Форум » Читальный зал » Патянин С. "Военно-морские силы в Восточноафриканской компании" » Ответить

Патянин С. "Военно-морские силы в Восточноафриканской компании"

поручик Бруммель: Сергей Патянин Военно-морские силы в Восточноафриканской кампании Вторая Мировая война превзошла все другие, известные человечеству за свою тысячелетнюю историю, вооруженные столкновения как по числу вовлеченных в себя людских и материальных ресурсов, так и по размерам территорий, на которых развернулись сражения. Одной из ее характерных особенностей стало существование нескольких театров военных действий, удаленных друг от друга на тысячи километров и разительно отличавшихся не только географическими особенностями, но и характером ведения боевых операций. Если действия на одних ТВД достаточно хорошо освещены в военно-исторической литературе, то события, происходившие на других, известны лишь узкому кругу специалистов. К последним можно отнести и восточноафриканскую кампанию. Военные действия в Восточной Африке имели место и раньше, достаточно вспомнить колониальные войны XVII-XIX вв., операции против немецких колоний в 1914-1916 гг. и Итало-Эфиопскую войну. Теперь же на поле боя сошлись войска фашистской Италии и стран Британского Содружества Наций. Важнейшим отличием начавшейся войны стало активнейшее участие в ней авиации и боевых кораблей. Тема использования военно-морских сил в ходе восточноафриканской кампании бесспорно интересна и актуальна. Интерес обусловлен прежде всего тем разнообразием задач, которые приходилось решать каждой из воюющих сторон при помощи флота. В течение короткого промежутка времени в водах Красного моря и Индийского океана имели место операции подводных лодок и противолодочных сил, высадки морских десантов, налеты авианосных самолетов, набеговые операции и действия рейдеров на океанских коммуникациях. Морская сторона кампании затрагивалась в работах таких известных западных историков как М.-А. Брагадин, И. Плэйфейр, А. Баркер и Д. Браун, однако целостного описания этих событий не имелось до сих пор. Данная работа представляет собой попытку исправить сложившееся положение. Италия поздно начала формировать свою колониальную империю. В 80 х годах XIX века были завоеваны Эритрея и Сомали, в 1911-1912 гг. в результате быстротечной победоносной войны у Турции была отторгнута Ливия (причем флоту в этой кампании суждено было сыграть решающую роль), с приходом к власти фашистов завоевательная политика получила новый импульс. Первой целью агрессии стала Абиссиния. Итальянцев привлекали имевшиеся там природные ресурсы: уголь, железная и медная руда, золото, соль, хлопок, каучук, сахарный тростник, кофе и табак. 3 октября 1935 г. сразу после окончания сезона дождей 350 тысячная итальянская армия без объявления войны вторглась на территорию Абиссинии. Несмотря на подавляющее военно-техническое превосходство итальянских вооруженных сил, им понадобилось семь месяцев на завершение кампании, исход которой был предрешен. 5 мая 1936 г. была взята Аддис-Абеба, а 9 мая Муссолини опубликовал декрет об аннексии Абиссинии и включении ее в состав Итальянской Восточной Африки. Тем самым было завершено формирование “географии” будущей войны. К 1940 году Италия владела 14 процентами территории Африканского континента, тогда как Франция – 38, Великобритания – 33 процентами. Итальянская Восточная Африка, занимавшая большую часть территории так называемого “Африканского рога”, имела площадь около 3000 тыс. км2 и включала в себя три области: Эритрею, Абиссинию (Эфиопию) и Итальянское Сомали. Ее протяженность с севера на юг составляла 2200 км, с востока на запад – около 2000 км. На западе и северо-западе она граничила с территорией Англо-Египетского Судана, на юго-западе – с Кенией, являвшейся британской колонией, на северо-востоке к ней примыкали небольшие по размерам французские (центр - Джибути) и британские (центр - Бербера) владения в Сомали. Противоположный берег Красного моря занимали формально независимые государства Саудовская Аравия и Йемен, юго-восточный берег Аравийского полуострова принадлежал Великобритании с центром владений в Адене. 10 июня 1940 года, спустя шесть дней после завершения эвакуации англичан из Дюнкерка, Бенито Муссолини с балкона Палаццо Венеция объявил о вступлении Италии в войну. Этот шаг был продиктован прежде всего желанием дуче “не опоздать на автобус”: поражение Франции становилось все очевиднее, и нужно было как можно скорее примкнуть к победителю, чтобы извлечь выгоду из сложившейся ситуации. Для Италии это выражалось в возможности расширить границы своих колоний за счет британских владений в Северной и Восточной Африке. Еще 31 марта главнокомандующий итальянскими вооруженными силами издал директиву, предписывающую “вести наступательные действия во всех частях Средиземного моря и за его пределами”. На африканском театре складывалась довольно любопытная стратегическая обстановка. Сосредоточение значительных группировок итальянских войск в Ливии и Эфиопии давало реальную возможность осуществить операцию по охвату с флангов британских войск, находившихся в Египте и Англо-Египетском Судане. В свою очередь, англо-французское командование предполагало противопоставить этому проведение ударов с целью взять в клещи группировки противника: ливийской - из Египта и Туниса, эфиопской - из Судана и Кении. Чтобы гарантировать успех, действиями военно-морских и военно-воздушных сил предполагалось перерезать итальянские коммуникации в Средиземном море, по которым снабжались войска в Африке. Красное море – внутреннее море Индийского океана, лежащее между берегами Азии и Африки. На севере соединено Суэцким каналом со Средиземным морем, на юге – Баб-эль-Мандебским проливом с Аденским заливом и Аравийским морем. Длина 1932 км, ширина до 305 км, площадь 450 тыс. км2. Берега Красного моря изрезаны слабо и почти на всем своем протяжении параллельны друг другу Островов на севере мало, но южнее 17 ю.ш. они образуют многочисленные группы; наибольшая из них – Дахлак в юго-западной части моря. Климат носит муссонный характер, но отличается большой сухостью вследствие положения моря между пустынями Аравийского полуострова и Северной Африки. Средняя температура января колеблется от 15,5С на севере до 27С на юге; августа – от 27С на севере до 32С на юге. Для Красного моря характерны пылевые туманы и миражи. Небольшой приток пресных вод и интенсивное испарение ведут к сильному повышению солености, величина которой близ Суэцкого канала наибольшая из морей Земли. Приливы преимущественно полусуточные: их величина в бухте Суэц 1,6 м, в открытой части моря – 0,6 м. Большая Советская энциклопедия Организация и соотношение сил на театре, военные планы сторон Итальянскими вооруженными силами в Эритрее, Абиссинии и Итальянском Сомали командовал ветеран колониальных войск генерал авиации герцог Аоста (см.ссылку №1) – вице-король Итальянской Восточной Африки. Под его руководством были сосредоточены 2 дивизии, 29 отдельных колониальных бригад и 33 отдельных батальона – всего около 250 тысяч солдат и офицеров, 63 легких и средних танка, 129 бронеавтомобилей, более 400 орудий. Положение итальянской африканской группировки нельзя назвать прочным. Коммуникации были растянуты и уязвимы, колониальные соединения и части, составлявшие до двух третей сил, – плохо вооружены и слабо обучены, внутреннее положение в восточноафриканских колониях оставалось напряженным из-за действий эфиопских партизан. В мае 1940 г. глава чернорубашечников в Итальянской Восточной Африке Бонакорси предостерегал правительство: “Если в какой-либо точке нашей империи появится отряд англичан или французов с развернутым знаменем, им понадобится очень мало, а то и совсем не понадобится солдат, чтобы сражаться против итальянцев, так как к ним присоединится большая часть абиссинского населения”. Достаточно сказать, что некоторые гарнизоны были настолько плотно блокированы, что их снабжение шло исключительно по воздуху. Командующий военно-воздушными силами в Восточной Африке генерал Пьетро Пинна располагал 24 бомбардировочными и 6 истребительными эскадрильями, насчитывавшими в общей сложности 193 боевых самолета, правда, количество боеготовых итальянских самолетов в Восточной Африке составляло порядка 30-40 %. Силами Реджиа Марина в Красном море командовал контр-адмирал Балсано (вскоре смененный адмиралом Марио Бонетти). Основой группировки являлись эскадренные миноносцы и подводные лодки. Флотилия эсминцев, которой командовал капитан 1 ранга Гаспарини, включала два дивизиона: 3 й состоял из трех порядком устаревших лидеров типа “Леоне”, 5 й – из четырех небольших эсминцев типа “Сауро”. В отдельную флотилию подводных лодок под командованием капитана 2 ранга Спагоне входило восемь единиц, причем две из них (“Перла” и “Макалле”) являлись лодками прибрежного действия, а шесть других были крупными океанскими субмаринами, представлявшими опасность для судоходства в Индийском океане. Помимо эсминцев и подлодок, в Массауа – главной итальянской военно-морской базе на Красном море – находились миноносцы “Ачерби” и “Орсини”, колониальный шлюп “Эритрея”, минный заградитель “Остия”, а также пять торпедных катеров. Личный состав военно-морских сил насчитывал около 4500 человек. Началом войны в портах Итальянской Восточной Африки было застигнуто 33 итальянских торговых судна. Уже после начала военных действий итальянцы приступили к переоборудованию пассажирских пароходов “Рамб I” и “Рамб II” во вспомогательные крейсера, а “Рамб IV” – в госпитальное судно. В Эритрее на побережье Красного моря Италия располагала портами Массауа и Ассаб, в Итальянском Сомали – Могадишо, Кизимайо, Данте (ныне - Хафун), Мерка