Форум » Корабельная библиотека » Japanese aviation » Ответить

Japanese aviation

wartspite: Osamu Tagaya, Osprey Combat Aircraft 022 – «Mitsubishi Type 1 Rikko-Betty Units of WW2» Бой у острова Реннел С 1943 года операции рикко в Юго-Восточной Азии все чаще сводились к ночным вылетам. На этом театре находились три кокутая: 705-й и 751-й, имевшие на вооружении торпедоносцы Тип 1, и 701-й, оснащенный торпедоносцами Тип 96. Почти весь январь они продолжали ночные налеты на позиции противника на Гуадалканале и Новой Гвинее. Однако 17 января 705-й кокутай провел дневную атаку бухты Милн, в которой участвовали 23 самолета (командир – капитан-лейтенант Михара). На земле были уничтожены два В-17, два Р-39, В-24 и австралийский «Хадсон». Но 29 января японцам представился удобный случай. Самолет-разведчик обнаружил большую группу вражеских кораблей возле острова Реннел, южнее Гуадалканала. Так как горькие уроки 8 августа и 12 ноября были свежи в памяти, штаб авиации в Рабауле пришел к выводу, что попытка дневной атаки хорошо защищенных американских кораблей приведет к большим потерям при минимальном результате. Однако, учитывая отличную подготовку ветеранов 701-го и 705-го кокутаев, у японцев оставался еще один козырь – торпедная атака в сумерках. Капитан-лейтенант Накамура возглавил группу из 16 торпедоносцев 705-го кокутая, собрав все экипажи, обученные ночным действиям. Еще 15 самолетов 701-го кокутая возглавил капитан-лейтенант Дзодзи Хигаи. Он, а также капитан-лейтенант Ген-ити Михара считались лучшими пилотами торпедоносной авиации. Первым на место боя прибыл 705-й кокутай. Пока на западном горизонте гасли последние лучи света, Накамура вел свою группу вокруг американской эскадры, чтобы атаковать с юга, с правой раковины. В этом случае американские корабли вырисовывались бы на фоне горизонта, а его торпедоносцы укрыла бы сгущающаяся темнота. В 19.19 торпедоносцы начали атаку, выходя на цели среди светящихся нитей трассирующих снарядов. В этом бою одно из прошли одно из первых испытаний дистанционные взрыватели. Рикко едва не поразили одной торпедой тяжелый крейсер «Луисвилл». Единственной потерей японцев стал самолет, который пилотировал унтер-офицер 1 класса Бундзабуро Имамура, который загорелся и рухнул за кормой крейсера «Чикаго». 705-й кокутай застиг ОС 18 контр-адмирала Роберта К. Гиффена врасплох и хорошо потрепал нервы американским морякам, хотя ничего не добился. Сумерки перешли в черную ночь, однако один из самолетов-разведчиков, следивших за американским соединением, сбросил красные и зеленые навигационные маяки, а также выпустил несколько осветительных ракет на парашютах. В 19.40 начали атаку самолеты 701-го кокутая. Они всадили 2 торпеды в правый борт «Чикаго». Торпеды также попали в «Луисвилл» и «Уичиту», но не взорвались. В ходе атаки японцы потеряли 2 самолета, однако один из них пилотировал капитан-лейтенант Хигаи. Это была невосполнимая потеря. На рассвете 30 января выяснилось, что американцы тащат «Чикаго» на буксире со скоростью всего 4 узла. Тем временем еще накануне 751-й кокутай перелетел из Кавиенга на Буку. Однако уровень подготовки этого соединения даже отдаленно не напоминал тот, который оно имело в начале войны. Его летчики просто не могли участвовать в ночной атаке. Опасаясь тяжелых потерь в дневное время, капитан-лейтенант Нисиока во второй половине дня вылетел с Буки во главе 11 торпедоносцев. В 16.10 он приказал своим самолетам атаковать, но торпедоносцы были перехвачены истребителями F4F из VF-10. 2 самолета были сбиты истребителями до того, как сбросили торпеды. Третий загорелся, но успел торпедировать эсминец «Ла Валетт» до того, как упал в море. Рикко сбросили торпеды, и еще 2 из них были сбиты, когда пролетали над крейсером. В 16.24 еще 4 торпеды попали в правый борт «Чикаго». 20 минут спустя крейсер затонул кормой вперед. 6 G4M попытались удрать, развив максимальную скорость, но «Уайлдкэты» сбили еще 2 самолета. Из 4 уцелевших торпедоносцев 3 вернулись на одном моторе. Один рикко сел в Мунде на Новой Джорджии, а 3 остальных, в том числе самолет Нисиоки, приземлились в Баллале на Шортленде. Бой у острова Реннел стал неприятным сюрпризом для американцев, которые оказались совершенно не готовы отражать ночные торпедные атаки. Для опытных экипажей рикко ночная торпедная атака была делом знакомым, но успехи первого периода войны привели к тому, что о них просто забыли за ненадобностью. В бою у острова Реннел рикко продемонстрировали, что не растеряли своего умения. Однако этот бой стал последним, в котором японская базовая авиация сумела добиться успеха, действия против кораблей. Слишком много ветеранов погибли, и заменить их оказалось некем. Подготовка прибывающих пополнений становилась все хуже, зато союзники становились все сильнее. Базовая авиация постепенно теряла последние шансу как-то повлиять на ход событий. Самым наглядным доказательством изменения обстановки и изменения доктрины стал характер подготовки 4-го кокутая, который вернулся в Японию осенью 1942 года. Теперь это соединение начало отрабатывать атаки отдельными самолетами в сумерках и ночью. Главной целью по-прежнему оставались вражеские корабли, однако ничто уже не напоминало о прежних массированных атаках 27 самолетов, выстроенных клином звеньев (V из V). А соединения, оставшиеся в Юго-Восточной Азии продолжали нести потери. Всего через 4 дня после гибели в бою капитан-лейтенанта Хигаи, погиб капитан-лейтенант Михара из 705-го кокутая. Причиной его гибели стал не вражеский огонь, а столкновение в воздухе. Михара столкнулся со своим ведомым во время вооруженного поиска. Японские самолеты попали в шторм, и в результате погибли не менее 6 машин и почти полностью 5 экипажей. В феврале и марте японцы продолжали ночные налеты, хотя несколько раз решились и на дневные вылеты. Начиная с декабря, 701-й кокутай постоянно нес потери и в результате 15 марта был расформирован. Один бунтай летного состава был передан в 705-й кокутай.

