами “Ярра” и “Парраматта”. Ночью 22 ноября была потеряна парусно-моторная шхуна “Мария Джованна”, из-за навигационной ошибки выскочившая на мель у занятого противником побережья к западу от крепости. Весь экипаж судна, еще год назад ходившего под итальянским флагом, попал в плен(cм.ссылку №1). австралийский шлюп “Ярра” Нужно отметить, что опасность, исходившая ранее для кораблей и судов от авиации противника, в период активных боев на суше несколько снизилась. К середине ноября “флигерфюрер Африка” располагал одной группой бомбардировщиков и двумя группами пикирующих бомбардировщиков, насчитывавшими в общей сложности 87 ударных самолетов (из них всего 39 исправных). Командованию Люфтваффе ничего не оставалось делать, как бросить их на поддержку сухопутных войск, возложив задачу борьбы с морскими перевозками на итальянскую торпедоносную авиацию. Несмотря на свою немногочисленность, “аэросилуранти” добились определенных успехов. В сумерках 23 ноября пара SM.79 из состава 281 й эскадрильи с Родоса атаковала в заливе Саллум десантный корабль “Гленрой” (кэптен Пейджет), перевозивший в Тобрук баржи, буксирные катера и портовое оборудование. Невзирая на мощное охранение, состоявшее из крейсера ПВО “Карлайл” и трех эсминцев, пилот одной из “савой” добился попадания в район кормового трюма транспорта. В результате было затоплено машинное отделение, и судно лишилось хода. На буксире “Гленрой” был доставлен в Мерса-Матрух, посажен там на отмель и разгружен, после чего его отбуксировали обратно в Александрию. SM.79 из 281-й эскадрильи С активизацией боев гарнизон Тобрука стал стремительно расходовать накопленный запас снарядов и испытывать в них острую потребность. 23 ноября из Александрии вышел транспорт боеприпасов “Ханне” (1360 брт) в сопровождении шлюпа “Парраматта” и эскортного миноносца “Эвон Вэйл”. Они благополучно отконвоировали судно в крепость, но на обратном пути в 20 милях северо-восточнее Тобрука были обнаружены германской подводной лодкой “U 559” капитан-лейтенанта Ганса Хайдтмана. В 01:00 27 ноября Хайдтман дал залп, оказавшийся роковым для австралийского корабля. Из состава экипажа “Парраматта” спаслось всего 20 человек. “Эвон Вэйл” пытался преследовать субмарину, но безрезультатно. Прибрежная эскадра потеряла один из своих самых ценных кораблей. Гибель шлюпа наглядно продемонстрировала угрозу, исходящую из-под воды. В середине ноября у восточного побережья Киренаики патрулировали итальянские субмарины “Бейлул”, “Дагабур”, “Заффиро” и германские “U 79”, “U 331”, “U 559”. Действуя против кораблей и судов на линии снабжения Александрия-Тобрук им не удалось добиться успехов, однако 25 ноября капитан-лейтенант Тизенгаузен (“U 331”) потопил линейный корабль “Бархэм” из состава главных сил Средиземноморского флота, осуществлявших прикрытие мальтийского конвоя. Придя к выводу, что подводные лодки являются единственной силой, способной оспаривать господство британского флота на море, германское командование 28 ноября отозвало из Западного Средиземноморья “U 81”, “U 203”, “U 565” и направило их на помощь трем “у-ботам”, действовавшим на линии Александрия-Тобрук. Немецкие субмарины произвели несколько атак на боевые корабли и суда снабжения, но все они, включая атаку “U 79” капитан-лейтенанта Кауфмана на линкор “Куин Элизабет”, к счастью для англичан, оказались безуспешными. 6 декабря из Западного Средиземноморья прибыли еще две лодки - “U 431” и “U 557”. Первая из них, после двух безуспешных атак, 13 декабря торпедировала водоналивной танкер “Мириэл” (3560 брт), а вторая на следующий день потопила легкий крейсер “Галатеа”. Впрочем, к блокаде Тобрука эти победы уже не имели отношения… тонущий "Бархем" Британские штабы предусматривали начать регулярное движение конвоев между Александрией и Тобруком через день после деблокады крепости. Однако обстановка заставила скорректировать планы. Первый конвой “АТ-1”, разделенный на две группы, вышел в море 30 ноября. Тихоходная группа состояла из