и Брава. В 1935 г. в период подготовки к захвату Абиссинии итальянцы провели большой объем работ по расширению портов, имевших примитивное оборудование. Были приняты меры по расширению пристаней, причальных линий, подъездные путей, установлены дополнительные краны. Например, Массауа, который до переоборудования мог принимать лишь 2-3 парохода в сутки, по окончании работ был способен обрабатывать ежедневно до 40 судов грузоподъемностью до 250 тыс. т. В Могадишо могло разгружаться до 2000 т грузов в сутки. Однако порты по-прежнему не были приспособлены для хранения больших запасов топлива – на всей территории колонии имелось лишь 20 нефтяных танков и 2 угольных склада. Имевшиеся запасы горючего были недостаточными. Незадолго до начала боевых действий японский танкер “Ямаюри Мару” доставил в Кизимайо 2500 тонн авиационного бензина и 200 тонн мазута, остальное приходилось возить самолетами из Бенгази. Военно-морской флот располагал шестью складами боеприпасов, двумя торпедными и двумя продовольственными складами, сосредоточенными в Массауа. Там же находились два плавучих дока грузоподъемностью 7500 и 1600 т. Итальянцы располагали довольно развитой системой береговой обороны. В районе двух основных итальянских баз на Красном море – Массауа и Ассаб – имелось 30 береговых и зенитных батарей (из них 11 среднего и 19 малого калибра). Особенно хорошо были укреплены острова Дахлак. В противоположность этому, береговая оборона портов Итальянского Сомали была слабой, о чем неоднократно докладывал местный старший морской начальник капитан 1 ранга Фуччи. Например, в Кизимайо имелось всего два 120 мм и четыре 76 мм, а в Могадишо – четыре 120 мм орудия. ____________________________________________________________________ Военно-морское командование в Итальянской Восточной Африке контр-адмирал Балсано Колониальный шлюп “Эритрея” 3 й дивизион эскадренных миноносцев “Франческо Нулло”, “Назарио Сауро”, “Чезаре Баттисти”, “Даниэле Манин” 5-й дивизион эскадренных миноносцев “Пантера”, “Тигре”, “Леоне” отряд миноносцев “Джованни Ачерби”, “Винченцо Орсини” 8-я группа подводных лодок 81-й дивизион “Гульелмотти”, “Галилео Феррарис”, “Галилео Галилеи”, “Луиджи Гальвани” 82-й дивизион “Перла”, “Макалле”, “Архимеде”, “Евангелиста Торричелли” 21-й дивизион торпедных катеров “MAS 204”, “MAS 206”, “MAS 210”, “MAS 213”, “MAS 216” Вспомогательные корабли и суда канонерские лодки “Порто Корсини”, “Джузеппе Бильери” минный заградитель “Остия” танкер “Ниобе” водолеи “Силе”, “Себето”, “Бакильоне” ____________________________________________________________________ Сосредоточение значительных группировок в Ливии и Эфиопии давало итальянским вооруженным силам принципиальную возможность осуществить операцию по охвату британских войск, находившихся в Египте и Англо-Египетском Судане. Ближайшей целью итальянского наступления должно было стать шоссе Каир-Кейптаун – важнейшая коммуникация, соединявшая Египет с Южно-Африканским Союзом. Второй по важности задачей, стоявшей перед восточноафриканской группировкой, была оккупация Британского Сомали. Немногочисленной группировке военно-морских сил ставилась задача по нарушению британских коммуникаций в Красном море, подводные лодки, кроме того, должны были действовать у входа в Персидский залив. В свою очередь, англо-французское командование предполагало противопоставить этому проведение ударов с целью взять в клещи группировки противника: ливийской - из Египта и Туниса, эфиопской - из Судана и Кении. Чтобы гарантировать успех, действиями военно-морских и военно-воздушных сил предполагалось перерезать итальянские коммуникации в Средиземном море, по которым снабжались войска в Африке. Стратегические планы союзников на средиземноморско-африканском театре строились в основном из расчета использовать французские войска. Поэтому последовавший спустя десять дней выход Франции из войны стал для англичан крайне неприятным, хотя и с недавних пор прогнозируемым, событием. Без ее помощи британские силы на Ближнем Востоке значительно уступали противнику. Еще хуже стало после акции в Мерс-эль-Кебире, когда французы заняли открыто враждебную позицию. Англичанам пришлось отказаться от наступательных планов и перейти к стратегической обороне на всех направлениях, пытаясь удержать Сирию, Ирак, Кению, Сомали и особенно Египет. Из Индии, Австралии, Новой Зеландии, да и самой Англии на Ближний Восток стягивались войска. В сложившейся обстановке жизненно важное значение приобретало удержание господства в Красном море. В действиях на узкой, зажатой с двух сторон пустынными берегами акватории Красного моря британские корабли опирались на три главные базы: Суэц, Порт-Судан и Аден. В Адене до войны находилась контрольная база по борьбе с контрабандой, там же, на авиабазе Хормаксар, базировались 8 я и 203 я эскадрильи Королевских ВВС, оснащенные бомбардировщиками Бристоль “Бленхейм” и летающими лодками Шорт “Сингапур”. Чуть позже, во второй декаде июня, из Сингапура для их усиления прибыла 39 я эскадрилья, также вооруженная “Бленхеймами”. Красное море входило в операционную зону Ост-Индского военно-морского командования (вице-адмирал Р. Литхэм). К началу Второй мировой войны в распоряжении последнего имелись достаточно мощные силы, включавшие 4 ю эскадру крейсеров и отряд эскортных кораблей (7 шлюпов, в том числе 5 – Королевского Индийского флота), что намного превосходило силы противника. Однако к лету 1940 года крейсера ушли на другие театры, а угроза, исходившая со стороны итальянских эсминцев и подлодок, требовала действенных контрмер. За несколько дней до официального вступления Италии в войну – 24 мая – Красное море было закрыто для прохода одиночных судов, а крейсер ПВО “Карлайл”, эсминцы “Кэндахар”, “Хартум”, “Кингстон”, “Кимберли” и три шлюпа из состава Средиземноморского флота перешли через Суэцкий канал на юг для несения службы по охранению конвоев. Старшим морским начальником на Красном море был назначен контр-адмирал А.Дж. Маррей. штаб-квартира которого располагалась в Адене. Группировке итальянских ВВС в Восточной Африке в основном противостояла 203 я авиагруппа, которой командовал коммодор авиации Л.Х. Слэттер. На аэродромах в Адене, Кении и Судане базировалось в общей сложности 85 бомбардировщиков “Бленхейм” и “Уэллсли”, 9 легких бомбардировщиков “Винсент”, плюс 15 бомбардировщиков Ju 86 и 24 легких бомбардировщика “Хартбист” южноафриканских ВВС, а также около 30 истребителей “Гладиатор” и “Гаунтлет”. По своим тактико-техническим характеристикам британские и итальянские самолеты примерно соответствовали друг другу. “Бленхеймы” уступали бомбардировщикам Савойя Маркетти S.79 и S.81 по бомбовой нагрузке, оборонительному вооружению и дальности полета, но превосходили в скорости. Истребители-бипланы “Гладиатор” и “Гаунтлет” фирмы Глостер отличались от своих итальянских оппонентов Фиат CR.42 “Фалько” не в лучшую сторону по большинству параметров, особенно вооружению. К несчастью для англичан, немногочисленные “Гладиаторы” предназначались только для прикрытия баз, но не могли сопровождать бомбардировщики. Личный же состав итальянских ВВС в Эритрее считался одним из самых опытных и подготовленных, примерно треть пилотов прошла гражданскую войну в Испании. Поэтому до прибытия на театр современных “Харрикейнов” итальянские “фиаты” оказывали достойный отпор воздушным налетам. Начало боевых действий. Операции итальянских подводных лодок Развертывание итальянского флота началось до официального вступления в войну. 6 июня корабли приступили к широкомасштабным минным постановкам, в том числе и на Красном море. В течение ближайших недель минный заградитель “Остия” установил 8 заграждений (470 мин) на подходах к Массауа, у островов Дахлак и Фарасан, эскадренный миноносец “Пантере” выставил 110 мин в двух заграждениях у порта Ассаб. На главном, средиземноморском, театре итальянцы вели минную войну довольно удачно, да и на Красном море заграждения стали сдерживающим фактором, который заставлял корабли противника держаться вдали от берега. Несмотря на то, что итальянские силы создавали напряжение на коммуникациях, англичане не решились произвести бомбардировку с моря, хотя нередко его пересекали тяжелые корабли. Корабельная артиллерия была применена только позже, во время осады Массауа. С другой стороны, в отличие от средиземноморского театра, в Красном море итальянцы не предпринимали попыток вести активную минную войну – все их минные заграждения относились к категории оборонительных. Единственную потерю англичане понесли уже после завершения боевых действий на море: 12 сентября 1941 г. от подрыва на мине затонул буксир “Тай Ку” (688 брт). Первый успех в морской войне на данном театре принадлежал англичанам. Утром 9 июня близ Порт-Судана британский дозорный корабль остановил итальянский пароход “Умбрия”, шедший из метрополии в Массауа с грузом авиабомб для колониальных бомбардировочных эскадрилий. Хотя состояние войны между Великобританией и Италией еще не было объявлено, после досмотра судно было отконвоировано в гавань из-за того, что груз не был декларирован. На следующий день команда затопила пароход на рейде Порт-Судана. После пламенной речи Муссолини с балкона Палаццо Венеция 10 июня война стала реальностью. Итальянское морское командование в Эритрее рьяно взялось за дело – получив из Рима директиву о начале военных действий, капитан 2 ранга Спагоне отправил подводные лодки в районы наиболее оживленного судоходства. Надо сказать, что на деятельность флота накладывали свой отпечаток два немаловажных обстоятельства: недостаток топлива и отсутствие полноценного технического обслуживания, из-за чего вместо восьми единиц для первой операции оказались