Форум » Военное кораблестроение » Это НЕ мое » Ответить

Это НЕ мое

wartspite: Подводные лодки проекта 613 – удача советского подводного кораблестроения С июня 1949 года почти все советские подводные лодки были «переименованы» в соответствии с новой системой классификации и стали относиться к трем подклассам: малому, среднему и большому. В конце 50-х годов появится четвёртый – крейсерский. Нет необходимости объяснять, в чём состояла разница между субмаринами указанных подклассов. Подводные лодки проекта 613 получили литерно-цифровые обозначения, начинавшиеся с буквы «С», что свидетельствовало об их среднем водоизмещении. В связи с переименованием здесь будет уместно сделать небольшое отвлечение от подлодок описываемого проекта и прокомментировать его несколько шире, тем более, что это прольёт свет на исчезновение из состава Советского ВМФ субмарин типов «К», «Л», «Д», «П», «Щ», а также на соотношение советских проекта 613 и германских ХХI серии. Указанная «канцелярская» операция коснулась не только советских, но и трофейных подводных лодок: германских, итальянских и даже румынской. И так, подводные лодки ХХI серии получили обозначения: Б-27 (U-3515), Б-28 (2529), Б -29 (U-3035), Б-30 (U-3041), то есть были отнесены к подклассу больших, а не к средним. Иногда, особенно в зарубежных изданиях, подводные лодки 613 проекта, получившие по системе НАТО обозначение Whiskey Class, именуются едва ли не копиями германских ХХI серии, но это ни в коей мере не соответствует действительности, ибо даже по размерам они различны. Литеру «С» среди германских U-Boot`oв получили «семерки-С»: U-1057 стала С-81, U-1058 превратилась в С-82, U-1064 – C-83, a U-1305 – C-84. Подводная лодка серии IXC U-1231 получила обозначение Б-26. Имеются сведения, что U-2353 XXIII cерии получила литерно-цифровое обозначение М-31, но этот факт не подтверждается источниками информации, которые можно отнести к разряду официальных. Итальянские подводные лодки были вполне заслуженно отнесены к подклассу средних и стали Morea – C-41, a Nichelio – C-42, румынская, тоже средняя, стала С-39 (Requinul). По некоторым сведениям вторая румынская лодка Marsuinul получила обозначение С-40, но сейчас стало известно, что она погибла от взрыва изымаемой из торпедного аппарата торпеды в феврале 1945 года. Автор считает невозможным восстановление субмарины после внутреннего взрыва торпеды. Вступивший в состав эстонского флота в 1937 году подводный минзаг Lembit, получил обозначение С-85. После этого небольшого, но необходимого отвлечения от подлодки проекта 613, вернёмся к этой теме. Как появились и что собой представляли средние многоцелевые подводные лодки проекта 613, завоевавшие среди советских послевоенных подлодок первого поколения заслуженную славу, пользовавшиеся любовью своих экипажей и уважением моряков иностранных флотов. Эти удачные корабли были построены на советских верфях в количестве 215 единиц, а в КНР в 21-м экземпляре. По количеству построенных в мирное время субмарин они занимают первое место. В большем количестве были построены, но в период Второй мировой войны, только знаменитые германские «семерки» (674 единицы). Новую среднюю подводную лодку пытались сконструировать ещё во время войны ЦКБ-18 и КБ завода «Красное Сормово», о чём уже рассказано в Главе I. Условия, поставленные военными, фактически предопределили неуспех проектов. Ознакомление с иностранными подлодками убедило советских специалистов в необходимости радикального пересмотра требований к проекту субмарины среднего водоизмещения в сторону увеличения измерений, скорости хода, дальности плавания, совершенствования оборудования, приборов и вооружения. Собственно началом послевоенного кораблестроения явилось постановление правительства СССР (тогда ещё Совета Народных Комиссаров) от января 1946 года, определившее программу военного судостроения на период с 1946 по 1955 год. Программа среди прочего предусматривала строительство трех типов подводных лодок: больших – проекта 611, малых – проекта 612 и средних – проекта 613. Тогда же, в январе 1946 года, Главкомом ВМФ было утверждено задание на подлодки проектов 611 и 613. Главным конструктором субмарин проекта 613 был назначен инженер-капитан 1-го ранга Владимир Николаевич Перегудов. Уже в 1946 году задание корректируется в сторону увеличения водоизмещения, и выдаётся КБ в августе того же года. В декабре 1946 года главным конструктором вместо В.Н.