Ответов - 6

wartspite: Страно, что пост прошел. У меня на экране высветило срыв соединения. Чудны дела твои, Интернет. Ну да ладно. Это еще один небольшой отрывок, сделанный неизвестно когда и непонятно зачем. Обнаружен при раскопках завалов на винте. Кто бы подсказал, зачем я его сделал?! Но есть вопрос к знатокам японского. Как правильно транслитерировать на русский Hikotaicho? Собственно, если говорить точнее, как транслитерируется вся эита система званий/должностей: TAICHO - TAICHU - CHUSA ? Надысь (красивое словечко) мне объяснили (за что я благодарен), что подразделение CHUTAI наиболее точно читается именно как тютай, как, собственно, я и предполагал. Можно было было бы гадать и в отношении званий, но зачем дедуктировать, если можно просто знать, как сказал один уваэаемый завсегдатай форума.

Евгений Пинак: wartspite пишет: Как правильно транслитерировать на русский Hikotaicho? Хикотайтё. А вообще, вот тут написано: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B4%D0%B7%D0%B8 Там есть табличка слогов латиницей и ее транслитерация кирилицей.

wartspite: Спасибо за подсказку. Итак, вывод: английский попытки CHU и CHO с учетом их японского происхождения должны ОДНОЗНАЧНО транскрибироваться как ТЮ и ТЁ. Но не стоит особо обвинять изобретателей чутая просто потому, что мало кто пытается связать русскую и английскую транскрипцию восточных (не одного только японского) языков. О сколько нам открытий чудных готовит перевода дух....