пригодными всего три: “Феррарис”, “Галилеи” и “Гальвани”. Их развертывание было определено еще предвоенными планами: “Феррарис” получила приказ патрулировать близ французского порта Джибути, “Галилеи” предписывалось идти к Адену, а “Гальвани” - в Оманский залив. Спустя пять суток “Феррарис” вынуждена была вернуться из-за технических неисправностей, на смену вышла “Торичелли”. Четвертая лодка – “Макалле” под командованием капитан-лейтенанта Мороне – должна была действовать близ Массауа. Ей-то и суждено было стать первой потерей итальянского флота на Красном море. 15 июня шедшая в подводном положении субмарина налетела на необозначенную на карте скалу на полпути между Массауа и Порт-Суданом и погибла. Большинству из 45 членов экипажа удалось спастись, позже их подобрала другая субмарина - “Гульелмотти”. Походы других лодок оказались более насыщенными и результативными. Наибольшего успеха добилась “Галилео Галилеи” под командованием капитана 2 ранга Нарди. В три часа пополудни 16 июня она обнаружила южнее Адена норвежский танкер “Джеймс Стоув” (8215 брт), который был отправлен на дно удачным торпедным залпом. Как оказалось, первое потопленное судно стало крупнейшим из уничтоженных итальянцами в ходе кампании! итальянская ПЛ “Галилео Галилеи” Два дня британская авиация и корабли Королевского флота вели поиск “Галилеи”. Она же ранним утром 18 июня обнаружила югославский транспорт “Драва”, но после досмотра отпустила нейтральное судно. Вслед за этим “Бленхеймы” 8 й эскадрильи бомбили лодку и донесли об ее повреждении. Главные силы флота были отвлечены на выполнение других задач, для патрулирования района остался вооруженный траулер “Мунстоун” (лейтенант-коммандер П.Дж. Бриттен). Утром 19 июня прямо у него по курсу всплыла субмарина. Британские моряки были уверены, что противник решил воспользоваться своим превосходством в артиллерии и потопить слабовооруженный кораблик, не тратя дорогих торпед. Однако такого шанса итальянцам не было дано. “Мунстоун” немедленно открыл огонь из носового орудия и пулеметов и вскоре добился двух попаданий, разбивших рубку подводной лодки. Капитан 2 ранга Нарди и несколько офицеров были убиты, а сама лодка – захвачена и на буксире приведена в Аден. Впоследствии ее включили в состав Королевского флота под номером “Р 711” и использовали в качестве зарядной станции в Александрии. британский ЭМ “Кэндахар” буксирующий “Галилео Галилеи” В ряде работ при описании обстоятельств захвата “Галилеи”, сообщается, что ее экипаж получил отравление из-за дефектов в системе регенерации воздуха (возможно, вызванные бомбардировкой), поэтому подводники не оказали сопротивления. Итальянские корабли совершенно не были приспособлены к действиям на столь тяжелом театре, каковым являлись тропические воды у африканских берегов. Из-за дефектов в системе вентиляции и кондиционирования воздуха на всех подводных лодках были часты случаи тепловых ударов и отравлений парами хлора. Для “Галилеи” эти неполадки стали роковыми. В дополнение ко всему, на ее борту были захвачены важные документы, показывающие диспозицию других лодок. Они помогли перехватить и уничтожить следующую жертву. “Луиджи Гальвани” под командованием капитана 3 ранга Ренато Спано благополучно миновала пролив, разделяющий азиатский и африканский берега, и достигла Оманского залива, имея задачу атаковать торговые суда, в первую очередь - танкеры. По официальным данным, 23 июня “Гальвани” торпедировала и потопила неприятельский корабль. Им мог быть только шлюп “Патан” Королевского Индийского флота, однако есть основания усомниться в причастности к этому итальянской субмарины. В ранние часы 24 июня британский шлюп “Фалмут” обнаружил “Гальвани” у побережья Аравийского полуострова. Застигнутая врасплох подлодка была поражена двумя артиллерийскими залпами, погрузилась, затем повреждена глубинными бомбами, всплыла, но через две минуты затонула от полученных пробоин. Большая часть команды лодки была взята в плен. Последняя из подводных лодок первой волны - “Евангелиста Торричелли” (капитан 3 ранга Сальвадоре Пелози) - вынуждена была прервать патрулирование у Джибути из-за повреждений системы кондиционирования воздуха. В надводном положении она попыталась вернуться в базу. К утру 23 июня лодка подошла к острову Перим в Баб-эль-Мандебском проливе, но вскоре была обнаружена шлюпами “Шорхэм” и “Индус” из состава охранения конвоя. Пока “Индус” оставался с поспешно покидавшими опасный район транспортами, “Шорхэм” начал преследование. Итальянцы попытались уйти в надводном положении (скорости противников были примерно равны), но англичане вызвали по радио подкрепление. Вскоре в погоню включились эскадренные миноносцы “Кэндахар”, “Хартум” и “Кингстон”. Когда в 05:30 Пелози приказал открыть огонь, исход поединка ни у кого не вызывал сомнений. Одинокому 120 мм орудию подводной лодки противостояло восемнадцать 120 мм и четыре 102 мм орудия. Единственным преимуществом итальянцев был низкий силуэт, едва различимый в предрассветном полумраке, и, может быть, немного удачи. Уже вторым выстрелом они добились попадания в котельное отделение “Шорхэма”, заставив его покинуть поле боя и направиться в Аден на ремонт. Эскадренные миноносцы, возглавляемые коммандером У. Робсоном на “Кэндахаре”, попытались взять противника в клещи, заходя с разных сторон. Но не успели они приблизиться к цели, как пришлось уклоняться от выпущенных ею торпед. Стрельба англичан была отвратительной, корабли вели огонь несогласованно и сбивали пристрелку друг другу. Итальянские комендоры действовали более слаженно, сосредоточив огонь на “Хартуме”, на котором вскоре возник сильный пожар. Англичане добились первого попадания лишь в 06:05. Снаряд разбил рубку подлодки, выведя из строя рулевое управление и вызвав потери среди экипажа, осколком был ранен Пелози. Видя безнадежность положения, он приказал открыть кингстоны. С развевавшимся флагом “Евангелиста Торричелли” пошла на дно. “Кэндахар” и “Кингстон” занялись спасением ее экипажа. Положение “Хартума” было серьезным. Потушить пожар не удалось, ничего не оставалось, как выбросить корабль на отмель у аравийского побережья и оставить его. Вскоре огонь добрался до зарядных отделений находившихся в аппаратах торпед, и сильный взрыв окончательно уничтожил эсминец. Затонувший "Хартум" Упорство и мужество экипажа “Торричелли” заслужило высокую оценку у противника. В Адене Пелози был приглашен на банкет, во время которого контр-адмирал Маррей заявил следующее:“Вы отважно сражались в Перимском проливе. Я никак не могу назвать этот бой британской победой. Даже не считая наших потерь и повреждений, наши корабли расстреляли 700 снарядов и 500 пулеметных патронов, но так и не смогли потопить ваш корабль”. Итальянское командование также по достоинству оценило заслуги Сальвадоре Пелози, удостоив его высшей военной награды – “Золотой медали за воинскую доблесть”. Таким образом, за первые две недели кампании итальянцы потеряли четыре подводные лодки - ровно половину из имевшихся на Красном море. В дополнение к этому, возвращавшаяся из похода “Перла” села на мель, была повреждена британской авиацией и лишь месяц спустя поставлена в ремонт. Между тем достигнутые успехи можно охарактеризовать как весьма скромные. Платить за потопление судна или боевого корабля противника гибелью собственной субмарины - такой роскоши флот не мог себе позволить. Конечно, итальянским подводникам нельзя было отказать в храбрости, но слабая боевая подготовка и плохое состояние материальной части не позволяли им добиться серьезных результатов. Оставление Британского Сомали Тем временем развернулись операции на сухопутном фронте. Как водится, первой к активным действиям перешла авиация. Британские самолеты непрерывно бомбили основные итальянские базы на побережье Красного моря – Массауа и Ассаб. Ударам подвергались прежде всего нефтехранилища, административные здания, казармы, аэродромы, портовые сооружения и боевые корабли. Первый налет на Массауа совершили 11 июня “Уэллсли” 14 й эскадрильи под командованием майора авиации Степлтона, добившиеся значительного успеха – было уничтожено нефтехранилище с 780 тоннами топлива (впрочем, это заявление британских пилотов лучше оставить без комментариев). За следующие четыре дня аэродром около Ассаба подвергся восьми атакам. Согласно докладу генерала Пинна, там было уничтожено 15 самолетов. Посильную лепту внес флот: 14 июня бортовые самолеты “Уолрус” с крейсеров “Дорсетшир”, “Хобарт” (австралийский) и “Линдер” (новозеландский) бомбили итальянские позиции на побережье Красного моря. В свою очередь, генерал Пинна отдал распоряжение о бомбардировках британских портов и аэродромов. В распоряжении командования ВВС северного и западного секторов имелось 44 бомбардировщика S.79 и S.81, способных наносить эффективные удары по Адену и Порт-Судану. Выполнение задачи затрудняло недостаток авиационного боезапаса крупного калибра, обычную нагрузку бомбардировщиков составляли 50 кг и 100 кг бомбы. Лишь после начала войны специально для атак против важных целей, особенно боевых кораблей, из метрополии транспортной авиацией были доставлены 250 кг авиабомбы. Атаки итальянцев на британские базы не нанесли серьезного ущерба. Пожалуй, самого существенного результата добилась тройка S.79 из состава 44 го авиаполка при налете на Аден 28 июля: в гавани ими был поврежден пароход “Матура”. Австралийский легкий крейсер "Хобарт" В начале июля итальянские войска начали наступление на границе с Суданом. Две пехотные бригады и четыре кавалерийских полка общей численностью 6,5 тысяч человек при поддержке 24 легких танков, бронеавтомобилей и авиации 4 июля взяли город Кассала, оборонявшийся отр ...