Перегудова, назначенного главным по проекту 614, становится Яков Евграфович Евграфов, который доводит проект до воплощения в металл. Техпроект был утверждён постановлением правительства СССР №3110-1258 от 15 августа 1948г. 6 ноября 1950 г. при выводе из дока головной подводной лодки николаевской постройки С-61 она опрокидывается из-за нелепой случайности, связанной с нарушением соответствующей инструкции по проведению таких операций. Накануне 33-й годовщины «Великого Октября» такой огрех прощен быть не мог, потребовалась «большая кровь», поэтому главным виновником ЧП был признан сам главный конструктор. Яков Евграфович был освобожден от должности и заменён Зосимой Александровичем Дерибиным, который практически осуществлял доводку «изделия» в серийном производстве. Основным назначением субмарин проекта 613 должно было стать ведение боевых действий на морских коммуникациях против боевых кораблей и транспортных судов противника торпедным вооружением при несении позиционной службы, а, кроме того, осуществление минных постановок из торпедных аппаратов на коммуникациях и в районах базирования, ведение разведки. В соответствии с откорректированным заданием средняя многоцелевая подводная лодка проекта 613 виделась следующей: водоизмещение порожнее (без переменных грузов) – 875 т, нормальное в надводном положении – 1050 т, в подводном – 1340т; главные измерения: длина – 76 м, ширина – 6,3 м, средняя осадка – 4,55 м; мощность силовой установки: 2 дизеля по 2000 л.с., 2 гребных электромотора по 1350 л.с.; скорость полного хода в надводном положении – 18 уз., в подводном – 13 уз.; дальность плавания в надводном положении со скоростью 10 уз. – 8580 миль, в подводном при скорости в 2 уз. – 335 миль; предельная глубина погружения предусматривалась в 200 м; вооружение торпедно-минно-артиллерийское: 4 носовых и 2 кормовых 533-мм торпедных аппаратов (первоначально 10, позднее 12 торпед), минное вооружение вместо торпед (до 22 мин), по одной спаренной 57 и 25 мм универсальной артиллерийской установке; автономность 30 суток; экипаж – 52 человека. По свидетельству журнала «Судостроение» (см. №5-6 за 1994г., стр. 62): «При разработке проекта новой ПЛ особое внимание уделялось обеспечению ходкости и маневренных качеств, улучшению средств связи и наблюдения, усилению вооружения. При этом по некоторым параметрам удалось даже превысить значения, заданные в ТТЗ (на 1 уз удалось увеличить скорость полного подводного хода и на 2 торпеды - боезапас). Тогда же был принят целый ряд важнейших технических решений, определивших существенное отличие подводных лодок проекта 613 от предыдущих. Многие из этих решений в дальнейшем нашли широкое применение и на последующих дизельных ПЛ». Что же было применено советскими конструкторами и кораблестроителями из опыта германского подводного кораблестроения? Прежде всего, принимая во внимание грозящую постройку более тысячи подлодок «антиамфибийной программы», была принята за основу поточно-секционная сборка корпусов с изготовлением секций раздельно и обеспечением их взаимозаменяемости, широкое применение автоматической сварки с использованием методов неразрушающего контроля сварных швов (рентгенография), унификация узлов и агрегатов, агрегатная сборка машин и механизмов, исключавшая работы по ручной, ножной и ломовой подгонке. Даже корпусные конструкции должны были стать взаимозаменяемыми. Другим перенятым новшеством стало применение, с целью улучшения условий размещения аккумуляторной батареи, формы прочного корпуса в виде цифры «8», сформированной из двух сопряженных цилиндров, при чём диаметр верхнего был, в противоположность лодкам ХХI серии, слегка меньше. Однако если у германских лодок такую конструкцию прочный корпус имел почти на всем протяжении (исключение составляли носовая и кормовая секции), что объяснялось историей создания на основе «перикисно-водородной» подлодки XVIII серии с её ёмкостями для «аурола». Для советских лодок такая конструкция была излишней, поэтому прочный корпус должен был стать «восьмёрочным» только у 2 и 4 отсеков. Такое проектное решение привело к усложнению конструкции в местах сопряжения «восьмёрочного» и обычного цилиндрического прочных корпусов. Впервые было применено практически скопированное с германских трофеев устройство, обеспечивающее работу дизелей по водой («шнорхель», по германской терминологии, превратился в РДП – «работа дизеля под водой»). С этим устройством вообще история была запутана советскими «историками». Получалось, что родина РДП, как и слона, Российская Империя. Только в постсоветское время стало известно, что американцами воздухопитающая труба для ДВС была применена уже в 1897 году, а итальянцы и голландцы применяли устройство для работы дизелей под водой ещё в двадцатые годы прошлого века. Немцам в 1940 году достались три подлодки, оборудованные устройством РДП, но до 1943 года они в таком устройстве практически не нуждались. Очень понравилась конструкторам ЦКБ-18 гидравлическая система немки, которая ко всему очень оригинально обеспечивала заваливание носовых горизонтальных рулей поворотом назад с полной их уборкой в прорези легкого корпуса. Эта схема позднее станет стандартной и будет тиражироваться в различных интерпретациях