греческого парохода “Элпис” с грузом боеприпасов, буксира “Сент-Исси” с двумя баржами и двух танкодесантных кораблей под эскортом шлюпов “Ярра”, “Фламинго”, двух вооруженных траулеров и греческого эсминца “Кондуриотис”, впоследствии отделившегося и ушедшего в Мерса-Матрух. Быстроходная группа включала вооруженное досмотровое судно “Чакдина” и танкер “Кёрклэнд” в сопровождении эскортных миноносцев “Эвон Вэйл”, “Хэйторп” и вооруженного траулера. Обе группы достигли Тобрука 2 декабря и были благополучно разгружены. Следом за ними, 4 декабря Александрию покинул конвой “АТ-2”, прибывший в Тобрук спустя два дня. легкий крейсер "Галатея" Первый обратный конвой “ТА 1” вышел из Тобрука вечером 5 декабря, забрав из крепости большую группу раненых и военнопленных. Вскоре после выхода из гавани суда были атакованы итальянскими торпедоносцами SM.79 из состава 284 й эскадрильи, вылетевшими с аэродрома Дерны. Два эсминца и два вооруженных траулера оказались недостаточной защитой для судов. В 21:35 “Чакдина” был поражен авиационной торпедой и быстро пошел на дно. Из 300 раненых и 100 пленных, находившихся на борту, траулеры спасли не более половины; в их числе оказался бывший командир 21 й танковой дивизии Африканского корпуса – генерал фон Равенштейн. По мере продвижения английских войск на суше интенсивность воздушных атак против кораблей и порта стала увеличиваться, достигнув максимума к 7 декабря. Около 17 часов шлюпы “Ярра” и “Фламинго”, возвращавшиеся в Тобрук после противолодочного поиска, были атакованы больший группой самолетов. “Фламинго” получил два прямых попадания в машинное отделение и полностью лишился хода. “Ярра” привел поврежденный корабль в гавань, а на следующий день начал буксировку “подранка” в Александрию под прикрытием австралийского крейсера “Хобарт”. Кроме того, 7 декабря англичане понесли последнюю за время осады потерю. Вооруженное досмотровое судно “Чантала” порвалось на авиационной мине и затонуло на входе в тобрукский порт. К счастью, число жертв оказалось небольшим. Тем временем обстановка на сухопутном фронте менялась кардинальным образом. Понесенные потери и угроза охвата с флангов в конечном итоге заставили Роммеля отвести свои войска на укрепленные позиции западнее Тобрука. Отход был осуществлен столь стремительно, что возобновившееся 8 декабря британское наступление превратилось в практически беспрепятственное занятие оставленной противником местности. На следующий день с Тобруком было установлено прямое сообщение по Приморскому шоссе. Восьмимесячная осада завершилась! * * * Деятельность Королевского флота по снабжению блокированного гарнизона Тобрука можно в целом охарактеризовать как успешную. Несмотря на наличие у флота других, не менее масштабных, задач, противодействие противника и понесенные потери, британские моряки не только смогли поддерживать обороноспособность своих армейских товарищей, но и произвести ротацию находившихся в крепости частей. Всего за время осады на транспортах и боевых кораблях в Тобрук было доставлено 34 113 солдат, 72 танка, 92 орудия и 34 тысячи тонн различных грузов; из крепости было вывезено 32 667 солдат, эвакуировано 7516 раненых и 7097 пленных. Фактически, англичанам удалось полностью обновить гарнизон крепости. За этот успех флоту пришлось заплатить дорогую цену. Согласно официальному отчету Адмиралтейства, в период с 12 апреля по 9 декабря 1941 г. при попытках прорыва блокады и в самом тобрукском порту было потоплено 26 боевых кораблей и вспомогательных судов военно-морского флота, еще 7 получили тяжелые повреждения. В числе потопленных: 2 эсминца, 1 быстроходный минный заградитель, 3 шлюпа, 7 вооруженных траулеров и китобойных судов, 3 канонерских лодки, 6 танкодесантных кораблей (лихтеров типа “А”) и 7 вспомогательных судов. На них погибло 184 человека, 110 было ранено. Торговый флот потерял 5 судов, 4 было тяжело повреждено (31 погибший, 3 раненых)(cм.