Ответов - 3

поручик Бруммель: ... ядом суданских пехотинцев численностью всего 600 бойцов. Это достижение можно охарактеризовать не иначе как “Пиррова победа”: итальянцы потеряли около 500 человек и 5 танков. Возможно, удручающие потери заставили герцога Аосту принять решение о переходе к обороне на суданско-кенийском направлении и развивать наступление в направлении Британского Сомали. В действиях на данном участке фронта кораблям британского флота пришлось сыграть немаловажную роль. Значительную по размерам территорию Британского Сомали обороняли небольшие силы, командовал которыми бригадный генерал А.Р. Чэтер. Вплоть до мая 1940 года символом британского военного присутствия в этом уголке обширной империи являлся Сомалийский Верблюжий корпус. После вступления Италии в войну англичане усилили контингент, перебросив из Кении, Родезии и Адена пять пехотных батальонов и одну артиллерийскую батарею. Но даже после этого численность британских войск в Сомали не превышала 7,5 тысяч солдат и офицеров. Ко всему прочему, группировка не имела собственной авиации. Ближайшие самолеты находились в Адене, за 200 миль от линии фронта, и из-за большого расстояния вряд ли могли оказывать эффективную воздушную поддержку наземным войскам. Перевес итальянской стороны был подавляющим. Командующий восточным сектором генерал Наси имел в своем распоряжении 34 800 человек: 26 батальонов пехоты, 21 артиллерийскую батарею, полуроту средних и эскадрон легких танков, несколько бронеавтомобилей и пять отрядов (так называемых “банд”) иррегулярных колониальных войск. Воздушную поддержку оказывали 27 бомбардировщиков, 23 истребителя и 7 разведывательных самолетов. Итальянские войска сосредотачивались четырьмя группами - “колоннами”. Правая колонна под командованием генерала Бертелло должна была наступать в направлении Одвейна. Левая колонна (генерал Бертольди) сосредотачивалась у границы Французского Джибути, ее целью было взятие приморского города Зейла; колонна генерала Пассероне должна была развивать успех, продвигаясь вдоль побережья до Булхара. В Центральную колонну, сосредотачивавшуюся в районе Джиджига, вошли главные силы - Харарская дивизия (13 я, 14 я и 15 я колониальные бригады) под командованием генерала де Симоне, и приданная ей в качестве резерва 2 я колониальная бригада бригадного генерала Лоренцини. Колонна должна была наступать в направлении Берберы - столицы Британского Сомали, попутно занимая города Харгейса и Баркасан. Начавшийся сезон дождей не заставил итальянское командование отказаться от активных действий. 3 августа войска генерала Наси перешли границу. Немногочисленные британские силы оказывали стойкое сопротивление на центральном участке, однако фланги были практически оголены. Уже 5 августа колонны Бертольди и Пассероне вошли в Зейлу, на следующий день генерал Бертелло взял Одвейну, а генерал де Симоне – Харгейсу. Корабли британского флота оказывали поддержку наземным войскам. Крейсера “Карлайл” (кэптен Т.К. Хэмптон), “Серез”, эсминец “Кимберли” и шлюп “Оклэнд” патрулировали побережье, обстреливали береговые цели, но не могли оказать решающего влияния на ход боев. 7 августа началось сражение у перевала Туг-Агран на подступах к столице. Принимали в нем участие и моряки. Отсутствие противотанковой артиллерии заставил англичан предпринять попытку компенсировать это путем использования морских орудий. Три 3 фунтовые салютные пушки были сняты с находившегося в Бербере австралийского легкого крейсера “Хобарт” и отправлены на фронт. Впоследствии эти пушки были захвачены на поле боя, и обслуживавшие их трое австралийских моряков (остальными номерами в орудийных расчетах были армейские артиллеристы) восемь месяцев провели в итальянском плену. Британский ЭМ “Кимберли” Постепенно превосходящие итальянские войска теснили оборонявшихся. 15 августа новый командующий силами Британского Сомали генерал-майор А.Р. Годуин-Остин признал длительное сопротивление невозможным и принял решение готовить эвакуацию войск, мирного населения и имущества. “Это, - заявил он, - единственный для нас путь избежать катастрофического поражения и уничтожения”. Главнокомандующий на Ближнем Востоке генерал Уэйвелл дал разрешение на эвакуацию. Выполнение задачи затруднялось отсутствием в Бербере необходимого портового оборудования. Все погрузо-разгрузочные работы велись при помощи лихтеров, даже в мирное время на разгрузку 3000-тонного судна обычно требовалось 10 дней. Теперь же нужно было в максимально короткий срок вывезти большое число людей и грузов на неприспособленных для этого боевых кораблях. Для эвакуации были привлечены значительные силы флота: крейсера “Хобарт”, “Каледон”, “Карлайл”, “Серез”, эсминцы “Кэндахар”, “Кимберли”, шлюпы “Шорхэм”, “Оклэнд”, “Парраматта”, вспомогательные крейсера “Чакдина”, “Чантала”, “Лаомедон”, транспорт “Акбар” и госпитальное судно “Вита”. За четыре дня корабли вывезли 5690 солдат, 1266 гражданских лиц, 184 больных и раненых, а также все запасы топлива, продовольствия и амуниции. К двум часам пополудни 18 августа британский солдат покинул сомалийский берег. “Хобарт” со штабом Годуин-Остина на борту оставался в гавани до следующего утра, ведя огонь по позициям противника. Однако утром итальянские бомбардировщики произвели новый налет, крейсер получил повреждения от осколков и ушел в Аден. Эвакуация была проведена столь быстро, что итальянцы лишь спустя несколько часов обнаружили британские позиции оставленными(см.ссылку№2). Вечером 19 августа они вошли в Берберу. итальянское наступление в Сомали Сомалийская кампания длилась всего две недели и явилась самым крупным успехом итальянской армии (по словам Черчилля, первым и единственным за всю историю поражением, нанесенным англичанам итальянцами), не оказавшим, впрочем, заметного влияния на ход войны. Общие потери со стороны англичан составили 38 человек убитыми, 102 ранеными и 120 пропавшими без вести. Итальянцы потеряли намного больше: 465 убитых, 1530 раненых и 34 пленных, причем среди потерь был очень высок процент офицеров. Конвойные операции Отступление англичан из Сомали было фактически единственным на данном театре военных действий. Начиная с июля британское командование приступило к сосредоточению сухопутных войск и авиации для наступления на итальянские владения. Переброски войск из Соединенного Королевства и доминионов потребовало большого числа конвоев. Из Англии вокруг мыса Доброй Надежды шли войсковые конвои “WS” – “Winston Special”, состоявшие из большого числа океанских лайнеров. Конвои серии “US” перебрасывали из Австралии и Новой Зеландии второй и третий эшелоны сухопутных войск(см.ссылку №3), а конвоями “BN” доставлялось войска и снабжение из Бомбея. На этой же линии вплоть до 1942 года трудились “монстры” – крупнейшие океанское лайнеры “Куин Мэри”, “Куин Элизабет”, “Аквитания” и “Мавритания”, которые перевезли огромное число личного состава. В обратном направлении шли пустые суда, возвращавшиеся в Индию и Австралию за новыми контингентами войск. Основными задачами военно-морских сил продолжали оставаться обеспечение морских перевозок и блокада итальянского побережья. Соединение кораблей в Красном море, усиленное за счет Ост-Индской станции, австралийского и новозеландского флотов, продолжало охранять конвои на последнем, наиболее опасном, участке их долгого пути в Суэц. Выделение эскорта для большого числа конвоев представляло проблему даже для такого многочисленного флота, каковым являлся британский. О размахе перевозок наглядно говорит следующая таблица Переброска воинских контингентов на Ближний Восток Из Соединенного Королевства Боевые части - 28 000 чел. Вспомогательные части (госпитали, ремонтные, транспортные службы и т.д.)- 15 500 чел. Последующее пополнение - 19 300 чел. Личный состав Королевских ВВС- 7 500 чел. Австралийские войска - 5 000 чел. Новозеландские войска - 700 чел. ИТОГО 76 000 чел. Из Бомбея Австралийские боевые части - 24 500 чел. Австралийские вспомогательные подразделения - 3 500 чел. Новозеландские боевые части - 4 700 чел. Новозеландские вспомогательные подразделения - 2 600 чел. Индийские боевые части - 8 400 чел. Индийские вспомогательные подразделения - 3 000 чел. Британские части из индийских боевых соединений - 1 000 чел. Другие британские подразделения - 1 000 чел. Личный состав Королевского флота - 700 чел. ИТОГО - 49 400 чел. Первые караваны, проследовавшие через Красное море в июле, не встретили противодействия со стороны надводных сил противника и подверглись лишь налетам авиации. Обычно итальянские бомбардировщики сбрасывали бомбы с большой высоты и не причиняли серьезного урона. Англичане успешно противостояли неприятельским самолетам, охотившимся за судами в Красном море. При этом порой происходили курьезные случаи. 8 июля четверка “Уэллсли” из 14 й эскадрильи вылетела на бомбардировку посадочной площадки Зула, где предполагалось базирование итальянских самолетов. На обратном пути над Красным морем был замечен одинокий S.81. Это была машина 10 й эскадрильи 28 го авиационного полка (пилот - лейтенант С. Суэлла; флотский наблюдатель, он же командир, - лейтенант Г. Франчини), вылетавший из Гуры на разведку в Красное море. Спикировав сверху, британский ведущий С. Робинсон зашел противнику в хвост и дал очередь. Итальянский бомбардировщик задымил, стал резко терять высоту и разрушился от удара о воду. Суэлла был убит, остальные ранены. Гоффредо Франчини, видя, что спасательный плотик не выдержит всех четверых членов экипажа, отказался от спасения и был посмертно награжден “Золотой медалью”. Трое раненых летчиков две недели плыли среди необитаемых островов, питаясь лишь птичьими яйцами. Они были найдены туземцами в состоянии полного истощения, но через неделю вызванный эсминец доставил их в Массауа. Что касается англичан, то они обнаружили, что при ударе по Зуле бомбы не отделились от подкрыльевых подвесок, и бомбардировщик вел воздушный бой с опасным грузом! Любопытно, это было не единственное столкновение в воздухе, в котором отличились старомодные “Уэллсли”. В середине августа, когда базировавшиеся в районе Адена “Бленхеймы” IVF были заняты прикрытием эвакуации Берберы, самолеты 14 й эскадрильи использовались в несвойственной им роли истребителей, прикрывая переход очередного конвоя. Судя по конечному результату (суда не пострадали), им это вполне удалось. Число конвоев постепенно возрастало: в августе их было 4 в каждом направлении, в сентябре – 5, в октябре – 7, включавших не менее 86 судов, следовавших на север, к Суэцу, и 72 – обратно. В то же время итальянский флот активизировал свою деятельность, и до конца 1940 года в Красном море произошло несколько боевых столкновений. Поздним вечером 14 августа подводная лодка “Феррарис” обнаружила в Красном море британский линейный корабль “Ройял Соверен”. Тихоходный линкор был выведен из состава Средиземноморского флота и направлялся в Дурбан на ремонт. Субмарина заняла удобную для пуска торпед позицию, и в 23:55 ее командир капитан 3 ранга Ливио Пьоматра скомандовал: “Пли!” Однако британский линкор спокойно проследовал мимо. Из-за неточного залпа итальянцы упустили отличный шанс заявить о громкой победе. В начале сентября итальянские надводные и подводные силы предприняли попытку первой совместной операции против британского конвоя, выход которого из Адена засекла авиационная разведка. Бомбардировщики S.79 несколько раз атаковали суда, добившись попаданий в пароход “Велко” (тоннаж и флаг судна установить не удалось). Действия флота оказались куда менее эффективными. Эсминцы “Баттисти”, “Манин”, “Сауро” вели поиск конвоя всю ночь с 5 на 6 сентября, а “Леоне”, “Тигре”, “Баттисти” и “Сауро” – следующую, но оба раза безрезультатно. Также не смогли обнаружить конвой подводные лодки “Феррарис” и “Гульелмотти”, но последняя (командир - капитан 3 ранга Туччи) в 15:00 7 сентября потопила отставший от каравана греческий пароход “Атлас” (4008 брт). Следующая комбинированная операция состоялась 19-21 сентября. Эскадренные миноносцы “Леоне”, “Пантере”, “Баттисти” и “Манин”, а также подводные лодки “Архимеде” и “Гульелмотти” совместно с авиацией действовали против британского конвоя, состоявшего из 23 судов под эскортом всего двух австралийских шлюпов: “Парраматта” и “Ярра”. Снова ночные поиски не дали результатов, но днем 20 го караван подвергся нескольким атакам с воздуха. Итальянцы заявили о попаданиях в два судна, реально же пострадал только пароход “Бима” (5280 брт), который от полученных повреждений выбросился на берег и погиб. Итальянская ПЛ “Архимеде” Самым же заметным эпизодом конвойных баталий в Красном море стали события ночи с 20 на 21 октября: эскадренные миноносцы под командованием капитана 1 ранга Гаспарини совершили первое и единственное нападение на британский караван, завершившееся столкновением с кораблями эскорта. Конвой “BN 7”, состоявший из 32 судов, находился в 150 милях к востоку от Массауа, когда “Леоне”, “Пантере”, “Нулло” и “Сауро” вышли в атаку. Но на этот раз транспорта сопровождал мощный многонациональный эскорт: новозеландский крейсер “Линдер”, эсминец “Кимберли”, шлюпы “Оклэнд”, “Индус” (индийский), “Ярра” (австралийский), тральщики “Дерби” и “Хантли”. Итальянцы пытались выйти на позицию торпедного залпа, но всякий раз британские корабли заставляли их ретироваться. Ночную темноту прорезали вспышки орудийных выстрелов и разрывов снарядов. Не дожидаясь рассвета, Гаспарини приказал отходить. Эсминец “Кимберли” (лейтенант-коммандер Дж.С.М. Ричардсон) преследовал неприятеля, строй которого сильно растянулся. В 03:30 отставший “Франческо Нулло” (капитан 3 ранга Борсини) в темноте потерял ориентировку и сел на мель у острова Хармиль в 80 милях от базы. Подоспевший “Кимберли” разрядил в противника свой торпедный аппарат, но сам попал под обстрел береговой батареи и вынужден был отойти, получив повреждения. Вражеский снаряд разорвался в машинном отделении, и англичанам пришлось на буксире отвести корабль в Порт-Судан. Попавшие торпеды наверняка поставили крест на карьере “Нулло”, но для полной уверенности днем его атаковали три “Бленхейма” 45 й эскадрильи. Их бомбы окончательно разрушили эсминец, уже оставленный экипажем. Впрочем, итальянское командование попыталось придать сражению некий ореол героизма, наградив “Золотой медалью за воинскую доблесть” капитана 3 ранга Костантино Борсини и матроса Винченцо Кьяраволо. Итальянский ЭМ “Франческо Нулло” После этого боя активность итальянских надводных сил на британских коммуникациях резко упала. Лишь дважды эсминцы из Массауа совершали выходы на противоконвойные операции. 3-5 декабря поиск конвоя произвел дивизион в составе “Леоне”, “Тигре”, “Манин” и “Сауро”, а 2-3 февраля - “Пантере”, “Леоне” и “Тигре”; но оба выхода не увенчались успехом. Не добились результатов и подводные лодки, хотя в период с октября 1940 по февраль 1941 года ими было совершено 14 походов (по шесть - “Архимеде” и “Феррарис”, два - “Гульелмотти”). Плачевное состояние материальной части не позволяло субмаринам подолгу находиться в море. “Угроза судоходству в Красном море со стороны итальянского флота оказалась иллюзорной”, - пишет С. Роскилл. Итальянская авиация также не блистала успехами. Обычно самолеты нападали на конвои в районе Джибути, но воздушные атаки были редкими и неэффективными. За октябрь имело место всего 6 налетов, а после 4 ноября они прекратились вовсе. Британские ВВС с каждым днем расширяли свое влияние. В период с июня по декабрь 1940 года самолеты, базировавшиеся в Адене и Порт-Судане, принимали участие в эскортировании 54 конвоев, из состава которых неприятельской авиации удалось потопить всего одно судно и одно повредить. Англичане претендуют не менее чем на десять воздушных побед, одержанных в ходе конвойных операций. Тем не менее, спад активности итальянцев не давал гарантии безопасности судов на переходе Красным морем, поэтому боевым кораблям приходилось сопровождать каждый конвой. Это была монотонная работа, лишь изредка прерывавшаяся моментами оживления, а условия службы на кораблях Его Величества было крайне тяжелыми. Едва эскорт приводил свое “стадо” в конечную точку маршрута, ему приходилось снова выходить в море. Люди и машины находились в постоянном напряжении. Положение усугубляли жара и высокая влажность. Медикам и снабженцам приходилось постоянно заботиться о том, чтобы экипажи получали свежие фрукты и овощи, которые было очень трудно хранить в таких адских условиях. Питьевая вода строго лимитировалась. Но особенно неприятным было требование светомаскировки, из-за чего приходилось держать все иллюминаторы закрытыми. Ночью находиться в кубриках было совершенно невозможно – температура в нижних помещениях доходила до 40°С, а в котельных отделениях – до 75°С. Люди спали прямо на палубе, но какой может быть сон, когда за ночь экипажи по шесть-семь раз поднимались по тревоге и занимали свои места по боевому расписанию… К концу 1940 года британский флот установил оперативное господство на море вдоль восточного побережья Африки и на южных подходах к Суэцу. Таким образом, были созданы условия для достижения первого крупного успеха – полного изгнания итальянцев из Восточной Африки. Ссылка №1 Полное имя Амадео Умберто Изабелла Луиджи Филиппо Марио Джузеппе Джованни принц ди Савойя-Аоста герцог делль Аоста Ссылка №2 Находившиеся в арьергарде подразделения Сомалийского Верблюжьего корпуса прикрывали эвакуацию, а затем были распущены по домам, полностью растворившись среди местного кочевого населения. Впоследствии, когда британские войска перешли в наступление, корпус вновь был собран. Ссылка №3 Первый эшелон в конце 1939 – начале 1940 г. был доставлен в Англию и теперь перебрасывался оттуда на Ближний Восток.

поручик Бруммель: Британское наступление в Сомали 2 декабря генерал Уэйвелл провел в Каире совещание, на котором был намечен переход к активным действиям. Вскоре началось наступление в Западной пустыне (операция “Компас”), закончившееся полным разгромом итальянской группировки. Затем боевые действия перенеслись на территорию итальянских восточных колоний. К январю 1941 года в Судане под командованием генерал-лейтенанта Уильяма Плэтта находились 5 я Индийская дивизия и части Суданских оборонительных сил – в общей сложности 28 тысяч человек. Успех наступления в Ливии позволил перебросить 4 ю Индийскую дивизию и батальон танков 4 го танкового полка. Поддерживающая сухопутные войска 203 я авиагруппа в дополнение к трем истребительным (94 я, 112-яи 430 я) и трем бомбардировочным (14 я, 47 я и 223 я – все на “Уэллсли”) эскадрильям получила 45 ю эскадрилью “Бленхеймов” из Египта, и 237 ю (Родезийскую) эскадрилью взаимодействия с армией, переброшенную из Кении. В общей сложности коммодор Слэттер располагал 54 бомбардировщиками и 19 истребителями; еще 38 бомбардировщиков и 19 истребителей базировалось в Адене. Противостоявшие им итальянские ВВС по состоянию на 1 января 1941 г. насчитывали 276 машин, правда, всего 132 из них были боеготовыми. Из-за боевых и небоевых потерь итальянская авиация быстро теряла численное превосходство. Если в середине февраля в Восточной Африке насчитывалось 188 (78 боеготовых) самолетов, то месяц спустя их было 150 (39). 19 января войска Плэтта начали наступление общим направлением на Массауа. Сражение на равнине, по всей видимости, считалось итальянцами бесперспективным и при первых признаках британской активности на этом направлении они отошли на хорошую горную оборонительную позицию. Две дивизии оставили Кассалу, затем итальянцы эвакуировались из Галлабата и полностью покинули Судан. Англо-индийские части преследовали их без затруднений, пока не достигли сильно укрепленных позиций на горных перевалах у Керена. Здесь итальянские войска под командованием генерала Карнимео в течение 53 дней сдерживали продвижение противника, проявляя высокий моральный дух и тактическое мастерство. Предпринятые в начале февраля две фронтальные атаки были отбиты с такими потерями, что англичанам приходилось отводить части на переформирование. В данных событиях военно-морские силы с обеих сторон не играли заметной роли. Тем временем разворачивались события на другом фланге, на границе с Итальянским Сомали. В Кении под командованием генерал-лейтенанта Алана Каннингхэма сосредоточились 1 я Южноафриканская, 11 я и 12 я Африканские дивизии с частями усиления, насчитывавшие в сумме до 77 тысяч человек. С воздуха их поддерживала группа южноафриканских ВВС под командованием бригадного генерала Дениэла, в которую вошли 2 я и 3 я истребительные эскадрильи (имевшие на вооружении пеструю смесь из “Фьюри”, “Гаунтлетов” и “Харрикейнов”), 11 я и 12 я бомбардировочные (Фэйри “Бэттл” и Юнкерс Ju 86), а также 40 я и 41 я эскадрильи взаимодействия с армией, оснащенные “Хартбистами”. Координировал деятельность авиации командующий Королевскими ВВС в Восточной Африке коммодор авиации У. Саури. Целью наступления был итальянский порт Кизимайо, который обороняли войска южного сектора. 22 тысячная группировка противника - шесть колониальных бригад и шесть групп туземных войск - удерживала позиции на реке Джуба. Против нее 10 февраля Каннингхэм двинул четыре бригадные группы. В качестве отвлекающего удара, чтобы создать иллюзию высадки морского десанта, предусматривался обстрел с моря небольшого порта Брава, но в случае необходимости допускалась возможность выделения кораблей для обстрела Кизимайо. Для выполнения этих задач флот сформировал Соединение “Т” под командованием кэптена Дж. Эделстена. В него вошли тяжелые крейсера “Шропшир” (флагман), “Хокинс”, легкие крейсера “Кейптаун”, “Серез” и эскадренный миноносец “Кэндахар”, к которым позже должен был присоединиться авианосец “Гермес”. Принимали участие в боевых действиях и корабли, направлявшиеся в Суэц. 2 февраля девять “Альбакоров” с авианосца “Формидейбл” нанесли удар по Могадишо. Единственный результат – большое число убитых туземцев. Одновременно несколько машин установили в гавани магнитные мины, которые после падения города создали массу проблем самим же англичанам. Ущерб от проведенной акции был невелик, но она наглядно продемонстрировала итальянцам, что вскоре им придется испытать на себе давление вооруженных сил стран Британского Содружества, поддерживаемых доминирующим на море британским флотом. Прибывший в район боевых действий “Гермес” с базировавшейся на нем 814 й эскадрильей FAA (12 “Суордфишей”) сразу включился в действия по обеспечению блокады побережья. 13 февраля “Суордфиши” бомбили порт Кизимайо, одновременно обстреливаемый “Шропширом”. Несколько торговых судов попытались прорвать блокаду и уйти из Могадишо на французский Мадагаскар, подконтрольный лояльному странам “оси” правительству Виши, но сделать это удалось только одному. За остальными была устроена настоящая охота. “Суордфиши” с “Гермеса” вели обследование водного пространства и наводили корабли на обнаруженные пароходы. При этом итальянцы не оказывали сопротивления, но команда германского “Укермарка” (7021 брт) при приближении крейсера “Хокинс” открыла кингстоны. Англичане высадили на борт призовую команду и в течение двух дней пытались спасти судно, но 14 февраля оно затонуло. 14 февраля сравнительно легко был взят Кизимайо, что позволило организовать через него снабжение британских войск, хотя порт и был сильно разрушен при отступлении. Севернее за рекой, у Джиллаба, находились главные силы противника. 