даже на атомных подлодках. Если с носового ракурса посмотреть на лодку проекта 613 и U-Boot XXI серии, то вполне можно прийти к выводу о разных модификациях одного базового проекта. Это результат заимствования именно этого технического решения и не более того. Определённое влияние германские подводные лодки оказали и на изменение номенклатуры артиллерийского вооружения советских подлодок первого послевоенного поколения. В своё время, подняв потопленную U-250, советские специалисты убедились в отсутствии обычного орудия и наличии богатого арсенала зенитных «эрликонов». Эта подлодка относилась к так называемым «противосамолётным» кораблям (U-Flak модификации 1944/45), располагая 2-20-мм спаренными зенитными установками LM43U и одним 37-мм зенитным орудием в установке LM42U. Нет сомнений в том, что даже большая подводная лодка являлась слабой орудийной платформой, немцы первыми пришли к выводу о необходимости замены обычных орудий зенитными автоматами, превратив U-Boot`ы в корабли ПВО. Именно зенитные автоматы в обтекаемых башенных установках были сохранены на больших подлодках ХХI серии. Именно идее возможности противостоять атаке самолёта 613-е были обязаны появлением на них усиленного зенитного потенциала. На средней подводной лодке было решено разместить по одной спаренной зенитной установке калибром 57 мм (СМ-24-ЗИФ) и 25 мм (2М-8), которые были приняты на вооружение в 1945 году. Хотя у германских подводных лодок ХХI серии отсутствовали кормовые торпедные аппараты, а у советских они должны были появиться, кормовая оконечность 613-х оказалась почти полной копией «немки». Появились стабилизаторы, ранее никогда не применявшиеся на советских подлодках. В дальнейшем горизонтальные стабилизаторы перед винторулевой группой станут обязательными на дизельных и атомных подлодках последующих проектов. Были взяты на заметку советскими специалистами с трофейных кораблей: система воздушной беспузырной торпедной стрельбы (аналогичная применённой на U-1231 IXC серии); химическая станция очистки воздуха; бескингстонная система цистерн главного балласта (кроме цистерн средней группы), с целью ускорения процесса погружения; общесудовая система гидравлического управления (не только процессом уборки носовых горизонтальных рулей). Конечно же, были и другие заимствования, весь военно-морской мир заимствовал в той или иной мере германские технические достижения, кто в большей, кто в меньшей степени. Советские специалисты не были и не могли быть исключением, хотя их заинтересованность в новейших достижениях подводного кораблестроения была большей, чем, например, у американцев, но изучали и заимствовали опыт все. В итоге подводная лодка проекта 613 получила, если так можно выразиться, неполную двухкорпусную конструкцию, когда на участке второго и четвёртого отсеков, где прочный корпус был «восьмёрочной» конструкции, легкий корпус охватывал его не полностью (менее чем на две трети), снизу прочный корпус легким не прикрывался. Остальные отсеки прочного корпуса прикрывались лёгким полностью. Поделён цельносварной прочный корпус длиной 58 и диаметром 4,4м, как и у лодок ХХI серии, оказался на семь отсеков, но это всего лишь закономерное совпадение, а не копирование. Три отсека: первый, третий (ЦП) и седьмой являлись отсеками-убежищами со сферическими поперечными переборками. В основу разработки проекта 613 были положены отечественные требования по безопасности, когда при затоплении любого (даже самого большого) отсека обеспечивалась возможность к всплытию и надводная непотопляемость, этим советские «613-е» выгодно отличались от германских U-Boot`ов ХХI серии. Первый отсек был торпедным, сюда выходили казённые части четырех 533-мм торпедных аппаратов нового типа, из которых парами можно было выставлять мины «АМД». На стеллажах в торпедном отсеке хранилось до шести запасных торпед. Вместо них на стеллажи можно было принимать и мины (две вместо одной торпеды). Стрельбу из торпедных аппаратов можно было производить до глубины 30 м. Первоначально предполагалось использовать торпеды военного периода: парогазовые - 53-38, 53-38У, 53-39 и электрическая - ЭТ-80. Позднее их заменили более совершенными (в том числе самонаводящимися) торпедами послевоенных образцов 53-51, 53-56, 53-57, 53-61, САЭТ-50,СЭТ-56. В отсеке имелся торпедопогрузочный люк, который мог использоваться как выходной и применялся для приёма грузов, продуктов и т.п. В первом отсеке был размещен пост аварийного управления носовыми горизонтальными рулями. В трюме первого отсека размещались различного рода цистерны (питьевой воды на 8 тонн, заместительная, дифферентовочная). Вне прочного корпуса в носу размещались в своих шахтах излучатель гидролокатора «Тамир-5Л» (5ЛС) и антенное устройство ГАС «Марс 24КИГ» (позднее «Феникс»). Из первого отсека выпускался носовой аварийный буй.