ссылку №2). С другой стороны, в течение 1941 года только на Средиземном море Королевский флот лишился 1 линкора, 1 авианосца, 8 крейсеров и 16 эсминцев. Иными словами, тобрукский маршрут был далеко не основным источником потерь – не менее тяжелым бременем для флота являлись мальтийские конвои или уже упоминавшаяся Критская операция. На этом фоне потери, понесенные при прорыве блокады Тобрука, можно охарактеризовать как относительно умеренные. Основной причиной потерь стала авиация: ей потоплено 19 из 29 кораблей и судов (65 %), причем самым опасным противником для моряков являлись пикирующие бомбардировщики Ju 87 “Штука”. Однако и эти успехи давались им без прежней легкости. Как правило, корабли топились в тех случаях, когда в налете принимало участие не менее полутора-двух десятков пикировщиков. Горизонтальным бомбардировщикам, даже “юнкерсам-88”, способным наносить удары с пологого пикирования, не удалось одержать ни одной победы над кораблями в открытом море. Большинство кораблей было потоплено в условиях отсутствия истребительного прикрытия, в ряде случаев демонстрировавшего свою эффективность. Это наводит на мысль, что при должном взаимодействии между ВВС и ВМС англичане имели шансы свести потери к минимуму. В частности, остается непонятным, почему для защиты конвоев не использовались истребители дальнего радиуса действия “Бофайтер”, появившиеся в Египте в мае 1941 г. На втором месте по результативности стоят германские подводные лодки – на их счету 6 кораблей и судов (21 %). Однако надо отметить, что за два последних месяца осады Тобрука субмаринам принадлежит львиная доля успехов, а именно 60 % британских потерь за октябрь-декабрь. Можно сказать, что англичанам еще повезло, что “у-боты” появились на Средиземном море лишь в сентябре, поскольку для организации планомерной целенаправленной противолодочной борьбы они не располагали достаточными силами. В противоположность немцам, итальянские подводники не добились в данном районе вообще никаких успехов, еще раз продемонстрировав невысокую эффективность. В результате подрывов на минах погибло всего два судна (7 %), что говорит о весьма эффективной работе тральщиков. Столько же было потеряно в результате навигационных аварий, причем в этом случае речь идет о парусно-моторных шхунах, обладавших примитивным набором навигационного оборудования. Теперь рассмотрим ситуацию с противоположной стороны. Несмотря на понесенные англичанами значительные потери, эффективность германской блокады Тобрука нельзя назвать высокой. Мы имеем все основания говорить о многочисленных ошибках блокирующей стороны, причем речь в данном случае идет не столько о нехватке сил и средств, сколько о “проколах” в организации. Как уже говорилось в начале статьи, авиация осуществляла борьбу с идущими в крепость судами в форме повседневных боевых действий. Руководство ими осуществлял “флигерфюрер Африка”, для которого данная задача была лишь одной из многих. Специального штаба, который координировал бы действия различных сил по блокаде Тобрука, немцы не создавали. Решительно задача на блокаду не ставилась, операций с этой целью не проводилось. Контроль за поступлением снабжения в Тобрук не осуществлялся, целенаправленных действий по уничтожению конкретных прорывавшихся судов (как это было с мальтийскими конвоями) не велось. Западные историки склонны преувеличивать роль Х-го авиационного корпуса, с 30 мая дислоцировавшегося на аэродромах материковой Греции и Крита. Хотя расстояние позволяло его самолетам действовать по тобрукским конвоям, все успехи, достигнутые немцами у побережья Восточной Киренаики, относятся к частям, находившимся в подчинении авиационного командования “Африка”. Можно предположить, что корпус не привлекали к интересующим нас действиям, так как берегли для операций против мальтийских конвоев, Суэцкого канала и т.