22 февраля, форсировав реку в нескольких местах, африканские части обошли их с флангов и с тыла, добившись значительного успеха. Итальянцы были полностью разгромлены. Для британских войск открылся путь на Могадишо, главный порт Итальянского Сомали, расположенный в 200 милях севернее и блокированный с моря кораблями Соединения “Т”. Для наступления на Могадишо по приказу Каннингхэма была выделена моторизованная бригада, совершившая стремительный бросок, и 25 февраля взявшая город. В руки англичан попало около 1500 тонн бензина и 350 тонн высокооктанового авиационного горючего, но особую ценность представляла книга с описанием всех известных в Итальянской Восточной Африке аэродромов и пригодных для базирования самолетов площадок. Спустя восемь дней был взят Дагабур, расположенный в 900 километрах от того места, откуда началось наступление. Генерал Каннингхэм справедливо рассудил, что у итальянцев уже не осталось сил для сопротивления его дальнейшему продвижению. Единственной проблемой в данной обстановке становилось расстояние, а решающими факторами – транспорт и снабжение. Растянувшиеся на две с половиной тысячи километров британские коммуникации потребовали взятия Берберы для организации снабжения. Захват этого города планировался в виде морского десанта из Адена. Планирование операции, получившей кодовое название “Appearance” (“Выступление”), велось с середины февраля... Тем временем 11 я Африканская дивизия успешно развернула наступление на Джиджигу, оттянув на себя значительные силы противника, что позволило осуществить давно планировавшуюся высадку в Бербере. Операции предшествовал удар по аэродрому Диредауа. Бомбардировщики “Бленхейм” базировавшейся в Адене 8 й эскадрильи совершили два ночных налета, а истребители южно-африканских ВВС произвели дневную штурмовку с бреющего полета. Атаки увенчались полным успехом, все итальянские самолеты были уничтожены. Десантная операция была проведена 16 марта. Утром к Бербере подошли корабли Соединения “D”: крейсера “Глазго” (кэптен Хиклинг), “Каледон”, эсминцы “Кэндахар”, “Киплинг”, вспомогательные крейсера “Чакдина”, “Чантала”, индийские вооруженные траулеры “Нетравати”, “Парвати”, сторожевой катер “ML 109” и 2 транспорта. После короткого артобстрела с моря, десант (два индийских батальона с подразделениями сомалийских коммандос) двумя группами высадился на берег, окружив город полукольцом. Атака встретила лишь небольшое сопротивление, итальянская 70 я колониальная бригада, оборонявшая город, поспешно отступила. Береговые батареи были оставлены итальянцами без боя. Примитивный порт был быстро приведен в рабочее состояние несмотря на значительные трудности: отсутствие кранов, электрического освещения, недостаточное количество лихтеров и экстремальную жару. На следующий день пала Джиджига, а неделю спустя подразделения 11 й Африканской дивизии, совершившие 500-мильный марш, достигли Берберы. Кампания закончилась безоговорочной победой сил Британского Содружества. Вся территория Сомали была очищена от противника. Потери войск генерала Каннингхэма за два месяца боев составили всего 135 убитых, 310 раненых, 56 пропавших без вести и 4 пленных. Действия флота во многом способствовали успеху наступления в Сомали. Генерал Каннингхэм в своем приказе по случаю завершения кампании особо отметил: “На долю военно-морских сил выпали задачи по захвату ряда портов и обеспечению жизненно важных коммуникаций...”Со всеми возложенными задачами флот успешно справился. Полностью контролируя морские пути у побережья Восточной Африки и в Красном море, силы Ост-Индской военно-морской станции сравнительно легко обеспечили снабжение собственных войск и пресекли попытки противника организовать снабжение своих. Со взятием Берберы дальнейшие действия военно-морских силы ограничились акваторией Красного моря. Блокада Массауа и попытки прорыва В середине января 1941 г. входивший в состав Средиземноморского флота авианосец “Илластриес” был тяжело поврежден германскими бомбардировщиками в районе Мальты и в конце месяца ушел в Соединенные Штаты на ремонт. Единственной полноценной заменой мог стать “Формидейбл” кэптена Э.У. ла Т. Биссе. Он вступил в строй всего три месяца назад, но уже успел принять участие в боевой операции: поиске германских рейдеров в районе острова Святой Елены. Его авиагруппа состояла из 12 истребителей “Фулмар” 803 й эскадрильи, пилотируемых опытными пилотами, до этого летавшими на “Скьюа” с палубы “Арк Ройяла”, а также 21 “Альбакора” 826 й и 829 й эскадрилий, в кабинах которых сидели экипажи, прошедшие боевую школу над Ла-Маншем. Самолеты “Формидейбла” уже совершили налет на Могадишо, пытаясь оказать помощь наземным войскам, теперь появилась возможность проявить себя на Красном море. Причиной тому было появление на средиземноморском театре германской авиации. Самолеты Люфтваффе минировали Суэцкий канал, сделав его несудоходным до середины февраля. Авианосцу пришлось задержаться у восточно-африканского побережья. Теперь вместо Могадишо целью стал Массауа, на который было совершено три налета, объединенные под кодовым названием “Композишн”. Первый налет был проведен в ночь на 13 февраля в условиях сильной облачности. Семь “Альбакоров” с торпедами и столько же с бомбами смогли добиться только одного попадания, оказавшегося, впрочем, чрезвычайно удачным – был потоплен пароход “Монкальери” (5723 брт). Ответным огнем итальянских зенитчиков было сбито два “Альбакора” (все шесть пилотов попали в плен) и повреждено еще несколько, при этом погибло три человека. Менее результативными были последующие атаки: 21 февраля гавань бомбили семь машин, четыре из которых получили повреждения, 1 марта в налете участвовало пять “Альбакоров” с бомбами, взлетевших с полосы Мерса Таклай близ Порт-Судана. Несмотря на ограниченность результатов, операция “Композишн” стала для итальянцев верным признаком установления тесной блокады Массауа. Исход кампании вряд ли вызывал сомнения, победа англичан была уже делом времени. Адмирал Бонетти имел небогатый выбор: либо затопить свои корабли, когда британские войска приблизятся вплотную к базе, либо предоставить хотя бы части из них возможность прорваться. В начале февраля два вспомогательных крейсера и колониальный шлюп “Эритрея” получили распоряжение Супермарины прорываться в Японию, откуда они могли использоваться в качестве рейдеров на Тихом океане. Видимо, на принятие такого решения повлияли успехи немецкого союзника. Первая половина 1941 года характерна пиком активности германских надводных рейдеров - тяжелых кораблей и вспомогательных крейсеров, переоборудованных из торговых судов. Их деятельность охватила огромные пространства океана и нанесла весомый урон торговому флоту союзников, физически неспособных организовать сопровождение каждого судна военными кораблями. Действия в Индийском океане вспомогательных крейсеров “Атлантис”, “Пингвин”, “Орион”, а также появление в конце февраля в районе Мозамбикского пролива тяжелого крейсера “Адмирал Шеер” не оказали заметного влияния на ход восточноафриканской кампании, однако изменили распределение сил британского флота на театре и создали эффект растревоженного муравейника. В это время контроль за перемещениями судов был усилен, разведывательная авиация активизировала полеты, а боевые корабли вместо обычной конвойной деятельности сосредоточили усилия на поиске рейдеров. Таким образом, момент для прорыва итальянских судов был выбран довольно неудачно. Первым 18 февраля из Массауа вышел шлюп “Эритрея”. Ему удалось избежать встречи с немногочисленными кораблями противника и 22 марта прибыть в Кобэ, пройдя 9555 миль за 754 ходовых часа. 20 февраля из Массауа вышли вспомогательный крейсер “Рамб I” и германское вспомогательное судно “Кобург” (7400 брт). Под прикрытием тумана они пересекли Красное море и через Баб-эль-Мандебский пролив вышли в Индийский океан. После прохождения Перима “Рамб I”, которым командовал капитан-лейтенант Бонецци, отделился и взял курс на юго-восток, направляясь к берегам Японии. Это было судно тоннажем 3667 брт, вооруженное четырьмя 120 мм орудиями и имевшее скорость порядка 20 узлов. итальянский шлюп “Эритрея” В тот день, когда “Рамб I” покинул Массауа, легкий крейсер “Линдер” (кэптен Бивэн) Королевского Новозеландского флота принял под охрану от австралийского крейсера “Канберра” (кэптен Фарнкомб) войсковой конвой “US-9”. Приведя его в Бомбей, “Линдер” спешно принял топливо и покинул порт тем же вечером. Причиной тому явилась радиосводка Адмиралтейства о появлении в Индийском океане итальянского рейдера. Новозеландский корабль направился на юг и к 25 февраля находился недалеко от экватора, западнее Мальдивских островов. На следующий день “Линдер” пересек экватор, а в 05:10 26 февраля справа на горизонте сигнальщики обнаружили неизвестное судно. Сыграли боевую тревогу, и крейсер увеличил ход, приближаясь к судну, над которой развевался британский торговый флаг. Итальянский пароход класса “Рамб” Итальянцы пытались выдать себя за английский пароход “Гросмонт Кэстл”, но на переданный в 06:19 приказ остановиться спустили красный британский и подняли итальянский военный флаг, одновременно открыв огонь. Новозеландские моряки питали определенные сомнения, что противник решится на самоубийственный поединок. Воспользовавшись их замешательством, итальянские артиллеристы добились попадания в широкую дымовую трубу “Линдера”, благо дистанция не превышала 3000 метров. В ответ крейсер дал пять залпов главным калибром, чего оказалось достаточно, чтобы “Рамб I” спустил флаг, а его экипаж быстро заполнил шлюпки и покинул судно. Видя возможность захвата трофея, с “Линдера” спустили катер. К счастью, призовая команда еще не успела подняться на палубу “Рамба”, когда на нем прогремела серия взрывов, и в 07:18 несостоявшийся рейдер затонул в точке 0100’ с.ш., 6830’ в.д. Одиннадцать офицеров и 89 нижних чинов было взято в плен. Легкий крейсер "Линдер" “Кобург” встретился в океане с танкером “Кетти Бровиг” (7031 брт), захваченным в качестве приза вспомогательным крейсером “Атлантис”. 4 марта оба судна были обнаружены бортовым гидросамолетом с “Канберры” примерно в 200 милях юго-западнее Сейшельских островов. “Канберра” и “Линдер” двинулись на перехват. При приближении кораблей противника немцы затопили свои суда. Зато другие попытки прорыва увенчались успехом. Вспомогательный крейсер “Рамб II”, вышедший из Массауа 22 февраля, спустя месяц прибыл в Кобе. Настоящей эпопеей стал поход итальянского парохода “Гималайя” (6240 брт). Он отправился из Массауа 1 марта, пересек Индийский и Тихий океаны, обогнул мыс Горн, 4 апреля зашел в Рио-де-Жанейро, а позже добрался до Франции. Остававшиеся в Массауа подводные лодки получили приказ готовиться к переходу вокруг Африки во французский порт Бордо, до которого было более 14 тысяч миль. Этот поход без преувеличения можно отнести к одной из немногих замечательных страниц в истории итальянского флота. Подводные лодки находились не в лучшем техническом состоянии, а на переходе им приходилось рассчитывать только на свои силы. 1 марта из Массауа вышла “Перла” (капитан-лейтенант Напп) – небольшая субмарина прибрежного действия, на которой, кроме всего прочего, был исправным всего один дизель. Спустя три дня за ней последовали “Архимеде” (капитан 3 ранга Сальватори), “Гульелмотти” (капитан 2 ранга Спагоне) и “Феррарис” (капитан 3 ранга Пьоматра). Лодки незамеченными прошли Баб-эль-Мандебский пролив и вышли в Индийский океан. 