Ответов - 7

wartspite: Второй отсек был жилым, здесь были расположены каюты офицеров, их кают-компания и бытовое оборудование. Интересно, что в комплект бытового оборудования входил обычный бытовой холодильник «ЗИС», которого в то время в «свободной» продаже по вполне понятной причине не было. Здесь также была расположена радиорубка с КВ и УКВ радиостанциями и станцией радиотрансляционной сети корабля. Отсек был «восьмёрочной» конструкции, поэтому нижнюю палубу занимала первая группа аккумуляторной батареи, состоявшей из 112 элементов 46СУ. Третий отсек по первой палубе занимал центральный пост с командирским и зенитным перископами. Над ЦП была предусмотрена прочная рубка, в которую поднималась окулярная часть командирского перископа, который должен был применяться в атаке, но позднее практически не применялся для этой цели, т.к. оказалось, что для этой цели удобнее использовать зенитный перископ. Видимо по этой причине позднее стали даже на атомных подлодках применять только один перископ. В третьем отсеке была расположена выгородка гидроакустиков, пост радиолокаторщика, штурманская рубка и автомат торпедной стрельбы «Трюм», пульт управления системой вертикального и горизонтальных рулей. В трюме третьего отсека находились: провизионная кладовая, откачивающая помпа ТП-12 и циркуляционный насос системы дифферентовки подводной лодки. Четвертый отсек, как и второй, был жилым, здесь размещались кубрики старшинского состава. Дизель-электрические подводные лодки первого послевоенного поколения не отличались комфортом, спальные места для рядовых матросов размещались в разных отсеках при боевых постах, однако для старшинского состава кубрики на 6-8 человек располагались именно здесь. Также в четвертом отсеке были расположены: камбуз, кают-компания старшин – она же столовая команды. Этот отсек «восьмёрочной» конструкции был вторым аккумуляторным, имея в трюме вторую группу аккумуляторной батареи из 112 элементов. В кормовой части отсека на первой палубе располагался электрокомпрессор производительностью 12 л/сек при давлении 200 атм. Пятый отсек был местом расположения двух шестицилиндровых двухтактных нереверсивных бескомпрессорных дизелей «37Д» производства Коломенского завода, имевших мощность по 2000 л.с. Запас топлива для дизелей с учетом заполнения межкорпусного пространства мог достигать 115 т. В своё время автора немало удивило применение на подводной лодке двухтактных дизелей, однако оказалось, что «двухтактники» при одинаковом весе мощнее «четырехтактников». В отличии от дизель-моторов четырехтактного цикла они имеют систему продувки, которая очищает цилиндры от отработанных газов принудительно. Газоотводы дизелей имели выхлоп в воду в корму с целью использования отсасывающего эффекта потока воды, что улучшало гидродинамические характеристики корабля в надводном положении. Выхлопные газы через клапан по специальной системе РДП могли быть направлены не в воду, а в атмосферу. Здесь же на линии валов от дизелей были смонтированы шинопневматические муфты, которыми производилось разобщение связи между дизелями и электромоторами. В пятом отсеке также были расположены два дизелькомпрессора ДК-2, обеспечивавшие корабль сжатым воздухом при следовании в надводном положении. Шестой отсек занимали два главных гребных электромотора ПГ-101 по 1350 л.с. каждый и два двигателя экономического хода ПГ-103 по 50 л.с., которые связывались с гребными валами эластичными практически бесшумными передачами. Впервые такая конструкция была применена на подводных минных заградителях II серии (так называемая текстропная передача), поэтому к новшествам её отнести нельзя. В этом отсеке на валах в корму от электромоторов ПГ-101 также имелись шинопневаматические муфты, разъединявшие ГГЭД от гребных валов при необходимости обеспечения экономического хода на двигателях ПГ-103. В случае необходимости зарядки аккумуляторной батареи главные гребные электродвигатели по закону обратимости электрических машин подключались по схеме генераторов постоянного тока и приводились во вращение дизель-моторами при одновременном обеспечении хода в надводном положении или под РДП. Седьмой отсек – кормовой торпедный. Сюда выходили казённые части двух 533-мм торпедных аппаратов. Запасных торпед в отсеке не было, поэтому торпеды в аппараты загружались снаружи. В седьмом отсеке находился пост аварийного управления вертикальным и горизонтальными рулями, а также аварийный выход со шлюзовой камерой-тубусом. Из отсека можно было отдать кормовой спасательный буй. Требование увеличения глубины погружения без изменений в толщине прочного корпуса заставило металлургов разработать новые марки легированных сталей СХЛ-4 и МС-1 с пределом текучести не ниже 40 кг/мм кв. Эти марки обеспечили свариваемость элементов и секций прочного корпуса довольно сложной конструкции. В процессе изготовления корпусов первых лодок серии выявились обычные в таких случаях дефекты, вызванные нарушениями установленной технологии и металлургами и корабелами. Указанные нарушения привели к снижению прочностных характеристик сталей и, как результат, забраковке части корпусных конструкций. Однако немедленными мерами указанное положение было исправлено, и в дальнейшем случаев нарушения технологии изготовления прочных корпусов не выявлялось. Концевые сферические переборки на первых лодках изготавливались литыми, а затем штампованными, как и крышки прочных рубок. В комплект гидроакустического оборудования подводной лодки проекта 613 первоначально вошли гидролокатор «Тамир-5Л» (позднее «Тамир-5ЛС) и