wartspite: Глава 8 Приключения Грейса Хотя британский адмирал Грейс и мог испытывать определенные опасения относительно действий во вражеских водах, его он вполне мог попасть под мощные удары японской базовой авиации, все-таки повел свою небольшую эскадру, состоящую из австралийских и американских кораблей, к архипелагу Луизиады, мимо которого должно было пройти японское десантное соединение. Эскадра держала скорость 25 узлов. Однако скорость на генеральном курсе, ведущем навстречу противнику, была не столь велика, потому что соединение шло противолодочным зигзагом. Ведь в противном случае корабли превращались в великолепную мишень для вражеских подводных лодок, с какой бы скоростью они не шли прямым курсом. В качестве зигзага был выбран американский номер 3, что не создало никаких проблем англичанам, потому что он совпадал с британским номер 9. Все шло хорошо примерно до 14.00. Корабли следовали генеральным курсом 290º. С юго-востока дул ветер силой около 8 узлов, волнение было умеренным, и в целом погода была прекрасной, хотя на высоте около 6000 футов шли кучевые облака плотностью около 40 процентов. День был солнечным и внешне мирным, самое время для небольшой морской прогулки. В течение 2 или 3 часов за соединением следили 3 двухмоторных японских бомбардировщика, которые то прятались в облаках, то появлялись снова, причем никто не мог угадать, где именно они выскочат из облачного слоя. Японские летчики использовали свой стандартный метод действий, когда один самолет держался позади соединения, а два других – на траверзах. Они летели на малой высоте, предусмотрительно держась за пределами дальнобойности зениток. Когда японцы появились в первый раз, на кораблях соединения объявили боевую тревогу. Однако время шло, а ничего не происходило. Поэтому адмирал Грейс решил, что нет необходимости держать людей в напряжении, потому что впереди и без того предстояла изрядная нервотрепка, и приказал объявить готовность номер 2. Все котлы держали пар на марке, орудия были заряжены и готовы к стрельбе, радар продолжал обшаривать небо. В 14.27 наблюдатели на борту эсминца «Фаррагат» заметили 10 японских самолетов, очевидно преследующих американский авианосный самолет. Наблюдатели на борту «Чикаго» засекли дюжину вражеских самолетов, и крейсер открыл огонь. Другие корабли присоединились к нему, и вскоре в небе появилось множество белых клубочков. Вражеские самолеты летели на очень малой высоте, что позволило им подобраться так близко и избежать обнаружения радаром. Они начали маневрировать, и проскочили по левому борту, а потом впереди соединения, не пытаясь атаковать. Строй японцев рассыпался и они вышли за пределы дальности огня. Через 15 минут радар «Чикаго» засек еще одну группу самолетов на расстоянии 30 миль, которая приближалась по пеленгу 270º. Затем эта группа изменила курс и в течение 7 минут держалась по пеленгу 230º, потом переместилась на 275º. Еще через 2 минуты эти самолеты, по данным радара, находились на дистанции 18 миль. Прошли еще 6 минут, и наблюдатели на расстоянии 25000 ярдов увидели самолеты, крылья которых поблескивали на солнце. Когда самолеты начали выходить в атаку, снизившись до высоты 100 футов, адмирал Грейс лег на курс 290º. Это явно были торпедоносцы, которые шли прямо на «Аустралию», готовя ей смертоносные подарочки. Один за другим американские и австралийские корабли открывали огонь. Наблюдатели опознали противника, как средние бомбардировщики Мицубиси 97. Их сопровождали истребители, но так как истребителей союзников не было, японские просто держались вверху, следя за обстановкой. А торпедоносцы тремя группами по 4 самолета вышли в атаку. Эсминец «Фаррагат» обстрелял один из головных самолетов с дистанции 5000 ярдов и добился прямого попадания. Самолет рухнул в воду. На «Уоке» считали, что его артиллеристы также попали в этот самолет или летевший следом за ним, который вспыхнул и тоже упал в море. Адмирал Грейс внимательно следил за всем этим с мостика «Аустралии». «Самолеты начали заход с высоты 1000 футов. Они вошли в пологое пике, постепенно снижаясь до 100 футов, когда перестроились в разомкнутый строй. Попав в огневую завесу, они развернулись в шеренгу, но даже не попытались атаковать одновременно с обоих крамболов эскадры. «Аустралия» повернула влево, чтобы уклониться от торпед, что позволило 2 самолетам атаковать ее с правого крамбола. Все самолеты сбрасывали торпеды с дистанций от 1000 до 1500 ярдов. Большинство из них продолжало лететь прежним курсом, проскакивая над кораблями, обстреливая нас из пулеметов и пушек». Моряки следили, как самолеты сбрасывают свои «рыбки» за пределами строя и ждали, когда те окажутся внутри ордера. Адмирал Грейс насчитал 8 торпед: 3 нацеленные на «Аустралию», 4 – на «Чикаго», 1 – на «Хобарт». ПРОДОЛЖАТЬ?

Евгений Пинак: wartspite пишет: Но не стоит особо обвинять изобретателей чутая просто потому, что мало кто пытается связать русскую и английскую транскрипцию восточных (не одного только японского) языков. Дык с этой транскрипцией все так запутано. Например, практически беспрерывные споры японистов о том, что есть "SHI" - "Си" или "Ши". Впрочем, учитывая тот факт, что сами японцы широко используют как минимум две различающиеся системы романизации японского, это, ИМХО, не удивительно.