д. Вызывает недоумение фрагментарность использования итальянских торпедоносцев. Согласно статистическим данным, приведенным в работе Джузеппе Санторо, “аэросилуранти” из состава 5 й воздушной эскадры и командования авиации Эгейского моря за 8 месяцев произвели всего лишь 24 самолето-вылета против тобрукского маршрута, причем в британских отчетах отражены только три атаки, оказавшихся более-менее успешными. Торпедоносцы действовали исключительно в ночное время, небольшими группами (не более трех машин), методом “свободной охоты”, поэтому даже обнаружение кораблей противника становилось для них непростой задачей. Удары большими группами торпедоносцев по заранее намеченным целям не планировались. немецкий ас Пауль Хоццель (Х авиационный корпус, I-StG 1) В его руках "Штука" становилась смертноносным оружием для кораблей противника Но все же самой большой загадкой и немаловажным фактором, обусловившим в конечном итоге низкую эффективность блокады, является пассивность легких сил итальянского флота. Имея не менее 30 современных эскадренных миноносцев и более 40 торпедных катеров, итальянцы не предприняли никаких попыток использовать их для ночного патрулирования на подходах к Тобруку. Для базирования торпедных катеров вполне возможно было использовать передовые базы в Бардии или заливе Бомба. Наверняка вмешался пресловутый моральный фактор, довлевший над руководством итальянского флота после ряда громких поражений первого года войны… Тобрукская эпопея явила пример использования военно-морских сил по содействию изолированным сухопутным гарнизонам. В истории Великой Отечественной войны аналогом ей является деятельность советского Черноморского флота по снабжению осажденного Севастополя в конце 1941 – начале 1942 г. И в том, и в другом случае обеспечение жизнедеятельности блокированного гарнизона зависело от моря. И в том, и в другом случае противник не располагал на театре сколь-нибудь значимыми военно-морскими силами, осуществляя противодействие флоту исключительно посредством авиации. Наконец, сравнимыми оказались и временные рамки событий: блокада Тобрука длилась 242 дня, Севастополь держался 250 суток. Почему же британский флот справился с поставленной задачей, а советский – нет? Для ответа на этот вопрос рассмотрим несколько факторов. Первый: численность гарнизона. Войска Севастопольского оборонительного района (СОР) накануне третьего штурма имели 118 тыс. человек. В период штурма с учетом потерь их ежедневная минимальная потребность оценивалась примерно в 600 тонн различных грузов. Для сравнения: ежедневная потребность в два раза превосходящей СОР по численности немецкой 17-й армии, также оборонявшейся в Крыму, но не минимальная, а нормальная, оценивалась в 1500 т. По состоянию на конец 1943 г. армия имела около 200 тыс. человек на довольствии и по расчетам требовала 50 тыс. т грузов ежемесячно. Таким образом, цифры получаются примерно равными. В Тобруке в период осады находилось порядка 32-35 тысяч человек. Согласно официальному британскому историку И. Плэйфейру, минимальные потребности гарнизона определялись величиной 70 т в сутки (усредненная цифра реально доставленного снабжения - 140,5 т грузов в сутки). Сопоставление сведений о потребностях немецких, советских и британских войск заставляет усомниться в приводимых Плэйфейром данных (получается, что немцам требовалось 7,5 кг/чел в сутки, защитникам Севастополя - около 5 кг/чел, гарнизону Тобрука - 2,25 кг/чел), однако имеются и контрдоводы. Во-первых, ничего не известно о том, каковы были запасы в Тобруке к началу осады. Взяв крепость в январе, англичане захватили там двухмесячный запас продовольствия. Затем Тобрук в течение нескольких месяцев использовался в качестве основной перевалочной базы для наступавших британских войск, поэтому можно предположить, что к началу осады тобрукские склады были отнюдь не пустыми. Во-вторых, значительную часть артиллерии гарнизона составляли трофейные итальянские пушки, боезапас для которых не мог быть пополнен из Александрии, и оставалось полагаться только на наличие трофейных снарядов в самом Тобруке. В-третьих, в начале 1942 г. Севастополь являлся опорным пунктом для разных сил. Там имелось