шумопеленгаторная станция «Марс-24КИГ» (позднее «Феникс»), которые являлись развитием станций довоенных проектов с применением нового опыта в связи с зарубежными приобретениями. Антенное устройство гидролокатора «Тамир-5Л» было расположено в нижней части носовой секции на уровне волнорезных щитов торпедных аппаратов. Антенное устройство шумопеленгаторной станции «Марс-24КИГ» находилось в специальном обтекателе, сдвинутом от носовой оконечности в корму и образующем уступ на нижней части корпуса. Носовая оконечность была сконструирована с учетом требований размещения в ней антенных устройств ГАС, прикрываемых звукопрозрачными листами специальной нержавеющей стали. Подводные лодки первоначально оснащались обзорными радиолокационными станциями «Флаг», станциями обнаружения радиолокационного облучения «Анкер» и ответчиком системы «свой-чужой» «Факел», оборудованием системы радиопеленгации РПН-47 или РПН-51/53. Навигационное оборудование составляли: эхолот НЭЛ-3, гирокомпас «Курс-3», лаг Л-3М, магнитный компас на верхнем мостике. У подволоков в отсеках-убежищах (1-й, 3-й и 7-й) были размещены аварийные запасы провизии и питьевой воды. Во всех отсеках имелись комплекты индивидуальных дыхательных аппаратов «ИДА» из расчёта на всех членов экипажа данного отсека по боевому расписанию плюс запас в 20% их численности и такое же количество водолазных костюмов и комплектов тёплого белья. Автор решил так подробно остановиться на устройстве и оборудовании подлодки проекта 613, дабы не отвлекать внимание читателей на эти, фактически нормативные, вопросы в дальнейшем, при рассказе о следующих типах подводных лодок Советского флота – нормы они и есть нормы. Для охлаждения отсеков использовались фреоновые холодильные камеры К-4. Подводные лодки проекта 613 были оснащены централизованной гидравлической системой управления рулями и некоторыми механизмами. Служившие на этих вполне удачных кораблях свидетельствовали о необходимости иметь на лодке запасную бочку с гидравлической жидкостью (веретённым маслом), которую систематически необходимо было доливать в систему и регулярно подтирать из-за систематических протечек. Злые «антисоветские» языки в этой связи утверждали, что, к примеру, гидросистема на старушке британской постройки С-85 (до 1949 года Lembit) прослужила всю лодочную жизнь с первоначально залитой гидравлической жидкостью, которую практически не приходилось доливать. Впрочем, вполне возможно это преувеличение злых антисоветских языков. Технический проект средней подводной лодки 613 был утвержден 15 августа 1948 г. Заложена головная подводная лодка С-80 была на заводе «Красное Сормово» в г. Горьком (ныне Нижний Новгород) 13 марта 1950г., спущена на воду 21 октября того же года, а флоту передана 2 декабря 1951г. (дата подписания приёмного акта). О динамике строительства этих подводных лодок дает представление нижеследующая таблица. ТАБЛИЦА ПРОПУЩЕНА По причине многочисленности, технологичности и высокой надежности эти подводные лодки, перестраиваемые и модернизируемые в соответствии с потребностями времени, применялись для разрешения самых различных задач. Так С-146 в 1957 году была оснащена единственным пусковым контейнером для ракеты 4К-34 комплекса П-5 и послужила испытательным стендом. Контейнер был размещен за ограждением выдвижных устройств (проект П613). После испытаний С-146 была возвращена в первоначальное состояние подводной лодки с минно-торпедным вооружением. Некоторые источники упоминают в качестве модернизированной в соответствии с проектом П613 подводную лодку С-145? Проект В613 был выполнен в том же 1957 году для проведения бросковых испытаний ракет Р-11ФМ из под воды. В соответствии с этим проектом была переоборудована подлодка С-229. Позднее та же С-229 была перестроена в соответствии с проектом 613Д4 для проведения бросковых испытаний, запускавшейся из под воды баллистической ракеты Р-21. Попробуем хотя бы перечислить те перестройки и модернизации, которые в своей истории пережили подводные лодки проекта 613: - С-62, С-73, С-144 и С-151 с 1961 года стали переоборудоваться в подводные лодки радиолокационного дозора в соответствии с проектом 640; - С-44, С-46, С-69, С-80, С-158, С-162 с 1959 года в соответствии с проектом 644 превращаются в носители пары ракет «евро-стратегического» назначения П-5, которые размещаются в контейнерах за ограждением выдвижных устройств; - С-61, С-64, С-142, С-152, С-155 и С-164 в период с 1958 по 1962 год капитально перестраиваются по проекту 665. Субмарины получают уже по четыре ракетных контейнера, смонтированных в непомерно «распухшем» ограждении выдвижных устройств; - С-43 была приспособлена для проведения испытаний всплывающего спасательного устройства (ВСУ) по проекту 613С; - С-65 использовалась для испытаний нового противолодочного ракетного противолодочного комплекса (РПК) «Вьюга», перестроенная в соответствии с проектом 613РВ; - С-63 стала подводной лодкой спасателем по проекту 666 с целью испытания возможностей по спасению экипажей затонувших субмарин «сухим» и «мокрым» способами; - С-384 в соответствии с проектом 613Ц была переоборудована для обеспечения возможности применения торпед с глубины до 70 м; - С-148 была переоборудована в «гражданскую» научно-исследовательскую «Северянку» (1958г.); - С-273 в соответствии с проектом «катран» применялась для испытаний двигателя с электрохимическим генератором (проект 613Э, акт приёмки подписан в 1989 году); - С-158 проекта 644 была модернизирована для испытаний крылатой ракеты П-7 (проект 644-7) в 1964 году; - С-162 аналогичного проекта в 1960 году применялась для испытаний крылатой ракеты П-5Д, модернизированная по проекту 644Д; - С-229 последовательно используется как испытательный плавстенд проектов В613, 613Д-4, 613Д-7, 613Д-5; - в соответствии с проектом 613В с целью увеличения автономности были модернизированы 35 (по другим сведениям – 27) подводных лодок: С-66, С-67, С-70, С-74, С-86, С-88, С-140, С-141, С-145, С-150, С-154, С-160, С-161, С-168, С-172, С-176, С-178, С-181, С-185, С-194, С-195, С-197, С-222, С-224, С-226, С-294, С-331. Дело в том, что тактический радиус действия лодок не превышал 2800 миль, т.