wartspite: Капитан 2 ранга Т.Э. Фрезер, командир «Уока», в своем рапорте дал хорошее описание происходившего. «Стрельба велась всем бортом, после того, как корабль повернул вправо, чтобы ввести в действие все орудия. Второй залп, похоже, попал в головной самолет, который тут же вспыхнул и разбился чуть впереди «Перкинса». Следующий самолет либо врезался в горящий, либо получил попадание, потому что тоже разбился. Стрельба продолжалась, пока линию огня не перекрыл «Перкинс». 20-мм автоматы № 2 и № 4 открыли огонь, как только самолеты подошли на дистанцию стрельбы. Когда они пролетали у нас по левому борту, на двух из них были замечены огонь и дым в момент броса торпед в «Аустралию». Один из них сбросил торпеду, находясь чуть впереди левой раковины «Перкинса», а второй – с правого крамбола «Аустралии». Этот второй резко повернул на «Аустралию» перед сбросом торпеды. Один самолет разбился на правой раковине крейсера, проскочив перед «Чикаго». Три самолета по левому борту «Аустралии» сбросили торпеды в «Чикаго», после чего один разбился на левой раковине «Аустралии». Моряки «Фаррагата» стреляли буквально из всего, что только имели, включая автоматы Томпсона и автоматические винтовки Браунинга. Самолеты пролетали так близко, что даже это мелкокалиберное оружие могло принести пользу. Атака торпедоносцев закончилась через 5 минут, но буквально тут же эскадра была атакована горизонтальными бомбардировщиками. По разным оценкам их число варьировалось от 19 до 26. Какое время моряки «Уока» думали, что «Аустралия» потоплена – рядом с крейсером упало такое множество бомб, что всплески полностью закрыли его от других кораблей. Но уклониться от горизонтальных бомбардировщиков было гораздо легче. Самолеты маневрировали стреляли, однако «Фаррагату» повезло. Два больших бомбардировщика атаковали эсминец, и его командир капитан 2 ранга Г. П. Хантер повернул лево на борт и увеличил скорость до полного, когда они сбросили бомбы. 5 штук упали в 200 ярдах от эсминца, как раз там, где находился «Фаррагат» перед этим маневром. Атака горизонтальных бомбардировщиков продолжалась около 10 минут, после чего их отогнали. Они не потопили и не нанесли серьезных повреждений ни одному кораблю. Артиллеристы оставались на боевых постах, так как еще примерно полтора часа в 3 милях за кормой эскадры появился двухпоплавковый гидросамолет, который сообщал о всех маневрах союзников. Он следил за эскадрой 1 час 15 минут, потом начались сумерки, и гидросамолет улетел на свою базу. Время от времени поступали донесения о других самолетах, однако новых атак не последовало. На кораблях начали исправлять повреждения, раненых отправили в лазареты и приготовились к погребению убитых. На «Чикаго» были ранены 7 человек, в том числе двое тяжело. Некоторое время спустя они скончались. На «Фаррагате» лишь один человек был оцарапан японской пулей, но этой царапины над глазом хватило, чтобы принести ему «Пурпурное сердце». Да, этому моряку изрядно повезло. Так завершился бой, точнее, завершился бой с противником. Но почти сразу после этого появилась группа В-17, летевших на большой высоте. Американские самолеты отбомбились по «Фаррагату» с высоты 33000 футов. Моряки в бинокли ясно видели американские опознавательные знаки, но позднее и генерал МакАртур и его командующий авиацией отрицали сам факт бомбежки. Случившееся никого особо не удивило – армейские летчики совсем не ожидали встретить в этих водах американские корабли. В течение нескольких месяцев они видели здесь только японцев. Требовалось время, чтобы они научились отличать своих от чужих, а тем временем экипаж «Фаррагата» поминал собственных летчиков красочно, но совершенно непечатно. К полуночи адмирал Грейс вышел к Новой Гвинее и пошел вдоль берега, однако пришло сообщение, что он попусту тратит время. Десантное соединение, направляшееся в Порт-Морсби, повернуло назад и ушло. Поэтому Грейс взял курс на Австралию. На следующий день на «Фаррагате» сломалась правая машина, и он отправился в Брисбен на ремонт. Так завершился бой, известный как Погоня Грейса (Grace’s Chase). Он имел не слишком серьезное значение с точки зрения стратегии, и в исторических описаниях ему отводят лишь пару абзацев. Однако в этом бою гибли и американцы, и японцы. 5 японских бомбардировщиков были сбиты, а на американских кораблях тоже погибли люди. Экипажи кораблей Грейса побывали в бою, они спасли свои корабли и уничтожили врага, а значит – честно исполнили свой долг. Японские летчики, которые были склонны к самообману, как все авиаторы в принципе, после боя вернулись назад и сообщили, что потопили один линкор и повредили два крейсера. В действительности они не потопили никого. No comments.



полная версия страницы