довольно многочисленная группировка авиации (порядка 120 самолетов), которая весьма активно летала и, соответственно, требовала немало горючего; кроме того, требовалось обеспечивать топливом корабли, действовавшие в западной части моря. Поэтому ГСМ занимали чуть ли не половину общего объема перевозок. Англичане были избавлены от такой необходимости – у них на топливо приходилось порядка 10-15 %. Можно лишь посетовать, что большинство отечественных историков не имеет доступа к зарубежным архивам и потому всегда будет заложником той фактуры, которую “абсолютно открытое” западной общество считает возможным о себе дать. В любом случае, ясно одно: величина грузопотока, которую требовалось обеспечить британскому Средиземноморскому флоту, была в несколько раз меньше той, что требовалась для поддержания боеспособности войск СОРа. Второй фактор, обусловивший успех немецкой блокады Севастополя, но невозможный под Тобруком - ограниченность судового состава Черноморского пароходства. Недостаток торговых судов заставлял перекладывать их работу на боевые корабли, которые в доставке снабжения многочисленной группировке войск могли играть лишь вспомогательную роль, ведь проводка даже одного 3000-тонного транспорта по числу доставляемого груза эквивалентна 10-20 рейсам эсминцев. Впрочем, и самих кораблей было немного. Списочный состав советского Черноморского флота на начало мая 1942 г.: 1 линкор, 4 крейсера, 13 эскадренных миноносцев, 2 сторожевых корабля, 3 канонерских лодки, 11 быстроходных тральщиков. Нужно еще учесть, что основная доля снабжения весной 42 го шла не в Севастополь, а в Керчь – для войск Крымского фронта, которые, как полагало командование, вскоре должны были снять осаду главной базы. Из-за недостатка торгового тоннажа в течение всей весны (до уничтожения войск Крымского фронта в мае 1942 г.) флот систематически не справлялся с планом перевозок для двух весьма значительных по численности группировок, особенно по Севастополю. Фактически там не были восполнены неприкосновенные запасы, потраченные при отражении второго штурма. Третий фактор – возможности противника по организации блокады – также гораздо благоприятнее для англичан. По состоянию на 21 июня 1941 г. германское авиационное командование “Африка” располагало 1 группой бомбардировщиков, 2 группами пикирующих бомбардировщиков, 4 эскадрильями одномоторных и 1 эскадрильей двухмоторных истребителей, 1 эскадрильей разведывательных самолетов. В общей сложности имелось 157 самолетов, в том числе 118 боеготовых. Некоторый вклад вносили итальянские ВВС, но из их числа к действиям против линии снабжения Тобрука привлекались только 3 эскадрильи пикирующих бомбардировщиков и, эпизодически, торпедоносцы. Теоретически, к поддержанию блокады Тобрука могли привлекаться самолеты Х го авиационного корпуса. Он насчитывал в своем составе 4 группы бомбардировщиков, 1 группу пикирующих бомбардировщиков, 3 эскадрильи двухмоторных истребителей, 5 эскадрилий разведчиков и гидросамолетов – в общей сложности 205 боевых самолетов, из них всего 89 исправных. К концу блокады состав сил немецкой авиации на Средиземноморье изменился незначительно. По состоянию на 11 ноября “флигерфюрер Африка” располагал 134 самолетами (73 исправных), в составе Х го авиакорпуса имелся 181 самолет (104 исправных). Помимо блокады Тобрука, группировка Люфтваффе на Средиземном море решала массу других задач, важнейшими из которых было противодействие мальтийским конвоям, борьба с британским флотом в Восточном Средиземноморье и содействие африканскому фронту Роммеля. Кроме того, по соглашению между германскими и итальянскими ВВС немцы должны были бомбить Александрию, Каир и Суэцкий канал. “От Х го авиакорпуса потребовали слишком много, - подытожил Д. Макинтайр. - Он был вынужден раздробить свои силы и в результате не решил полностью ни одной задачи”. Германская авиационная группировка в Крыму была несравнимо многочисленнее, а круг решаемых ей задач - уже. Согласно книге