е. патрулировать 613-е могли разве что в районе Шотландии (это при дальности хода в надводном положении и под РДП не более 8580 миль). Вот и потребовалось увеличить объём топливных цистерн, доведя дальность хода до 13000 миль, а автономность увеличить с 30 до 45 суток. - С-156 была переоборудована для испытания опытной системы воздуха высокого давления (400 атм.) в соответствии с проектом 613Е. - С-345 и С-378 были модернизированы в связи с установкой для испытаний ГАС «Яхта» (вместо станций МГ-15 и «Свет-М») в соответствии с проектом 613Х. - С-270 была переоборудована для ведения научно-исследовательских работ в Арктике на основании проекта 613Ш. Известно, что испытания крылатой ракеты П-70 «Аметист» производились с модернизированной по проекту 613А (613АД) подводной лодки, литерно-цифровое обозначение которой не установлено. Кроме того, по одной лодке были модернизированы в соответствии с проектами 613 «Август», 613Д-6, 613М, 613У. Известно, что на лодке, модернизированной в соответствии с проектом 613М, была установлена серебряно-цинковая аккумуляторная батарея почти в три раза большей ёмкости, чем применявшаяся на 613-х 46СУ. На лодке, модернизированной в соответствии с проектом 613У, было испытано оборудование для передачи топлива на ходу, а на лодке проекта 613 «Август» (С-383) испытывали противогидролокационное покрытие НППРК-1. В соответствии с проектом 613Л предполагалось оборудовать лодку для действий по полярными льдами, включая возможность протаивания льда специальным устройством. Благодаря этому устройству лодка могла производить подзарядку аккумуляторных батарей, находясь подо льдами. Проект реализован не был в силу фантастичности и высокой степени опасности. Советское руководство, возглавляемое «Великим Кормчим» и борцом за Мировую Республику Советов, после Великой Отечественной войны своего народа активно внедряло социализм кремлёвского образца везде, куда ступала нога советского солдата-освободителя. Только Финляндию и Австрию сия участь миновала из-за откровенного антикоммунистического настроя масс и неполной оккупации их территорий. Превращение стран Восточной Европы в так называемые «страны народной демократии» Запад вынужден был проглотить, хотя это закончилось речью Черчилля в Фултоне и «холодной войной». Однако, если Советский Союз продиктовал свои правила игры «братским» странам, то он и должен был оказывать им помощь. Если в отношении «братской» военной помощи союзникам со стороны США известно почти всё (исключения могут составлять лишь некоторые специальные операции), то степень секретности в аналогичном вопросе в Советском Союзе вызывает недоумение, сама по себе, являясь для иностранцев «секретом Полишинеля». Об оказании помощи порой объявлялось, но, что именно передавалось в порядке помощи или продавалось, всегда было большим секретом. Только позднее из иностранных справочников можно было узнать о предметах помощи или продажи. Лишь в последнее десятилетие ХХ века стали вскрываться действительные объёмы поставок советских вооружений в «братские» и «не очень братские» страны. Не является в этой связи исключением и подводный экспорт.

wartspite: Впервые о передаче боевых кораблей и даже технологии их постройки речь зашла при подготовке к подписанию Договора о дружбе и взаимопомощи между СССР и КНР в 1950г. Председатель Мао впервые заговорил о создании подводных сил в октябре того же года. Начало подводным силам ВМС НОАК было положено в Порт Артуре (ныне Люйшунь) 24 июня 1954г. передачей уже подготовленным китайским экипажам подлодок С-52 и С-53. На основании этого договора Народному Китаю среди прочего передавались комплекты документации на производство БРСД Р-12 и средних подводных лодок проекта 613 (в 1954г.). Тогда же китайцы получили ещё две малых субмарины ХV серии (М-276, М-277), шесть малых VI бис и ХII серий (вероятно М-44, М-45, М-46, М-47, М-48, М-49), а также четыре лодки типа «Щ» Vбис2 серии (вероятно С-121, С-122, С-123, С-124, литера «Щ» здесь уже была заменена на «С»). В июне 1955 года в КНР оказываются С-24 и С-25 IX бис серии, а также М-278 и М-279 XV серии. Первой базой китайского подводного флота становится порт Циндао. В 1954 году рабочие чертежи и рабочая документация на проект 613 была передана Китайской Народной Республике. На судостроительных заводах в Шанхае («Дзянань»), а несколько позднее в Ханькоу была начата подготовка к постройке подводных лодок, сюда направляются специалисты и оборудование из Советского Союза. Достаточно сказать, что к концу 50-х годов в КНР работало более 1200 военно-морских специалистов – советников, и действовали шесть крупных судоверфей. Проектная документация была переведена на китайский язык. Советские специалисты читали лекции на курсах по обучению китайских кораблестроителей. В программу обучения были включены: теория подводной лодки, особенности конструкции и технология постройки подлодок проекта 613, проведение испытаний подводных кораблей. Результатом