29 марта у побережья Мадагаскара “Перла” приняла топливо с германского вспомогательного крейсера “Атлантис”, а остальные дозаправились 16-17 марта в Южной Атлантике с германского судна снабжения “Нордмарк”. Усилия и самопожертвование экипажей помогли им благополучно завершить многотрудный переход. 7 мая в Бордо прибыла “Гульелмотти”, следом пришли остальные лодки, последней 20 мая добралась “Перла” - ее поход длился 80 дней. Итальянская ПЛ "Перла" после перехода из Африки в Бордо 27.05.1941 С началом войны более 25 итальянских и германских торговых судна оказались запертыми в Массауа. После долгого стояния на якоре лишь немногие из них были в состоянии предпринять попытку выхода в море с целью добраться до дружественного или нейтрального порта. Однако дальнейшее пребывание в заблокированном порту не сулило никаких перспектив, кроме скорого затопления или плена, поэтому некоторые капитаны на свой страх и риск решились на прорыв. Суда выходили из Массауа в следующей последовательности: 23 марта - германский “Одер” (8516 брт) и итальянский “Индия” (6366 брт); 29 марта - германский “Бертран Рикмерс” (4188 брт); 30 марта - итальянский “Пьяве” (?); 1 апреля - германский “Лихтенфельс” (7566 брт); До Ассаба добрались только “Индия” и “Пьяве”. “Одер” вскоре после выхода был обнаружен британским шлюпом “Шорхэм” в проливе Перим и затоплен командой; “Рикмерс” 1 апреля был перехвачен эсминцем “Кэндахар” с аналогичным результатом; “Лихтенфельс” вернулся в Массауа. Взятие Массауа и последние операции в Красном море Двухмесячная осада Керена измотала и обескровила итальянские войска, в то время как англичане постепенно наращивали свои силы. После прибытия южноафриканских эскадрилий, вооруженных современными истребителями “Харрикейн”, авиация Содружества полностью завоевала господство в воздухе. Предприняв 15-17 марта неудачную попытку прорвать итальянскую оборону, генерал Плэтт перегруппировал силы и 25 марта возобновил атаки. Британская авиация тесно взаимодействовала с сухопутными войсками и оказывала сильное моральное воздействие на противника. Бои носили очень упорный характер, но к исходу второго дня наступления части 4 й и 5 й Индийских дивизий прорвали оборону, взяли Керен и начали преследование отходящего противника. 1 апреля пала столица Эритреи – Асмара, и англичане окружили тесным кольцом Массауа – этот “Ливерпуль Итальянской Восточной Африки”. Еще 1 февраля герцог Аоста назначил адмирала Бонетти командующим обороной Массауа, подчинив ему все силы. Гарнизон военно-морской базы состоял из двух батальонов чернорубашечников, двух групп гренадеров, нескольких мелких подразделений таможенников и двух батальонов морской пехоты. Бонетти предпринял все возможные меры по усилению сухопутной обороны города: создавались дополнительные линии окопов, устанавливались минные поля. Из военно-морского арсенала и с кораблей поступило имевшееся вооружение, что дало возможность усилить оборонительные позиции, в боевых порядках которые насчитывалось в общей сложности до 80 корабельных орудий. Корабли и суда, не способные выйти в море, были подготовлены к затоплению, а береговые батареи и сооружения – к взрыву. Наступление на Массауа с запада вели части 5 й индийской дивизии под командованием генерал-майора Льюиса Хелта, а со стороны побережья – 7 я индийская бригада под командованием бригадного генерала Бриггса. Захват базы имел для сил Содружества первостепенное значение. Если бы порт оказался в британских руках, через него можно было организовать снабжение войск, продолжавших сражаться с итальянцами в Абиссинии, что дало бы значительный выигрыш во времени по сравнению с железнодорожными перевозками. Необходимый персонал и материалы для максимально быстрого восстановления работоспособности порта уже были сосредоточены в Суэце и Порт-Судане. В первых числах апреля на аэродром Порт-Судана перебазировались 813 я и 824 я эскадрильи “Суордфишей” – авиагруппа авианосца “Игл”, который должен был уйти со Средиземного моря на ремонт. Эти самолеты оказали помощь войскам в финальной фазе восточноафриканской кампании. Чтобы ускорить выполнение задачи и избежать кровопролития, британский командующий направил Бонетти предложение о сдаче. В ультиматуме указывалось, что “...если какое-либо судно в порту Массауа, которых, по нашим сведениям, насчитывается двадцать пять, будет затоплено, британские силы будут считать себя свободными от обязательств по обеспечению провиантом итальянских контингентов в Эритрее и Абиссинии, а также по их вывозу из этих регионов”. Сообщение было получено в 17 часов 2 апреля, той же ночью адмирал доложил о нем Муссолини в Рим. Когда на следующее утро Хелт связался с Бонетти по телефону, то получил бескомпромиссный ответ: “Массауа окажет сопротивление, дуче приказал сражаться и при необходимости разрушить порт”. В базе оставалось еще шесть вполне боеспособных эскадренных миноносцев, команды которых не прельщала идея самозатопления. Дивизион лидеров типа “Леоне” получил удовлетворительный ответ на предложение провести атаку Суэца. Командование флота попыталось согласовать эту безрассудную (до цели было более 50 часов ходового времени) акцию с одновременным ударом Люфтваффе. Три эсминца типа “Сауро” должны были провести аналогичную атаку Порт-Судана. Корабли уже готовились к выходу, когда пришло сообщение о том, что германская авиация не сможет оказать поддержки. Тем не менее, вечером 31 марта “Пантере”, “Тигре” и “Леоне” покинули базу. Однако в ночной темноте “Леоне” налетел на необозначенную на карте подводную скалу среди бесчисленных мелких островков в районе Массауа и получил тяжелые повреждения. Систершипы вынуждены были после снятия экипажа добить обреченный корабль артиллерией и вернуться в базу(см.ссылку №1). Итальянский лидер "Леоне" Неудача не заставила итальянских моряков упасть духом. Было принято решение направить все пять уцелевших эсминцев к Порт-Судану. Во второй половине дня 2 апреля, когда был получен британский ультиматум, “Пантере” под брейд-вымпелом капитана 1 ранга Гаспарини, “Тигре”, “Баттисти”, “Манин” и “Сауро” вышли в море. Кораблям предстояло миновать британские патрули у Массауа, а затем пройти 300 миль во вражеских водах, без помощи, без разведки, ничего не зная о противнике. Они должны были прибыть к цели на рассвете, чтобы проскочить сквозь рифы, окружавшие порт. После выполнения задачи кораблям предписывалось пересечь узкое море и затопиться у аравийского берега. Спустя всего два часа после выхода соединение было обнаружено британским самолетом, но это не заставило отказаться от атаки. Через несколько часов на “Чезаре Баттисти” начали сдавать машины, и он стал терять скорость. Чтобы не стать обузой для группы, командир направил корабль к аравийскому берегу. На следующий день около двух часов пополудни эсминец выбросился на берег у Шио-Айба, где был уничтожен экипажем(см.ссылку №2). Четыре оставшихся эсминца за ночь без происшествий подошли к Порт-Судану, но их появления уже ожидали. В 04:30 шесть “Суордфишей” из состава эскадрилий “Игла” вылетели на поиск, и в 05:11 командир авиагруппы коммандер Кейли-Пич обнаружил неприятельские корабли в 28 милях от порта. Вызвав тройку находившихся поблизости “авосек”, он возглавил атаку. Англичане использовали 250-фунтовые бомбы, сумев добиться только несколько близких разрывов. Хотя до цели оставалось не более 10 миль, а с мостиков кораблей в бинокли уже можно было видеть город, итальянцы повернули на обратный курс. Один из самолетов остался следить за ними, остальные улетели на дозаправку. В 08:13 лейтенант А. Литхэм повел семь “Суордфишей” во вторую атаку. Спустя две минуты мидшипмэн Сарджент добился попадания сразу шестью (!) бомбами в “Назарио Сауро”, и тот камнем пошел на дно менее чем за минуту. Остальные пилоты довольствовались близкими попаданиями, причинившими итальянцам много потерь в личном составе. Ответный зенитный огонь был слабым и неэффективным. Следующая волна из четырех “Суордфишей” во главе с лейтенантом Дж. Сэлджвиком настигла уходящего противника примерно в 10 часов утра в 100 милях от Порт-Судана. Основной удар пришелся по “Даниэле Манин”. Половина экипажа эсминца, включая командира, была убита или ранена в ходе предыдущей атаки, остальные продолжали отчаянно сражаться за жизнь корабля. В 10:10 суб-лейтенант Сатерс попал двумя бомбами прямо между трубами корабля, после чего тот остановился, был оставлен экипажем и вскоре затонул. Сэлджвик кружил над уходившими на восток уцелевшими кораблями до 11 часов, пока на его самолете на закончилось топливо, после чего вернулся на аэродром. “Пантере” и “Тигре” устремились к аравийским берегам. Утром 4 апреля итальянцы выбросили свои корабли на берег в 12 милях южнее Джидды. Днем их обнаружили и бомбили “Уэллсли” 223 й эскадрильи. Одна машина (видимо, из-за технических неполадок) вынуждена была приземлиться в районе боя. Второй “Уэллсли” сел рядом, чтобы забрать летчиков, но завяз в грунте. Тогда приземлился третий. На нем и улетели экипажи обоих “неудачников”, которые предварительно сожгли свои самолеты. Безжизненные корпуса итальянских эсминцев были окончательно разрушены артиллерией эскадренного миноносца “Кингстон” (лейтенант-коммандер П. Сомервилл). Итальянский лидер "Тигре" Так завершилась последняя попытка активных действий итальянского флота на Красном море. Потеря англичанами двух самолетов стала незначительной ценой за гибель пяти эскадренных миноносцев. Часть личного состава итальянских эсминцев была подобрана британским шлюпом “Фламинго”. Крупное наступление на Массауа британские силы начали 4 апреля. В этот день подразделения 7 й бригады атаковала с северного направления, но были легко отбиты. “Суордфиши” 813 й и 824 й эскадрилий с берегового аэродрома бомбили город, порт и корабли в гавани. В результате налета миноносец “Джованни Ачерби” получил тяжелые повреждения и был затоплен экипажем. 6-7 апреля англичане усилили натиск, атаковав одновременно с двух сторон при поддержке танков и артиллерии, но итальянская оборона снова устояла. С моря огонь по позициям и береговым батареям у Массауа открыли корабли, но очень скоро англичанам пришлось поплатиться за самоуверенность. Вскоре после полуночи один из уцелевших торпедных катеров - “MAS 213” (лейтенант Валенца) - покинул гавань, незаметно приблизился к британским кораблям и вышел в атаку. Заградительный огонь был открыт с опозданием и оказался неточным. Приблизившись на “пистолетную” дистанцию 300 метров к легкому крейсеру “Кейптаун”, в 02:30 катер выпустил две торпеды. Первая прошла перед самым носом, что, возможно, спасло старый корабль от гибели, но вторая угодила в правый борт в район носовой трубы. С большим трудом крейсер удалось удержать на плаву, а затем шлюп “Парраматта” отбуксировал в Порт-Судан, где “Кейптаун” простоял в ремонте до июля 1942 года. Торпедный катер “MAS 213” Утром 8 апреля началась финальная атака. При поддержке танков, британские пехотинцы прорвали итальянскую оборону в районе форта Виктора-Эммануила и устремились к Массауа. Госпитальное судно “Рамб IV” пыталось уйти из порта, но присутствие неподалеку британских эскадренных миноносцев заставило его вернуться. Видя безнадежность обстановки, итальянская военная администрация приступила к уничтожению всего, что могло попасть в руки врага, так что, захватив город, англичане практически не собрали трофеев. Около полудня прогремели взрывы на минном заградителе “Остия” и торпедных катерах. Затем было уничтожено 11 итальянских и 6 германских судов(см.ссылку №3) общим тоннажем 89 870 брт, в том числе лайнер “Коломбо” (11 760 брт). Стоявший в гавани миноносец “Орсини” вел огонь до последнего момента и был затоплен только тогда, когда п ...