немецкого генерал-лейтенанта Плохера “Люфтваффе против России”, к 1 июня 1942 г. против Севастополя было развернуто 7 групп бомбардировщиков, 3 группы пикирующих бомбардировщиков, 4 группы истребителей и 3 разведывательных эскадрильи - всего около 600 самолетов. При этом все аэродромы находились в пределах 100 км от Севастополя, следовательно, сокращалось подлетное время, и исправные самолеты могли совершать по 3-4 вылета в сутки. Поэтому и интенсивность атак на прорывающиеся в Севастополь корабли была совсем иной: например, “Ташкент” в своем знаменитом последнем походе отразил налет 89 бомбардировщиков! Наконец, четвертый фактор – напряженность боевых действий. После безуспешных попыток взять Тобрук с хода, немцы в дальнейшем не пытались этого сделать, англичане не предпринимали достойных внимания контратак. Их части, занимавшие оборонительный периметр, периодически отводились для отдыха вглубь обороны, к морю. По официальным британским данным, с апреля по октябрь 1941 г. из числа защитников Тобрука погибло 855 и пропало без вести 498 человек, что составляет порядка 4 % от численности находившихся там войск или примерно 6 человек в день. Понятно, что в условиях такой “тепличной” войны не требовалось большого расхода ни боеприпасов, ни топлива. Под Севастополем борьба шла не на жизнь, а насмерть. Когда немцы откатывались после неудачных попыток взять город (зимой-весной 1942 г.), в контратаки переходили советские войска. Бои местного значения практически не прекращались. Особенно тяжело пришлось защитникам СОРа в период финального третьего штурма. Взять хотя бы интенсивность использования авиации. 2 июня немецкие самолеты совершили 723 боевых вылета, 3 июня - 643, 4 июня - 585, 6 июня – 563, а всего за период штурма группировка Люфтваффе произвела 23 751 самолето-вылетов и сбросила 20 529 т бомб. Иными словами, за день против Севастополя совершалось примерно столько же боевых вылетов, сколько против Тобрука за месяц. Объем же советских перевозок изменился незначительно. В марте в Севастополь было доставлено 11,6 тыс. т грузов, в апреле - 12,5 тыс. т, в мае - 13,6 тыс. т, в июне - около 11,3-11,9 тыс. т. Получается, что в июне гарнизон СОРа получил столько же, сколько в марте, вот только его потребность при штурме была иной: в марте в среднем 386 т/сут (фактически), в июне - 600 т/сут (расчетный минимум). Отсюда все беды: нет боекомплекта к орудиям - нечем отбивать атаки (при их отржении артиллерийский заградительный огонь традиционно имеет решающее значение); немецкие самолеты начинают беспрепятственно летать над базой на малой высоте и расстреливать все живое. Доставить боеприпасы, перебросить резервы из тыла на передовую в дневное время становится невозможно. Через несколько дней такой жизни наступает общий коллапс обороны даже при наличии большого количества защитников, способных держать оружие… Подведем итоги. Военная теория учит, что морская блокада эффективна, когда в результате ее не доходит настолько большая часть груза, что это оказывает влияние на сухопутную обстановку. Такое возможно разве что при наличии крупного превосходства блокирующей стороны в надводных кораблях, но и его можно в значительной мере нивелировать посредством авиации. Это скорее форма борьбы на истощение, при которой либо одна сторона вовсе отказывается от снабжения из-за высокого уровня потерь, либо другая отказывается от блокады, истощив в ходе нее свои силы. По мнению М. Морозова, с которым нельзя не согласиться, опыт Второй мировой войны показал, что организовывать блокаду немногочисленного компактного гарнизона тяжело и неразумно. Небольшие, хорошо охраняемые конвои даже с 2-3 кратной заранее заложенной нормой потерь на переходе легко обеспечат снабжение такого гарнизона. Примеры Тобрука и, особенно, Мальты являются весьма показательными(cм.