совместной деятельности по превращению мудрого китайского Царя Обезьян в агрессивного Красного Тигра явилось начало уже в 1956 году строительства подводных лодок в КНР. Большинство источников информации утверждает, что первые пять лодок (по другим сведениям – первые три) были «цельносборными», остальные шестнадцать уже китайскими, но с применением узлов и механизмов, которые в Китае ещё не производили. Однако имеются сведения, что для первых лодок в Советском Союзе изготавливались механизмы, электрооборудование, приборы, вооружение и листовая сталь для корпусов. Сами корпуса (обшивка и шпангоуты) изготавливались в Китае. Только литые концевые перегородки поставлялись из СССР. В Китае подводные лодки проекта 613, в отличие от переданных позднее 633-х, китайского номера проекта не получили. В свою очередь китайские специалисты оказали помощь в деле становления подводного кораблестроения следующему «вождю и учителю» – северокорейскому диктатору Ким Ир Сену. Подводные лодки проекта 613 в КНДР поставил Советский Союз: две в 1960 и две в 1962 годах. Из официально не подтвержденных источников в Северную Корею были направлены С-75, С-90, С-325 и С-326. Официальные круги по поводу братской помощи корейскому вождю всегда хранили гробовое молчание, поэтому историкам флота приходилось пользоваться не подтвержденными сведениями. В литературе на эту тему имеются и другие сведения, в том числе о годах передачи 613-х КНДР. В начале шестидесятых вслед за шестью малыми субмаринами ХV серии (1954-55гг.) в Польскую Народную Республику уходят четыре подлодки проекта 613: С-265, С-278, С-279 и С-355, получившие названия Orzel, Sokol, Kondor и Bielik. В 1962 году двумя единицами (С-244 и С-245) пополняется флот Народной Республики Болгарии. В период базирования с 1958 по 1961 год двенадцати советских подводных лодок на албанский порт Влера были обучены албанские экипажи. Тиране были оставлены С-241, С-242, С-358 и С-360, а с ними плавбаза подводных лодок «Немчинов». Окончание Второй мировой войны ознаменовалось подъемом национально-освободительного движения, зачастую, как и «социалистические революции» в странах народной демократии, инспирировавшееся из вне. В 1947 году независимость получает «жемчужина» в короне Британской Империи – Индия, в 1949 году в Индонезии одерживают победу националистические силы, которые выбивают эту «жемчужину» из голландской колониальной короны. В 1952 году молодые офицеры в Египте смещают короля Фарука и объявляют о независимости своей страны от Великобритании. В 1954 году начинается восстание на юге Алжира, которое в 1959 году приводит к признанию права алжирцев на самоопределение. Этот список можно продолжать, в него попадают Ирак, Йемен, Сомали и другие страны. Вполне естественно, советское руководство не оставалось в стороне, а активно вмешивалось в события, придавая им социалистическую направленность даже там, где её и в помине не было. К началу 50-х годов СССР превращается в активнейшего экспортёра оружия. Не составляла исключения среди экспортируемой и военно-морская техника, в том числе подводные лодки. В 1957 и 1959 гг. Египту были переданы две субмарины ХV серии типа «М». Тогда же в ход пошли современные подводные лодки проекта 613; в период с 1957 года было передано в общей сложности 10 единиц, это были: С-175, С-180, С-182, С-184, С-193, С-226, С-227, С-228, С-280, С-380; три переданы 24 января 1957г., четыре – в июне того же года, а ещё одна – в январе 1962-го. По каким-то причинам две лодки в 1966 году были заменены, возможно, на замену пошли С-182 и С-280. В Советском Союзе позднее ходили слухи, что военно-морская техника была передана Египту за хлопок высококачественных розового и жёлтого сортов. «Знающие языки» говорили, что именно эти сорта хлопка американцы использовали для получения твердого смесевого топлива для баллистических ракет Polaris и Minuteman. В Советском Союзе такие работы велись тоже, а вот высококачественных сортов хлопка не выращивалось (даже в Узбекистане). В тот же период три 613-х передаются Сирии: С-167, С-171 и С-183 В конце пятидесятых годов особым вниманием советского премьера Никиты Сергеевича Хрущёва пользовалась Индонезия и её лидер - Сукарно; часто по радио звучала одноимённая песня, большие надежды возлагались на возможность социалистического пути развития этой густонаселенной, многонациональной страны. В августе 1959 года в порт Сурабая приходят две первые подлодки проекта 613 (С-79 и С-91), Советский Союз не пожалел новейший крейсер проекта 68 бис «Орджоникидзе», получивший в составе индонезийских ВМС название «Ириан». В марте 1962 года в Сурабаю приходят сразу десять подводных лодок: С-218, С-219, С-223, С-225, С-235, С-236, С-239, С-290, С-292, С-391. Некоторое время, до полного овладения техникой индонезийскими экипажами, эксплуатацию обеспечивали советские. Подводные лодки получили следующие бортовые номера и названия: 401 «Тжакра», 402 «Трисула», 403 «Нагабанда», 404 «Нагарангсанг», 405 «Хедраджала», 406 «Алугоро», 407 «Нангала», 408 «Тжандраса», 409 «Виджажадану», 410 «Тжундмани», 412 «Брамастра». В советских справочниках по иностранным (только по иностранным) флотам 60-х и 70-х годов они именовались как «тип Тжакра», без упоминания на советское происхождение, впрочем, как и в отношении оказавшийся совершенно ненужным Индонезии, крейсера-рейдера «Ириан». Интересно, что передавались подводные лодки индонезийцам от имени Полькой Народной Республики и обучение офицеры проходили там же…! Перед отправкой новым хозяевам субмарины получили обратно 25-мм спаренные установки, т.