поручик Бруммель: ... ротивник занял центр города. Пять судов (общим тоннажем 38 125 брт) попытались укрыться у острова Данак, но были обнаружены индийскими шлюпами “Индус” и “Клайв”. Корабли открыли огонь, после чего пароходы были затоплены собственными командами. Поврежденный крейсер "Кейптаун" в Порт Судане В середине дня Бонетти сдал город генералу Хелту. Только сорок немецких моряков с затопленных транспортов игнорировали капитуляцию и продолжали сопротивление, но вскоре были прижаты к морю и сложили оружие. В общей сложности 550 офицеров и около 10 тысяч солдат было взято в плен. Городские кварталы практически не пострадали, но район порта представлял собой удручающую картину: торчащие из воды мачты и верхние надстройки затопленных судов заполняли всю акваторию. Портовые сооружения были сильно разрушены, а все запасы имущества и снаряжения - выброшены в море. Таким образом, победители долго не могли использовать порт для снабжения своих войск. Итак, Массауа - стратегический объект восточноафриканской кампании - был взят. Итальянские корабли и самолеты, базировавшиеся здесь, не представляли более угрозы для судоходства в Красном море. В руках противника оставался еще Ассаб, но никаких сил и средств для ведения боевых действий на море уже не оставалось. 11 апреля 1941 года президент Соединенных Штатов подписал декларацию, объявлявшую Красное море свободным для американского судоходства. взятие англичанами Массауа “Мы объявили, что Красное море более не является зоной боевых действий, - писал Рузвельт в телеграмме, отправленной в тот день Черчиллю. – Мы предложили направлять всевозможные товары на невооруженных судах под американским флагом в Египет или в какой-либо порт другой невоюющей страны через Красное море или Персидский залив”. Американские суда получили возможность следовать прямо в Суэц, что существенно облегчило материально-техническое снабжение британских войск в Египте. Окончание операций у северо-восточного побережья Африки высвободило задействованные в них корабли и, частично, авиацию для действий на других театрах. Вступление в Абиссинию по существу превратилось в операцию по зачистке территории. В середине апреля 4 я Индийская дивизия и большинство самолетов были отправлены в Ливию, где очень активно проявилось присутствие германских войск генерала Роммеля. После ряда завершающих сражений практически вся Эфиопия была освобождена. 6 апреля император вернулся в свою столицу, а 20 мая главные силы итальянских войск во главе с герцогом Аостой капитулировали. Только небольшой гарнизон крепости Гондар самоотверженно держался до середины ноября 1941 года. Британский флот провел финальную акцию в этих водах 10-11 июня 1941 г. Целью операции под кодовым названием “Хронометр” была высадка в Ассабе – последнем итальянском порту на Красном море. Силы десанта состояли из двух батальонов индийских пехотинцев. Корабельная группа под командованием контр-адмирала Галифакса включала крейсер “Дайдо” (флагман), вспомогательный крейсер “Чакдина”, индийские шлюпы “Клайв” и “Индус”, а также транспорт с десантом. Высадка не встретила противодействия, так как в городе практически не имелось воинских формирований. Все находившиеся в Ассабе суда (их полный тоннаж составлял 23 765 брт) были затоплены еще 10 апреля, спустя два дня после падения Массауа. Заключение Основная фаза боевых действий в Восточной Африке длилась 12 месяцев: с июня 1940 по июнь 1941 года. За этот срок и та, и другая сторона достигали местных успехов, но окончательная победа осталась все же за силами стран Британского Содружества. Главный фактор, обусловивший поражение итальянской стороны, заключается в ее изолированности от метрополии, что вылилось в невозможность доставки подкреплений, припасов и средств материально-технического обеспечения. Попытки снабжения 200-тысячной группировки по воздуху были сорваны активными действиями британской авиации. Недостаток топлива и боеприпасов предопределил пассивность итальянской армии. В итоге англичане, уступая в силах почти на порядок, постепенно ликвидировали противника в Восточной Африке. Показателен круг задач, которые в ходе кампании каждой из воюющих сторон приходилось решать при помощи флота. В течение короткого промежутка времени в водах Красного моря и Индийского океана имели место операции подводных лодок и противолодочных сил, высадки морских десантов, налеты авианосных самолетов на прибрежные объекты и корабли в открытом море, набеговые операции и действия рейдеров на океанских коммуникациях. С начала кампании до апреля 1941 года через зону ответственности Ост-Индского командования было перевезено не менее 643 198 человек из портов и в порты, использовавшиеся для подкреплений и снабжения британских армий в Африке. Против британских конвоев на Красном море итальянцы использовали подводные лодки, надводные корабли и авиацию, но их действия оказались неэффективными. Зачастую группы эскадренных миноносцев вообще не могли найти конвой. Увлечение итальянцев ночными поисками, вообще говоря, не очень понятно, принимая во внимание отсутствие радара. Это скорее похоже на желание самим остаться необнаруженными. Ненамного лучше действовали подводные лодки и самолеты. За весь период кампании англичане потеряли всего три торговых судна общим тоннажем 17 503 брт и один боевой корабль. Незначительные потери на переходах Красным морем объясняются не только непосредственным эскортированием конвоев, но и непрерывными налетами британскими авиации на неприятельские порты, аэродромы и боевые корабли в базах. Тактика Королевских ВВС на театре заключалась в том, чтобы не давать противнику ни малейшей передышки. Если к этому фактору приплюсовать вопиющее состояние ремонтной базы в Массауа, то становится понятным невысокий уровень активности итальянских военно-морских сил. Действия британского флота по поддержке приморского фланга армии не ограничивались обстрелами неприятельских позиций на побережье. Высокой оценки заслуживает операция по эвакуации Берберы в августе 1940 года. Позже, когда англичане перешли в наступление в Сомали, главной задачей стала высадка десантов. Дважды, в ходе операций “Аппиренс” и “Хронометр”, служившие их объектами города захватывались исключительно силами десанта, без поддержки со стороны континента. Успешными были и операции Королевского флота по блокаде итальянского побережья. Тем самым удалось не только пресечь доставку противнику снабжения извне, но и не дать возможности его судам уйти из блокированных портов. Имелись ли у итальянского флота реальные шансы оказать более действенное влияние на ход боевых действий на море? На этот вопрос можно ответить двояко. С одной стороны, при лучшем взаимодействии надводных и подводных сил с авиацией, вполне можно было добиться более значительных успехов в противоконвойных операциях – в большинстве случаев они заканчивались впустую из-за плохой организации разведки. Нередко неприятельские конвои имели весьма слабое охранение и проходили необнаруженными, но в тот единственный раз, когда выход итальянских эсминцев завершился столкновением с противником, им (снова роковая случайность!) пришлось иметь дело с превосходящим по силам эскортом. С другой стороны, конец был совершенно очевиден. Запертые в мышеловке Красного моря, не приспособленные к тяжелым тропическим условиям и лишенные полноценного технического обслуживания, итальянские корабли рано или поздно должны были погибнуть. Альтернатива заключалась лишь в способе: либо в открытом бою с кораблями противника, либо под бомбами его авиации, либо же от рук собственных экипажей. Не к чести итальянцев приходится констатировать, что в основном они избрали третий путь, а урон, нанесенный ими противнику, оказался минимальным. Единственной операцией, проведенной сравнительно успешно, стало затопление своих боевых единиц, торговых судов и уничтожение запасов в Массауа. Финал боевых действий оказался закономерным. В очередной раз убедительную победу одержала сторона, имевшая преимущество на море. Тем не менее, окончательно ликвидировать итальянскую морскую группировку на этом театре удалось только посредством захвата ее базы с суши. Сергей Патянин (статья опубликована в журнале "Флотомастер" №2. 2000 год) Для оформления статьи использовались материалы автора Ссылка №1 Данный эпизод наглядно демонстрирует удручающее состояние гидрографической службы итальянского флота – за 50 лет присутствия в Эритрее район собственной главной базы можно было изучить. Ссылка №2 Менее вероятна другая версия гибели корабля. В первой половине дня 3 апреля пять “Бленхеймов” 14 й эскадрильи бомбили неподвижный эсминец (которым мог быть только “Баттисти”), вследствие чего он загорелся, взорвался и затонул. Ссылка №3 “Крефельд” (8045 брт), “Лихтенфельс” (7566 брт), “Олива” (7885 брт), “Фрауэнфельс” (7487 брт), “Гера” (5155 брт), “Либенфельс” (6318 брт). Три последних подняты и впоследствии вошли в состав британского торгового флота под названиями “Эмпайр Найгер”, “Эмпайр Индус”, “Эмпайр Найл”.



полная версия страницы