ссылку №3). Блокада большой группировки более перспективна, особенно если запас судов конечен. В такой ситуации можно в течение сравнительно небольшого времени уничтожить или повредить множество судов и возить станет просто не на чем. Это было продемонстрировано немцами под Севастополем и западными союзниками в Тунисе годом позже. Таким образом, наличие мощного военно-морского флота во многом способствует армии в действиях на приморском направлении, а в определенных случаях может оказаться фактором, решающим исход вооруженной борьбы на суше. Даже тоненькая ниточка Дороги жизни, связывавшая блокадный Ленинград с Большой землей, помогла ему выстоять. Как тут не вспомнить слова Великого Петра: “Всякий потентат, который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет”! Сергей Патянин (статья опубликована в журнале "Флотомастер" №1. 2005) для оформления статьи использовались материалы автора и материалы сайта uboat.net Ссылка №1 Командир шхуны, лейтенант австралийского флота А. Палмер совершил 14 попыток побега из итальянского лагеря для военнопленных, во время одного из которых потерял руку и в итоге через Красный крест был возвращен на родину. Ссылка №2 Автору удалось обнаружить сведения лишь о трех торговых судах, погибших непосредственно при осуществлении снабжения гарнизона Тобрука. Относительно двух оставшихся можно предположить, что они либо погибли в Тобруке или близ него вне временных рамок блокады; либо участвовали в снабжении крепости, но погибли в другом районе при выполнении других задач. В подробном отчете Адмиралтейства о действиях на Средиземном море в 1941 г. никаких дополнительных упоминаний о судах, погибших при прорыве блокады Тобрука, не содержится. Ссылка №3 Есть и чисто сухопутные примеры: немецкие войска в Демянске или Холме также успешно выдержали длительную осаду. Приложение Список кораблей и судов, потерянных при осуществлении снабжения блокированного гарнизона Тобрука (12.04.-9.12.1941) ( В строке первым идет дата, затем тип корабля, далее название, тоннаж, место действия и причина гибели) 18.04. ВСУ Fiona (2190) сев. Сиди-Баррани а/б 29.04. ВСУ Chakla (3081) Тобрук а/б 07.05. ТЩ Stoke 710 Тобрук а/б 12.05. КЛ Ladybird 625 Тобрук а/б 24.05. дрифтер Aurora II … Тобрук а/б 25.05. ТН Helka (3471) р-н Тобрука а/б* 25.05. ШЛ Grimsby 990 р-н Тобрука а/б** 29.05. РТ Sindonis (913) Тобрук а/б 24.06. ШЛ Auckland 1250 р-н Тобрука а/б 29.06. ЭМ Waterhen 1100 сев. Эс-Саллума а/б* 30.06. КЛ Cricket 625 р-н Тобрука а/ ...

поручик Бруммель: ... б* (НВ) 11.07. ЭМ Defender 1375 сев. Сиди-Баррани а/б 15.07. ТДК A.10 372 р-н Тобрука а/б 29.07. ТДК A.8 372 р-н Тобрука а/б 12.08. ТДК A.14 372 Тобрук мина 13.08. ПМШ Kephalinnia (1267) у Мерса-Матруха нав. авария 19.08. ктб Thorbryn (305) р-н Тобрука а/б 27.08. ктб Skudd III (245) Тобрук а/б 4.10. ктб Whippet (ex-Kos XXI) (353) р-н Тобрука а/б 12.10. ТДК A.2 372 р-н Тобрука а/о и торп. ПЛ “U 75” 12.10. ТДК A.7 372 р-н Тобрука а/о ПЛ “U 75” 17.10. п/х Samos (1208) сев. Эль-Аламейна торп. ПЛ “U 97” 17.10. ТН Pass of Balmaha (758) сев. Эль-Аламейна торп. ПЛ “U 97” 21.10. КЛ Gnat 625 р-н Бардии торп. ПЛ “U 79” (НВ) 25.10. МЗ Latona 2650 сев. Бардии а/б 22.11. ПМШ Maria Giovanna (255) зап. Тобрука нав. авария, захвачена 27.11. ШЛ Parramatta 1100 сев. Бардии торп. ПЛ “U 599” 5.12. ВСУ Chakdina (3033) р-н Тобрука а/т* 7.12. ВСУ Chantala (3129) Тобрук мина Примечание: Класс и названия кораблей и вспомогательных судов ВМФ набраны прямым шрифтом, гражданских судов – курсивом. Знаком *) отмечены корабли и суда, потопленные итальянской авиацией; **) – поврежденные итальянской авиацией, окончательно потопленные германской. Сокращения: Классы кораблей и судов: ВСУ – вспомогательное судно, КЛ – канонерская лодка, ктб – китобойное судно, МЗ – минный заградитель, ПЛ – подводная лодка, ПМШ – парусно-моторная шхуна, п/х – пароход, РТ – рыболовный траулер, ТДК – танкодесантный корабль, ТН – танкер, ТЩ – тральщик, ШЛ – шлюп, ЭМ – эскадренный миноносец Причины потерь: а/б – авиабомба, а/о – артиллерийский огонь, а/т – авиационная торпеда, НВ – поврежден и не восстановлен.



полная версия страницы