к. индонезийцы сочли их наличие необходимым. Согласно зарубежным источникам Индонезии были переданы ещё две субмарины проекта 613, которые не получили бортовых номеров и названий, а предназначались в качестве источника запасных частей. Так это или не так, кто его знает. Однако по сведениям из тех же источников десять лодок были списаны уже в 1972-1974 гг. Лишь «Брамастра» и «Пасопати» эксплуатировались дольше; первая до 1981-го, а вторая, оснащенная новой аккумуляторной батареей британского производства, даже до 1990 года. После исключения из состава флота «Пасопати» стала экспонатом военно-морского музея. По воспоминания моряков, принимавших участие в передаче подводных лодок Индонезии, корабли были ухудшены по характеристикам, так, например, малошумные гребные винты нового профиля на всех лодках были заменены старыми, заменены были на старые средства радиоразведки и радиолокации, если до передачи уже были модернизированы. Подводные лодки проекта 613 были бесспорной удачей советского подводного кораблестроения, они значительно превосходили по характеристикам средние субмарины довоенных проектов и конструктивно не уступали зарубежным аналогам. Исключением из этого могло быть только электронное вооружение, которое традиционно для советского военно-промышленного комплекса того периода отставало по техническому уровню. Где только на просторах Мирового океана не встречались эти подводные корабли: Средиземное море, Западная и Центральная Атлантика, Тихий океан… И это при значительном ограничении по автономности. Максимальная автономность в 30(35) суток явно не обеспечивала океанской дальности действия, как уже упоминалось, покинув базу на Кольском полуострове, затратив 9 суток на ход до Лофотен (побережье Норвегии), а еще 9-10 суток до Шотландских островов, субмарина проекта 613 могла ограниченное время действовать только в районе Северной Британии. Такая автономность не позволяла этим лодкам быть серьёзной угрозой для судоходства даже в зоне весьма Северо-западной Атлантики. Действовать дальше они могли только с поддержкой судов обеспечения. Не в пример германским «двадцать первым», появиться, например, в Карибском море они не могли даже в случае запланированного захвата Норвегии и с последовавшим бы за этим перебазирование в Берген или Ставангер. Интересно, что именно в начале 50-х была сформирована так называемая «маневренная база» в сотню автомашин, которая по мысли авторов идеи должна была разворачиваться на побережье Балтики или Северного моря вслед за безудержно наступающими советскими войсками. Предполагалось, что советская танковая армада войдет в Европу агрессивного блока НАТО легче, чем германские войска на территорию СССР в 1941 году. Идея сама по себе гибельная, но ведь принятая за основу при Великом Кормчем №1. В процессе эксплуатации на Северном флоте выявилась необходимость снять 57мм автоматы, расположенные за ограждением выдвижных устройств. Океанские волны и льдины быстро приводили к искривлению стволов, которые были расположены слишком близко к водной поверхности и ничем не прикрыты. Вскоре было принято решение о демонтаже и 25мм установки спереди ограждения, что просто облегчило лодку, сделав её более пригодной для модернизации и размещения дополнительного оборудования; с лодки было снято 7,5 тонн нагрузки. Кроме всего, решение о снятии артиллерии, последовавшее в 1956 году, сделало корпус подводной лодки более гидродинамичным. В постсоветской Российской Федерации чувство национального достоинства было забыто за СКВ, экономическая наука свелась к «шоковой терапии» по Гайдару-младшему-младшему, которой даже обычная логика была вывернута на изнанку. Рыночные отношения автоматически не сработали ни в одной из отраслей народного хозяйства, экономического чуда не произошло. Однако «реформы» привели к фактически бесконтрольной распродаже военной техники, включая авианесущие крейсера и подводные лодки самыми инициативными адмиралами. Погруженными на специальные баржи подводные лодки проекта 613 потянулись на металлолом за рубеж. Однако некоторым из них повезло больше, они своим ходом отправились в загранкомандировки, проданные под музеи, ресторанчики «поплавок» и иные заведения. Так С-194 оказалась в г. Норрчёппинге (Швеция), С-359 – в г. Колдинге (Дания) … Кто подскажет автору другие адреса? Злые языки говорили, что шведы очень хотели приобрести С-363 «Шведский комсомолец», но об этой лодке рассказ будет далее.

wartspite: Как нетрудно догадаться, к этой главе из достаточно большой книги я не имею совершенно никакого отношения. Интересно мнение компетентных людей: оно хорошо или не очень? Оно заслуживает публикации или нет? Может, кто-то из издателей заинтересуется? Книга посвящена послевоенному советскому ВМФ. Российские времена не затрагиваются.

Эд: Будет ли справочник дизельных ПЛ СССР после 1945 г.?

wartspite: нАСКОЛЬКО Я ЗНАЮ, ЧЕЛОВЕК НАПИСАЛ две КНИГИ - по ДПЛ и АПЛ. Основа - НЕОФИЦИАЛЬНЫЕ данные. Например, рассказ Британова о том, как все было НА САМОМ ДЕЛЕ. Игорь живет тоже в нашем городе.

cyr: Насколько подробно расписана служба? Если это основное, то безусловно интересно. Неофициальность в этом случае даже плюс. Можно ли выложить оглавление?

Hai Chi: Выложенныйтекст - ИМХО, особой ценности не представляет, ибо представляет собой компиляцию ранее опубликованного. Данные по экспорту ПЛ вообще в ряде случаев путаные и ошибочные. Про переданные китайцам лодки вообще многое неверно. Ни лодки типа "Щ", ни "М" VI бис и ХII серий ВМС НОАК не передавались.



полная версия страницы